ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Это входит в человеческую природу, вот и все. Так было всегда. И так будет всегда, приятель.

«Он не услышал, — подумала она, — он просто не услышал». В этот момент она его и распознала по-настоящему — моральный недоумок. Есть убийцы, есть злые люди. А он в собственных глазах — просто нормальный человек, который старается взять от жизни лучшее, а другие… другие должны ему помогать.

«Тебя надо остановить, Грег Марсден, — подумала она. — Ты как разогнавшийся поезд, соскочивший с тормозов».

А Грег все еще не отступал от Денниса.

— Ну-ка, посмотри на свою тарелку. Ты что же думаешь, эта корова умерла от старости?

Деннис выглядел так, будто его вот-вот стошнит. Он оттолкнул тарелку. Грег улыбнулся.

— Ладно, — сказал он, — поговорим о чем-нибудь приятном.

Но тут его прервало появление Сары. Она вошла в комнату, опустив глаза, и, ни на кого не обращая внимания, прошла к своему месту за столом.

— Я же говорил, что она выйдет, как только захочет есть, — прошептал Деннис.

Тара посмотрела на дочь долгим изучающим взглядом. Сара тоже выросла и прибавила в весе. «Хорошо ест?» — грустно подумала Тара.

У ее дочери была тяжеловесная, нескладная фигура, она точь-в-точь напоминала мать в том же возрасте. Густые волосы падали вперед, закрывая лицо, на котором застыло неприятно-недовольное выражение. Прямо-таки портрет детского несчастья.

— Привет, — Тара была сама мягкость.

— Сара, это мисс Уэллс, — сказал Грег все в той же повелительной манере, в какой он разговаривал с Деннисом. — Она знаменитая манекенщица. Ты видела ее по телевидению. Поздоровайся.

— Я знаю, кто это, — холодно ответила Сара, а потом повернулась к Таре, — Брата и меня, — очень четко выговорила она, — отпустили из школы в честь вашего визита. Насколько я понимаю, нам предназначена роль чичероне?

Тара искоса взглянула на Грега. Тот с трудом сдержался.

— Мейти, я полагаю, Сара готова приступить к трапезе.

— Слушаю, сэр, — поспешил откликнуться Мейти. Тара предприняла отчаянную попытку хоть как-то сблизиться с дочерью.

— Ты очень симпатичная, — тихо сказала она.

— Ничего подобного! — Ответ прозвучал резко и отчетливо. — Я похожа на свою мать.

С Грега было довольно.

— Мисс Уэллс, — начал он угрожающе, — наша гостья, и к тому же тебе следовало бы знать, что я не люблю разговоры о твоей матери. И если ты собираешься вести себя как невоспитанная девчонка — убирайся отсюда!

Сара вскочила на ноги. Голос ее дрожал, но смотрела она вызывающе.

— Не указывайте мне, пожалуйста! Это не ваш дом! И вам меня не запугать! — Она повернулась и выбежала из комнаты.

«Отлично, Сэсси», — подумала Тара. Ее распирало от гордости за свою дочь. Хороший урок ему. Она чувствовала, как внутри нее поднимается запретная детская радость и знала, что Деннис переживает то же самое. Грег угрюмо молчал.

— Поедем кататься на яхте, — коротко объявил он.

— Звучит заманчиво.

— Точно, — добавил Деннис.

Грег нахмурился. На сегодня с него достаточно детей.

— Только мы двое. Я и Тара, — сказал он непререкаемым тоном.

Деннис понурился.

— Но Грег, — Тара старалась говорить совершенно невинным тоном, — а я-то думала, что вы настоящий семьянин. И к тому же, как можно лишать меня компании Денниса? Я настаиваю, чтобы он был с нами. Иначе я пойду отдохну, а вы, ребята, покатайтесь вдвоем.

Она смотрела на Грега во все глаза. Но краешком глаза видела просиявшее лицо Денниса. Он беззвучно шептал:

— Отлично, Тара.

Деннис был рад найти в ней союзника. Но в его детском уме не укладывалось, как это он мог найти поддержку со столь неожиданной стороны. И во время морской прогулки решил прояснить этот вопрос.

— Тара, почему вам нравится Грег?

«Хороший вопрос», — подумала она, но от ответа ушла.

— Мне многие нравятся. Ты, например, — и как бы невзначай она протянула руку и растрепала ему волосы.

— Эй, вы там, — раздался голос Грега, сидевшего за рулем, — вы собираетесь плавать или нет?

Улыбнувшись, Тара спустилась в каюту переодеться. Она рассмеялась, вспомнив, как была здесь в последний раз — во время медового месяца с Грегом. Или, вернее, поправила она себя, во время медового месяца Стефани. Чувство отдаленности от этой бедняги наполняло ее неожиданной силой. «Я справлюсь, — думала она. — Я уже справляюсь». Она живо переоделась и вернулась на палубу. Солнечные блики играли в водах залива. Позади стоял, погруженный в полуденную дрему, особняк, а впереди расстилался Тихий океан.

— Ну что ж, я готова, — сказала она. — А как остальные?

— Раз-два-три, на меня ты посмотри, — крикнул Деннис и прыгнул в воду. На Таре был пестрый купальник, и Грег пожирал ее опытным взглядом знатока. «Да, хороша, — думал он, — какое потрясное тело».

Она бесстрашно ответила на его взгляд, как женщина, которая хорошо знает, что отвечает высшим мужским требованиям.

— Ну что же, пошли. — Говорила она небрежно, но его искушенное ухо не могло не уловить оттенка сексуального вызова в самой интонации. Он стянул майку и бросил ее на палубу. Затем с рассчитанной медлительностью начал расстегивать узкие джинсы, с трудом открывая молнию — член неудержимо поднимался. К его удивлению, Тара не покраснела, не отвернулась, как это обычно делают женщины, но, наоборот, вовсю смотрела на него, впитывая каждую подробность. Ему еще не приходилось встречаться с женщинами, которые вот так же смотрели бы на него в такой момент. Он едва сдерживал возбуждение, кровь бросилась ему в голову, член стал как древко, когда он наконец справился с джинсами и предстал перед ней в черных плавках.

Тара пристально смотрела на Грега, отмечая широкие плечи, рельефные мышцы на груди и руках, узкие бедра, плоский живот и увеличивающий под плавками бугорок. Она не испытывала никакого смущения, ибо чувств вообще не было — только холодность, только мертвенная стылость, спрятавшаяся где-то глубоко внутри. Но в тоже время она переживала дразнящее чувство своей женской власти над ним — она видела, как при одном виде ее вскипает у него кровь, и тело ее, неподвластное разуму и сердцу, откликалось на зов его тела. Внутри нее загорелся огонек, соски отвердели, а между ногами стало тепло и влажно. Чего он не мог сделать для Стефани, когда она его любила, он сделал для Тары, когда она его ненавидит. «Какая ирония судьбы», — подумала она.

Она знала, что секунда-другая, и он кинется к ней с высокомерием мужчины, который привык использовать женщин для удовлетворения собственных сексуальных желаний, и вовсе не думая о партнершах.

— Если вы ждете меня, то не надо, — нахально сказала она и с быстротой молнии прыгнула в воду. Холодная вода обожгла ее разгоряченное тело, но оказала благотворный эффект. Она вынырнула, вскрикнув от восторга, радуясь тому, как легко и свободно владеет телом.

— Деннис, давай наперегонки, — крикнула она мальчику, который плескался около яхты, и они поплыли быстрым кролем, весело смеясь.

Оставшись на палубе один, Грег столкнулся со старой как мир проблемой: что делать с эрекцией, особенно такой, как у него сейчас, если враг бежал. Вне себя от ярости, он нырнул, чтобы справиться с ней одним ударом, вместо того чтобы ждать, пока она будет медленно и неохотно спадать. Он снова испытал незнакомое и неприятное чувство, что его дурачат, с ним играют — и переигрывают, С трудом освобождаясь от этого чувства, он принялся догонять Денниса и Тару. Он знал, что она его хочет. Он видел, как потемнели и расширились ее глаза, он почти ощущал исходящий от нее чувственный жар, когда он раздевался у нее перед глазами. Тут ошибки быть не могло. И все же что-то удержало ее. Ладно, теперь уж недолго. Он хотел ее, и он желание свое удовлетворит, а когда это произойдет, он заставит ее заплатить за каждую секунду этой унизительной игры. Он плыл великолепным кролем, и при его приближении Тара, прочитав мысли Грега, едва не закричала от восторга. Попался! Он у нее на крючке и никуда не соскочит.

62
{"b":"18437","o":1}