ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава шестнадцатая

Порой, оказываясь в одиночестве, испытываешь неожиданную радость, когда кто-нибудь находит тебя, чтобы посмотреть, как ты там. На это Деннис и рассчитывал, пробираясь через тропинку сада к старой иве, где любила прятаться Сара. Возвратившись с морской прогулки и не обнаружив Сару в доме, он знал, что найдет ее именно в этом месте, где ветви деревьев опускаются до земли, а крохотная бухта образует естественное укрытие. Он раздвинул, как занавес, бледно-зеленую листву и скользнул в прохладную тень. Сара полулежала на камне, как русалка; Кайзер растянулся рядом с ней. Она не подала виду, что заметила Денниса, но он другого и не ожидал. Он спокойно уселся на камне рядом, удовлетворяясь тем, что он тут, с ней.

— Ведь она тебе нравится, верно, Сэсси? — начал он без всяких предисловий. — Ты притворяешься, будто это не так, но я-то знаю.

— Не понимаю, о ком ты?

— Она была так добра к тебе за обедом…

— А мне-то что! К тому же она и двух слов мне не сказала.

— Из того, что она его приятельница — настаивал Деннис, — еще не следует, что она такая же, как он.

— О, Деннис, — театрально вздохнула Сара, — ты еще слишком маленький, чтобы рассуждать о таких вещах.

Деннис благородно решил пропустить это замечание мимо ушей и попытался зайти с другой стороны.

— Слушай, Сэсси, — сказал он, нахмурившись, — она тебе никого не напоминает?

— Что ты имеешь в виду?

— Не знаю. Знаю только, что я уже встречался с ней. Помнишь, я рассказывал тебе, как однажды у нас в школе появилась какая-то женщина и снимала меня, когда я играл в футбол? Так вот, это она и была! Я спросил ее, когда мы плавали, но она говорит, что я перепутал. Но я точно знаю, что это была она.

— Право, Деннис! — Сара решила, что пришло время проучить брата. — Ты, видно, совсем спятил. С чего бы это Таре Уэллс тащиться в твою паршивую школу и фотографировать какой-то дурацкий футбол? Это же просто глупо!

— Но я уверен, что уже видел ее, — стоял на своем Деннис.

— Ну разумеется, видел, идиот. Ты видел на страницах любого журнала, который приносят в этот дом на протяжении уж бог знает какого времени. — Сара вздохнула в изнеможении.

— И все же, Сэсси, ты должна признать, что в ней есть что-то особенное.

— Ничуть не бывало, — живо откликнулась она. — Она такая же, как все его дамочки. Я же видела, как она глядит на него. Только и ждет, чтобы отправиться в постель.

Хрупкий романтический образ Тары, который сложился у Денниса, готов был рухнуть.

— Да нет же. Ты только и думаешь о сексе, потому что… как это называется… у тебя сейчас половое созревание.

— Ничего подобного, — взорвалась Сара. — Так или иначе, он не имеет права приводить ее в наш дом. Я ненавижу его! — Тут она разрыдалась. — И я ненавижу ее, — продолжала она сквозь слезы. — Я ненавижу их обоих, они оба такие мерзкие…

Деннис по-братски обнял Сару за плечи, успокаивая ее. Другой рукой он почесывал гладкую шерсть Кайзера.

Собака довольно урчала. Деннис сосредоточенно потрепал ее за уши:

— Но ты-то, малыш, не ненавидеть ее? — спросил он задумчиво. — Ты ведь сразу принял ее за свою?

Кайзер высунул свой розовый язык, лизнул Денниса, а затем мерно задышал, уморенный жарой. Но секрет он хранил глубоко в своей собачьей душе, и на вопрос Денниса ничего не ответил.

Наверху, в доме, взрослые отправились к себе по комнатам принять душ и отдохнуть после плавания. Грег пребывал в том же состоянии — сгорая от желания и злости, поровну от того и другого. Очередная попытка обнять ее на яхте встретила решительный отпор.

— Грег! Прошу вас, здесь же Деннис!

Грег был похож на школьника, который позволяет себе всякие вольности на последнем ряду в кинотеатре.

— Вы полагаете, ему не все равно? — Она опять играет с ним, подумал он.

— Мне не все равно!

И по глазам было видно, что она говорит всерьез. Отвергнутый, он должен был удовлетвориться беседой о том о сем, чтобы хоть как-то успокоиться.

— Похоже, вы слишком много внимания уделяете этому молодому человеку. Что случилось? Вы что, стали друзьями?

— Право, не знаю.

— Да, этих детей не поймешь — то радуются, то плачут, — задумчиво сказал он. — Наверное, не нужно было их привозить на уикэнд.

— Нужно, нужно! — решительно возразила Тара. — Я рада, что выпал случай познакомиться с ними, — неловко поправилась она. — Не могу не сочувствовать им. Последнее время им приходится нелегко.

— А, они еще совсем дети. Забудут. — Грег был настолько поглощен собственными неудачами, что не заметил особенного взгляда, который кинула на него Тара.

— Надеюсь. Право, надеюсь.

Пока Грег раздумывал о том, что все-таки происходит, Тара отправилась на поиски Сары. За обедом она едва успела ее рассмотреть, и теперь желание увидеть дочь стало совершенно непереносимым. Она нашла ее в хозяйской спальне, угадав, что она там, по доносившимся из-за двери звукам музыки. Тара постучалась и вошла. Сара мгновенно вскочила, выключила магнитофон и принялась собирать разбросанные по полу пластинки. Ее демонстративное молчание и показная деловитость убедили Тару в том, как много нужно, чтобы преодолеть глубоко задетое самолюбие и недоверчивость девочки. Она осторожно начала:

— Совсем необязательно было выключать магнитофон, — сказала она. — Я очень люблю Моцарта — он такой веселый, даже когда ему грустно.

— Что вам надо? — Сара не думала скрывать свою агрессивность.

— Посмотреть, как у тебя дела. Мне было так жаль, что ты не пошла с нами на яхте. — Она затронула одно из самых больных мест.

— И никто не должен был ходить! Это яхта моей мамы. Наши адвокаты говорят, что он не имеет права прикасаться…

«Бедняжка, — подумала Тара, — она пытается бороться с ним оружием взрослых». Вслух же она сказала:

— Он просто хотел доставить мне удовольствие. Сара посмотрела на нее с откровенным презрением.

— Вы имеете в виду, произвести впечатление? Но это же ужасно! Привести вас сюда, в дом моей матери, чтобы заняться любовью…

— Сара! — У Тары голова кругом пошла. Как же ей справиться с этой ситуацией?

Сара пропустила это восклицание мимо ушей, сохраняя полное хладнокровие.

— Он ведь ваш любовник, так?

— Ничего подобного!

Ответ прозвучал с такой ненавистью, какую Тара в себе даже не подозревала. Видно было, что Сара поражена, и Тара поспешила воспользоваться своим преимуществом.

— Грег мне не любовник, и в этом доме не произойдет ничего, что не понравилось бы твоей матери, это я тебе обещаю!

— Не понимаю. Что общего может иметь такая женщина, как вы, с Грегом Марсденом?

Тара взяла ее за руку и посмотрела прямо в глаза.

— Не суди по внешним признакам, — медленно произнесла она. — Вещи не всегда таковы, какими кажутся. — Она заметила, что Сара старается переварить услышанное, и вся ее душа перевернулась. — О, Сэсси, мне хотелось бы… я бы хотела стать твоим другом, если только ты не против.

— Да какое вам может быть дело до меня? — Лицо Сары потемнело от неприязни к самой себе. — Вы такая красивая. А я?.. — В ее грустных интонациях Тара уловила болезненный отзвук собственного девичества — словно заговорил гадкий утенок, каким она была. Она должна попытаться поделиться с любимой дочерью, которая считает, что перед ней чужая, своим открытием — что утенок, который сидит внутри каждого, — это лебедь, только ждущий момента, чтобы себя проявить. Для этого надо только лишь осмелиться счесть себя красивей. Все еще держа Сару за руки, она подвела ее к кровати, и они уселись рядом. Глубоко вздохнув, Тара начала:

— В твоем возрасте я была немыслимо застенчивой, робкой, и у меня были пластины на зубах. К тому же я была страшной толстушкой и по-настоящему переживала это. Красоты у меня тогда не было ни на грош. А главное, я была уверена, что никому не могу по-настоящему понравиться — никогда, если, конечно, не будет тайных мотивов.

63
{"b":"18437","o":1}