ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я должен извиниться. Обычно я так не поступаю. Но сейчас очень срочный случай.

Мальчик осторожно пересек лужайку и подошел к нему. Дэн боялся пошевелиться, чтобы собака не набросилась на него. Он взглянул на умные глаза, оскаленные зубы и все тело, готовое к броску, и решил подождать спокойно, пока подойдет мальчик.

— Что вам нужно? Что вы здесь делаете?

— Меня зовут Дэн Маршалл! Я ищу некоего Грега Марсдена.

— Его здесь нет. Вы его друг?

«Едва ли», — подумал Дэн мрачно.

— Нет, не друг, — сказал он резко и был вознагражден выражением облегчения на лице мальчика. — Я друг Тары Уэллс.

«А ты, судя по глазам, ее сын», — подумал он.

— Тара! — Невозможно было ошибиться в тоне, которым это было сказано. — Вы знаете ее?

— Она мой большой друг. Я надеялся, что кто-нибудь здесь сможет мне сказать, где она. Ты не знаешь?

Дэн был так взволнован, что непроизвольно потянулся к мальчику и тут же услышал рычание собаки. Мальчик улыбнулся.

— Все в порядке, дружище. Успокойся. — Собака сразу успокоилась.

— Его зовут Кайзер. Он настоящий убийца, — сказал мальчик.

— Да, я сразу догадался.

— Он обычно никого к нам не подпускает, — Мальчик посмотрел на него с любопытством.

— Я надеюсь, он понял, что я друг. Думаю, так это и было.

Не сговариваясь они оба повернулись и пошли в сторону дома.

— Вы давно знаете Тару? — мальчик явно был расположен говорить о ней.

— Около года.

«Что же ты знаешь, — подумал Дэн. — Если вообще знаешь что-то».

— Где вы познакомились?

— В моей клинике в северном Квинсленде.

— В северном Квинсленде? — мальчик задумался. — Значит, вы врач?

— Да.

Дэн почувствовал, что за ними кто-то молча наблюдает с террасы наверху. Он посмотрел вверх и увидел девочку, которую, так же как и мальчика, он видел раньше на фотографиях в спальне Тары, в ее квартире в Элизабет-Бэй. Ее задумчивое лицо было смуглым и печальным.

— Это моя сестра Сара. А меня, между прочим, зовут Деннис.

Они обошли бассейн и поднялись по каменным ступеням на террасу. Девочка не шелохнулась.

— Сара, это доктор Маршалл.

— Здравствуй, — Дэн постарался, чтобы его приветствие звучало тепло и непринужденно.

— Он друг Тары, — продолжал мальчик. Сара посмотрела на него с некоторым подозрением, но он увидел, что она смягчилась.

Какой-то инстинкт подсказал ему добавить:

— Но я не друг Грега Марсдена, Сара. Мне просто надо найти Тару.

Она внимательно посмотрела на него, поняв, что ему можно доверять.

— Заходите, пожалуйста, — сказала она.

В гостиной была приятная прохлада и уют. Дэн сразу же оценил роскошное элегантное убранство, его взгляд привлекла фотография на столике.

— Это наша мама, — сказал Дэннис, проследив за его взглядом. — Нам сказали, что она умерла, но я…

— Замолчи! — Лицо Сары исказилось от боли. — Прекрати, Деннис! Ты обещал, что больше не будешь об этом говорить.

— Деннис, — на этот раз Дэн не скрывал своего волнения, — Тара и Грег, где они?

— Они в Эдеме.

— В Эдеме?

— Это наше загородное поместье. В Северной Территории.

Сердце Дэна оборвалось. «Боже, — это за много миль отсюда, в два раза дальше на север и потом к западу, чем его путь на юг в Сидней». Он был в смятении, пытаясь найти решение.

— Доктор Маршалл, — Деннис стоял у его локтя, смотря на него снизу вверх и в лице его светилось что-то, похожее на надежду. — Я видел Тару до этого.

— До этого?

— До того, как она приехала сюда на уикэнд с Грегом.

— Она провела здесь уикэнд с Грегом? — У него перехватило дыхание от ревности.

— Нет, она уехала после ленча. Но я видел ее и раньше. В школе. Она однажды туда пришла и фотографировала нас, когда мы играли в футбол. Я видел ее очень близко. Она сфотографировала меня, я не знаю, почему. Поэтому я и запомнил.

Сара, стоя позади его, слушала презрительно, но с крайним вниманием.

— Когда она приехала сюда, я сразу догадался, что это она. Я ее спросил, но она все отрицала. Но я не один узнал ее. Кайзер ее тоже узнал. Весь день… чем больше времени я с ней был… у меня просто было такое чувство…

В комнате вдруг стало очень тихо.

— Какое чувство? — спросил Дэн почти шепотом.

— Что она наша мать!

Дэн увидел слезы на глазах у мальчика, когда тот вслух осмелился сказать то, что было его тайной надеждой. Сара нетерпеливо повернулась, будто не могла больше выносить этого.

— Доктор Маршалл, почему она оказалась в вашей клинике в Куинсленде? Что с ней стряслось?

Дэн был в нерешительности, он не хотел сразить их преждевременными откровениями. Но Дэннис опередил его.

— Вы сказали, что познакомились с ней около года назад.

— Да, это так.

— Приблизительно в это время моя мама, как говорят, попала… в аварию. — Он остановился и густо покраснел. — Не думайте, что я сошел с ума…

— Ты не сошел с ума, сынок, — это слово нечаянно сорвалось у него с языка.

Деннис побелел, губы его задрожали, как у маленького ребенка.

— Тара Уэллс — наша мать?

— Да.

Деннис повалился на стул и заплакал. Сара застыла как камень, уставившись прямо перед собой. Потом с криком боли она разрыдалась и бросилась на грудь Дэну, рыдания сотрясали ее.

— Ну, ну, — попытался он ее успокоить, — все в порядке, теперь все в порядке, она ведь жива, не забывай!

Все чувство вины и горя, которые Сара так долго носила в себе, вдруг прорвалось наружу, будто прорвало дамбу. Дэн тихо выжидал, давая им возможность излить нахлынувшие на них чувства облегчения и радости. Только когда слезы высохли и оба они успокоились, он снова вернулся к вопросу, который волновал его больше всего.

— Как мне быстрее всего добраться до Эдема, к Таре?

Сара задумалась.

— Телефона нет.

— Эдем стоит в стороне от жилья, — сказал Деннис.

— Как насчет самолета?

— На ферме есть своя маленькая посадочная полоса. Можно посадить легкий самолет.

Дэн лихорадочно думал. Полет в Сидней, оттуда на чартерном рейсе или на воздушном такси… Он встал, чтобы идти.

— Доктор Маршалл. — Сара уже вполне владела собой, она вдруг стала взрослой, а не ребенком, — Доктор Маршалл, мы едем с вами.

— Да, пожалуйста, пожалуйста, — умоляюще сказал Деннис.

Дэн посмотрел на них, две пары глаз, глаз Тары, глядели ему прямо в лицо. Он сдался.

— Ладно, — он улыбнулся, — хорошо. Ну давайте, собирайтесь.

— Да, да. Хорошо. Спасибо за звонок. И — удачи!

Джоанна Рэнделл задумчиво положила трубку на место. Усевшись напротив нее на подлокотник дивана, Джейсон поднял свои светлые брови.

— Доблестный доктор? — спросил он с иронией.

— Да. Похоже, что Тара где-то на ферме в провинции, место называется Эдем, с Грегом Марсденом.

Джейсон, кажется, чего-то подобного и ждал.

Ну да, и мы не будем спрашивать, чем они там занимаются, не так ли, мать? — сказал он весело.

— Не знаю. — Джоанна еще не пришла в себя после визита Дэна и не знала, насколько она может поверить в то, что тот ей рассказал; все это она тут же выложила Джейсону.

— Даже если половина того, что он сказал, правда…

— Ну вот ты опять за свое, — засмеялся Джейсон. — Я тебе уже говорил, не надо расстраиваться из-за всех этих дел в твоем возрасте. Сейчас я совершу революцию в твоем сознании, за что все поколения будут благословлять меня, и особенно ты.

Джоанна не была настроена на шутку.

— Говори толком, Джейсон.

— Ладно. Дело вот в чем. Все это неважно.

— Что неважно?

— К концу дня или даже сейчас в такой дерьмовой ситуации, как наша с тобой, мамочка, совершенно неважно, является ли Тара Стефани Харпер.

— Джейсон, ты с ума сошел? — Джоанна начала сердиться.

— Послушай-ка. Послушай внимательно своего любимого фотографа. Конечно, в мистическом, метафизическом, платоническом плане, в плане вечной истины, небезразлично, кто она. И сейчас, конечно, имеет значение, что она в опасности, а добрый доктор летит ей на помощь, как рыцарь; но он может оказаться в дураках и будет там популярен не больше, чем змей в садах Эдема, который нарушил уединение медового месяца. Но для тебя, Джоанны, и для меня, Джейсона, это не имеет ни малейшего значения.

84
{"b":"18437","o":1}