ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Безумнее всяких фанфиков
Атомный ангел
Моцарт в джунглях
Завоевание Тирлинга
По желанию дамы
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Сглаз
Анатомия скандала
A
A

«Никогда не видеть Тару…» — Тьма поднялась в нем, и он закричал, сам не узнавая своего голоса:

— Убирайся отсюда!

Увидев вдруг в его глазах, что он способен убить, Джилли повернулась и убежала. Как охотник, идущий по следу лисы, он бросился ее преследовать. Она рванула вдоль боковой стены ангара, слыша за собой ужасающий грохот подков, пока наконец ей не удалось проскользнуть в проход между двумя строениями, такой узкий, что лошадь не смогла бы там пройти, и добраться до безопасного места в закрытом дворе. Но когда она остановилась, чтобы перевести дух, к ее ужасу, лошадь и всадник перелетели через ограду во двор, огромная тень, как чудовищный кентавр, закрыла солнце. С воплем ужаса Джилли побежала, ища укрытия, ее легкие пересохли и, казалось, вот-вот лопнут, а в ушах раздавался топот металлических подков.

Грег испустил громкий вопль, ноздри его уже предвкушали запах ее крови. Как гончая, преследующая зайца, он не давал ей уйти в сторону, пока она не остановилась с визгом и рыданиями и не могла больше бежать. Она мысленно уже представляла себе, как железные подковы лошади разрывают ткань ее платья, ломают кости, топчут, сплющивают ее тело. Она упала, и с победным криком Грег поехал на нее.

Для Грега это уже была не Джилли. С тех пор, как ее опрометчивая угроза пробудила темные силы в его душе, он уже не думал о ней как о человеческом существе. Он даже не испытывал к ней нормальной человеческой ненависти. Она стала для него червяком, паразитом, которого нужно уничтожить, потому что она встала между ним и его погоней за Тарой. Направив лошадь прямо на нее и безжалостно подгоняя животное ногами, он ехал прямо на поверженное в пыли тело и дальше на широкое пространство двора за ним.

Еще три шага, два… и в тот момент, когда жестокие копыта должны были вонзиться в мягкое тело на их дороге, в сознании Грега вдруг всплыло то, что знает каждый всадник: лошадь никогда по своей воле не наступит на человека, если может избежать этого. Он почувствовал, что лошадь под ним подобралась и напрягла все силы, Грег понял, что она собирается сделать, и понял, что он бессилен ей помешать. В самый последний момент это большое животное подобрало передние ноги и, как кошка, перепрыгнуло через Джилли, пролетев над ней на расстоянии в несколько футов. Еще один бросок через ограду, и лошадь поскакала что есть мочи, как будто радуясь, что кровавая охота осталась позади. Грег отпустил поводья, так как у него теперь была только одна мысль: найти Тару. Направляясь в сторону Девилс-Рок, он постарался гнать как можно быстрее.

Пригнувшись в седле, ритмично пришпоривая лошадь, Грег уносился все дальше и дальше и в конце концов скрылся из глаз. У двери амбара Крис наблюдал за ним не мигая, пока фигура на лошади не превратилась в облако красной пыли, летящее по равнине. Затем он вошел в амбар. Там внутри молча и не двигаясь стояли Тара и Кинг. Часы терпеливого ожидания были вознаграждены. Грег был отправлен в погоню за призраками, в никуда, а она была свободна, чтобы начать осуществлять свой план здесь, в Эдеме.

— Спасибо, Крис, — сказала она, протягивая ему поводья. Она погладила гладкую массивную шею коня, а тот опустил голову, чтобы она поласкала его уши.

— Прости, что нам сегодня не удалось прогуляться, малыш, — прошептала она, — может быть, завтра. — Он фыркнул, поднял переднюю ногу и величаво топнул о землю.

— У нас еще не раз будет случай, дорогой, — сказала она ему. — Не унывай, ты не унывай.

Он нежно подул ей в лицо сладким запахом сена.

— О'кей, Крис. — Ей не хотелось прерывать этот спокойный момент, но нужно было идти. — Отведи, пожалуйста, Кинга на место.

Она наблюдала, как Крис — маленькая фигурка, едва ли достающая до мощного лоснящегося крупа Кинга, — ласково подтолкнул коня, давая ему сигнал идти в стойло. Они вместе вышли из дверей амбара, через двор, в конюшню.

— Хетра акамареи, алидгеа гай пичи, пошевеливайся, ну, давай, иди.

Послушавшись шепота Криса, Кинг пошел, и они быстро скрылись под навесом конюшни.

Тара, выглянув наружу, не увидела даже и облачка пыли, двигающегося по равнине. Она пошла через двор в противоположную от Криса сторону, направилась к дому и появилась на кухне с черного входа. У двери стоял настороже Сэм. Сидя за столом, Кэти наливала себе последнюю каплю хереса, не переставая говорить с Сэмом, как она это делала последние полчаса.

— Успокаивает нервы, понимаешь? Только потому и пью. Как лекарство. Мне врач велел принимать, когда я упала однажды с лошади, здорово свалилась. И помогло. Но не могу сказать… — Кэти, причмокивая, попробовала на вкус еще один глоток терпкой жидкости, — не могу сказать, что она мне нравится… нет.

Она сделала еще один глоток, чтобы доказать это.

— Просто когда тебе плохо, когда что-то не клеится… чтобы успокоиться…

Тара наблюдала за ней из дверей с нежностью и жалостью.

— Здесь не расслабишься, Сэм, уж ты-то знаешь, здесь… надо работать…

У Кэти стал заплетаться язык и слипаться глаза.

— Надо еще одного кролика… для обеда… вот так… я бы могла подстрелить что угодно…

Она принялась хвастливо размахивать руками, потом стала валиться на стол.

— Помоги мне, Сэм. — Тара зашла позади Кэти, взяла ее под руки, принимая на себя ее вес. — Возьми-ка ее за ноги.

Они вместе подняли маленькую жилистую фигурку со стула, на котором она сидела.

— Что вы делаете, — сонно запротестовала Кэти. Тара отметила, что лекарство быстро действует на нее. Голова ее болталась из стороны в сторону, ей нужно было лечь в постель. Вдвоем Тара и Сэм отнесли ее, как ребенка, в комнату. Как всегда в таких случаях, Кэти пыталась спорить с ними и протестовать.

— Оставь, Сэм, я тебе говорю, я сама могу идти… делай, что тебе говорят… я сама пойду.

Сэм, не отпуская Кэти, улыбнулся Таре. Они добрались до комнаты Кэти и осторожно опустили ее на кровать. Тара ослабила пояс, а Сэм укрыл ее легким покрывалом.

— Поспи, Кэти, — прошептала Тара и наклонилась, чтобы поцеловать ее худое загорелое лицо. — Все будет в порядке, обещаю тебе. Когда ты проснешься, все кончится. Приятных снов!

Тара тихо закрыла дверь, когда они выходили, а Кэти уже крепко спала.

— С ней будет все в порядке. Пойдем, Сэм. Я хочу, чтобы ты кое-что сделал.

Вернувшись в дом, Тара написала несколько строк на листе бумаги и дала его Сэму.

— Сэм, это очень важно. Я хочу, чтобы ты взял «лендровер» и поехал прямо в Дарвин. Не останавливайся по дороге ни под каким предлогом, поезжай прямо туда. О'кей? — Его большие лучистые глаза смотрели на нее внимательно. — Когда приедешь в Дарвин, отдай эту записку главному в полицейском участке, Джиму Галли. Только ему. Ты должен отдать это Джиму. Джиму Галли. — Она остановилась. Она не боялась, что Сэм не поймет ее или подведет. Просто она не хотела никаких неожиданностей. — Я рассчитываю на тебя, Сэм. Ты обязательно должен это сделать, никто и ничто не должно тебе помешать.

Он улыбнулся ей, кивнул и вышел. Тогда в дверях кухни появился Крис. Тара почувствовала покой, который исходил от него, и успокоилась сама.

— Ах, Крис, ну вот и все начинается… как ты думаешь, все будет хорошо?

Он не ответил. Она внимательно посмотрела на него.

— Ты ведь не оставишь меня? Мне понадобится сегодня вечером твоя помощь. Когда… — она не могла заставить себя произнести это имя, — когда он вернется…

Она видела по его глазам, что Крис знает, всегда знал, как все кончится. Но об этом он не мог никому рассказать, это знание принадлежало только ему одному. Вздохнув, она принялась за дело с новой силой.

Зажавшись в узком проходе между двумя строениями, куда она заползла, когда Грег набросился на нее, Джилли содрогалась от ужаса. В конце концов ее организм не мог больше выдержать это напряжение, ее начало тошнить, ее рвало и рвало, пока не осталась одна только горькая желчь. Когда спазмы кончились, она откинулась на стену, чувствуя себя совершенно разбитой и измученной. Неистовство Грега было ей хорошо знакомо, она и раньше провоцировала его, подчиняясь какому-то внутреннему импульсу, хотя и знала, что сама станет его мишенью. По мере того как их отношения ухудшались, драки и взаимные оскорбления стали происходить все чаще, но от этого они еще более яростно занимались любовью, даже когда их взаимная ненависть становилась особенно острой.

87
{"b":"18437","o":1}