ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стефани, — прошипел он, даже лицом напоминая ящерицу. — Где Тара? Что ты с ней сделала?

Правда поразила его, как взрыв в темноте.

— Ты убила ее! — с трудом проговорил он, — ты… ты…

Полуобезумев, не понимая, что он делает, он ударил ее по голове. Затем его пальцы нашли ее горло, и руки его начали сжиматься у основания ее шеи… Как сквозь сон она услышала отчаянный крик Джилли о помощи.

— Аккай!

Почти без сознания, с закрытыми глазами, Тара почувствовала, как мускулистое тело Грега оторвалось от нее. Задыхаясь, ловя ртом воздух, она открыла глаза и увидела, как Грег схватился с загадочной и похожей на привидение фигурой, человек был гол, с телом, разрисованным глиной, казалось, что он какой-то магической силой толкал Грега через кольцо огня в середину комнаты. Они боролись, передвигаясь по комнате, перевес был на стороне то одного, то другого. Но абориген с его небольшим телом не был соперником для человека, гораздо более рослого и тяжелого. Грег начал побеждать, теснить Криса назад и наконец прижал его у оружейного шкафчика, в котором Макс когда-то держал самое драгоценное свое оружие. Резким движением Грег швырнул маленького Криса на стеклянные дверцы, затем бросил его на пол и, когда Крис начал подыматься с пола, выхватил винтовку через разбитое стекло. Крис без страха смотрел на него. Демон был теперь вооружен. Издав один последний крик, он отправился в мир духов.

«Аллингер йерра баллама, Байаме, вуна вунайа ву-ни ингу… солнце заходит, Отец Всего, но душа никогда не умрет!»

Выстрел настиг его в атакующем прыжке, и хрупкое черное тело тяжело рухнуло на землю.

Крис неподвижно лежал, и кровь хлестала из огромной раны в груди.

— Нет, Крис, нет!

Тара бросилась к безжизненному телу, неистовствуя, рыдая, вне себя от горя. Вдруг она наткнулась на Грега, который преграждал ей путь с дымящейся винтовкой. В его глазах горел отвратительный огонь жажды крови.

— Стефани? — сказал он обольстительно. — Это ты?

Он протянул руку, чтобы схватить ее.

— Иди сюда, будь умницей. Ну, поздоровайся со мной. Поцелуй меня!

Тара метнулась, как гончая от ловушки, выбежала из комнаты, прежде чем Грег настиг ее. Джилли осталась одна, пока Грег пустился в погоню, и ринулась к дивану, схватила по подушке в руки и стала в одиночку тушить пожар, который яростно распространялся по плотным портьерам и сухому дереву дома.

Она отчаянно металась по комнате, срывая пылающие занавески, сбивая языки пламени, жадно пожирающие все на своем пути.

Однако без воды она могла справиться с огнем, но не с дымом. Наконец пламя в гостиной было потушено, но комната была полна густым убийственным дымом — последствием пожара.

Джилли была слишком занята, чтобы подумать о себе — пока не стало слишком поздно. «Мне нужно выбраться отсюда… выбраться отсюда», — упрямо повторяла она про себя. Но на пути к дверям ее настиг новый клуб дыма, она в панике глотнула его и сдавшись удушающему облаку, рухнула на пол.

Глава двадцать пятая

Грег неслышно ступал по траве, словно охотник, крадущийся за своей жертвой. Сейчас он мало напоминал человека. Все жестокое, животное, дикое, жившее в нем всегда, прорвалось наружу и торопилось взять свое.

Сейчас он был просто хищник, выслеживающий добычу: животные инстинкты обострены, нервы преследователя приятно возбуждены. Нюх не подводил его — он чуял женщину всем своим существом.

Продвигаясь вперед скользящими шагами, он вдруг почувствовал, как ноги его наткнулись на какой-то предмет в траве. Он нагнулся и пальцы его нащупали туфлю Тары, которую она, должно быть, потеряла, убегая. Грег поднял ее и засунул в карман, как трофей, улыбаясь при этом странной медленной улыбкой. Он двигался дальше, пытаясь отыскать Тару в дальней части двора, беззвучно скользя среди обступивших его со всех сторон теней.

Тара наблюдала за ним со стороны пристроек, в том самом проходе, где до нее пряталась Джилли. Она ждала, когда Грег приблизится. Тара ощущала пульсирующую боль в шее после нападения Грега, сердце ее мучительно сильно билось в груди, и казалось, что удары его раздаются в темной ночи, как бой городских часов. Тара напрягла каждый свой нерв, стараясь не шевелиться, ощущая неслышное приближение своего убийцы. У нее было одно небольшое преимущество. Перед тем как уйти из гостиной, Грег для удобства взял карманный фонарик, и Тара издали могла видеть осторожное мерцание, когда он включал его, чтобы обследовать тот или иной уголок, где, как ему казалось, она могла прятаться.

С таким сигналом она могла оставаться незамеченной, до того как прибудет помощь из Дарвина.

Там был Джим Галли. Несомненно, ему давно бы уже пора быть здесь. Сэм не мог ее подвести. Она не должна даже думать об этом. Тара знала, что так же, как и Крис, он был предан ей до самого конца. «Но даже верный и преданный может быть побежден», — подумала Тара, и сердце ее болезненно сжалось при воспоминании о Крисе и о том, как Грег застрелил его. Если не прибудет полиция, она останется одна против своего смертельного врага и Джилли, которую тоже едва ли можно назвать подругой. Более того, ей придется еще позаботиться о безопасности Кэти, как только кончится действие успокоительного. Ну, конечно, конечно, даже Грег не решится ничего сделать старой женщине… но едва подумав об этом, она знала, что Грег пожалеет ее не больше, чем волк ягненка.

Грег методично обследовал пристройки, проверяя каждое подходящее для укрытия место. Напряженные нервы реагировали на любой звук, любой шорох, слышный в темноте. Он старался включать фонарик только когда это было необходимо, хорошо осознавая, что для его жертвы, притаившейся где-то в непроглядной тьме ночи, это может послужить сигналом о его приближении. Оглядываясь вокруг себя, он вообще не пользовался фонариком, и, круто свернув за угол на неосвещенную дорожку, он с размаху ударился головой о висящие туши животных, застреленных им днем раньше в раз-» rape сумасшедшей кровавой вакханалии. Резко отпрянув, он г отвращением отпихнул туши и заставил себя не думать о них. Но когда он двинулся дальше, лицо его было в крови, запах ударял в нос, и жажда крови с опьяняющей силой бросилась ему в голову.

Завернув за угол, Грег уловил справа еле слышное шарканье. С яркой вспышкой он выстрелил с бедра, но реакции не последовало. Какое-нибудь животное, подумал Грег, — был бы слышен звук падения, если бы это был человек. Побродив еще около этого места, Грег оказался в тени котельной, и внезапно тайна непроглядной тьмы Эдема прояснилась в его сознании. Одного-двух взглядов было достаточно, чтобы понять, что отключен генератор. Победоносно ухмыльнувшись, Грег повернул рубильник, и яркий луч прожектора рассек плотную черноту ночи вокруг.

Тара, затаившаяся среди пристроек, изо всех сил сдерживалась, не давая волю слезам отчаяния. От напряжения ногти ее глубоко врезались в кожу ладоней. Она безрассудно надеялась, что Грег, слишком увлеченный преследованием, не додумается искать ее около столь примитивного приспособления, как котельная, в тени которой она скрывалась. И вот теперь она, да и вся усадьба, были у него как на ладони, освещенные прожектором, как дневным светом. В панике она устремилась прочь, дальше от этого места, пока не успел появиться Грег.

Но Тара замешкалась, отсутствие животного инстинкта преследуемой жертвы подвело ее. Краем глаза Грег уловил быстрое движение, и вот он уже мчался за ней, словно охотничий пес. Слыша его тяжелые, громкие шаги по сухой твердой земле дорожки, Тара рванулась в сторону сада, бросилась вниз на траву и откатилась в гущу кустов первой попавшейся розовой клумбы. Ухоженные розы с тяжелыми цветками вряд ли могли послужить прикрытием, но их крепкие высокие стебли отбрасывали пеструю тень и были хорошей маскировкой для Тары. Не переставая слышать отчетливые шаги Грега по гравиевой дорожке, Тара с трудом пробивалась в самые заросли кустов, плотно сжав зубы, боясь пораниться об острые шипы.

92
{"b":"18437","o":1}