ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Он будет в полном порядке, — успокаивал ее полицейский. Тара посмотрела в глаза Крису, и взглядом он подтвердил ей, что так оно и будет. Наклонившись, она нежно поцеловала Криса в лоб и смотрела, как его бережно погрузили в машину.

— Мне лучше поехать с ними, — сказал Галли. — Но если понадобится, ты знаешь, где меня найти.

— Немного опоздали, — язвительно сказала Кэти, появившаяся в дверях, чтобы попрощаться. — Где же ты был, когда был ей нужен, Джим Галли?

Галли хорошо знал, что она сама все это время принимала участие в делах из горизонтального положения, и ему очень хотелось съязвить в ответ, но добрая натура победила:

— Добро пожаловать обратно в Эдем, — просто сказал он и уехал.

— Ну, теперь здесь будет совсем тихо, правда? — проворчала Кэти, когда полицейские машины тронулись в путь из Эдема по грязной дороге. — Было так интересно, что теперь не знаешь, куда себя и деть.

Тара улыбнулась впервые за время, показавшееся вечностью.

— О, я не знаю, — сказала она. Она повернулась к конюшне, где Кинг, без труда пойманный поутру, громко выражал недовольство своим заключением. — Думаю, молодому человеку, неплохо было бы слегка подразмяться после всего, что он пережил. — Сэм, ты не мог бы… — но Сэм уже сам шел к конюшне.

Тара спокойно ехала верхом по прерии. Наконец-то после всех треволнений и страданий на душе у нее было спокойно. Она не чувствовала горечи, а наоборот, ощущала внутреннее спокойствие и облегчение, блаженно глубокое. Так чувствует себя больной после тяжелой болезни, сильного жара. Болезнь ослабила его, он знает это, но уже наметился поворот к выздоровлению. Тара не ведала, где суждено было мучиться неспокойной душе Грега, но его холодная ярость, его сумасшествие и отчаяние умерли вместе с ним, и она теперь свободна. Теперь она будет расти, сильная и стройная, под солнцем своей индивидуальности, и тень Грега уже никогда не будет сдерживать этот рост.

И все же не бывает побед без потерь, печально подумалось ей. Она слишком жестоко поплатилась, потеряв любовь Дэна, она не ожидала, что цена осуществления ее плана будет столь высока. Неужели невозможно было исполнить все задуманное ею, не лишившись его любви, или в своем отчаянии она просто не смогла найти такого пути? Но теперь все равно уже поздно. Как =есправедливо распорядилась судьба, сведя ее с таким человеком, с его преданностью именно в тот момент, когда ей пришлось отринуть его. С тяжелым сердцем она ехала вперед, наслаждаясь красотой окружающей ее природы, и не переставая оплакивать Дэна.

Тара все-таки заставила себя не думать о печальном, и мысли ее перенеслись в будущее, ожидавшее ее. Наконец-то она может пережить счастье воссоединения с Сарой и Деннисом, она так долго ждала этого. При одном только воспоминании о них на сердце становилось тепло и слезы счастья выступали на глазах. Где это должно произойти, событие, на которое Тара так надеялась и о котором так мечтала? Тара с удовольствием перебирала в уме различные варианты этой встречи, но отметала один за другим — все должно быть сделано правильно, и уж она проследит, чтобы все кончилось прекрасно.

Но одно было ясно: теперь ничто не мешало ей снова управлять жизнью Стефани Харпер, и сейчас был именно самый подходящий момент обрести такую возможность. Она вернется назад, но после того, чему научилась и что пережила, она будет гораздо сильнее и мудрее. И никогда уже не будет она прежней Стефани, вечно опасающейся чего-то, в постоянной тревоге, всегда обманутая. И никогда уже она не станет, не сможет стать жертвой ни одного мужчины, она будет твердо стоять на ногах, все будет решать в своей жизни сама и полагаться будет только на свою силу и опыт, и тоща они помогут ей. Она сделает это.

«Довольно о прошлом, у меня есть будущее», — думала она решительно.

Медленно-медленно отдаленный звук проникал сквозь ее мечтания. Тара с удивлением различила слабый, но отчетливо слышный шум приближающегося самолета. Уж не?.. Нет, ни секунды не смела она надеяться, что тот, чью любовь она презрела и отвергла, все еще сможет простить ее — не говоря уже о том, что любовь обрекла его провести столь упорное расследование, чтоб найти ее. Пресса? Конечно, нет. Хотя подсознательно ее и забавляла мысль о той сенсации, которую могло бы вызвать появление всей этой истории в газетах, она не могла даже вообразить, что газетчики, эти охотники за сенсациями, могут проделать такой долгий путь, чтобы попасть сюда. Нахмурившись, Тара поскакала назад в поместье. Лошадь в стремительном скоростном рывке обгоняла приближающийся самолет. Подъехав ближе, Тара увидела Сэма, вышедшего ей навстречу.

Хорошо, тогда Сэм может взять Кинга, решила Тара, а она постарается побыстрее разобраться с неожиданными гостями, поговорить с ними прямо на посадочной полосе и отправить их восвояси.

Сверху, с воздуха, Дэн видел летящую вперед фигуру, но не мог даже различить, мужчина это или женщина, не говоря уже о том, кто конкретно. Его тревога и нетерпение вызывали почти физическую боль, и появилось ощущение, что он начинает терять рассудок. Уже приближаясь к земле, он увидел Тару, понял, что не может быть никакой ошибки, что это она, живая и невредимая, стоит у посадочной площадки. Облегчение было столь велико, что он почувствовал, что не может управлять своим телом, и его закачало, когда он попытался встать и открыть дверь кабины. Дэн знал, что Тара с ума сойдет от счастья, встретив своих детей, прижав их к себе. А его? Сможет ли она распахнуть сердце ему навстречу и ответить ему, отплатить за его любовь такой же любовью?

В душе его отчаяние сменялось надеждой, доводя его до безумия, и он едва слышал восторженные крики Денниса и Сары рядом с ним.

Тара с опаской смотрела, как самолет подрулил и остановился. Дверь все не открывалась. Затем, как будто во сне, она услышала пронзительный крик, доносившийся изнутри.

— Мама!

Дверь распахнулась, и оттуда, отпихивая друг друга, выскочили Деннис и Сара.

«Это сон, сон, сон, « — думала Тара, не смея поверить. Но движимая материнской любовью, она вдруг бросилась с объятиями им навстречу.

— О, мама, я знал, что ты жива!

— Мамочка, это ты, ты?!

— Любимые, любимые мои!

И так они стояли, тесно прижавшись друг к другу, и по лицам их текли слезы, возможные лишь в моменты глубокого счастья.

У Дэна сердце переворачивалось в груди, так сильно было это проявление естественных человеческих эмоций.

«Я здесь лишний, я не нужен им», — промелькнула мысль в усталом мозгу. Ему не было места между матерью и детьми. Покинутый, Дэн неловко стоял у самолета, и слова последнего прощания, на этот раз окончательного, формировались у него в голове.

«Навсегда, пока ты жива, — мог бы сказать он. — Теперь, когда ты в безопасности, и все хорошо…»

Но Дэн не учел, что Тара была прежде всего женщиной. Он видел, как она подняла сияющее, мокрое от слез лицо над головками детей, и на нем он прочел: «Ты мой. Иди ко мне, — звали ее глаза, — иди сейчас». В порыве экстаза она осознала, как сильно любит этого темноволосого нежного мужчину. Любит? Больше, намного больше того. Только в Дэне сможет она найти вторую половину своей души — верного друга, который будет рядом всю жизнь, будет ее половиной в равном партнерстве. Теперь она может отдаться ему без всяких преград, без тайн, не сдерживая себя. Ей не терпелось оказаться в его объятиях, стать его полностью, доказать ему это.

— О Дэн!

Это было похоже на всхлип. Она снова была готова расплакаться.

— Тише, любимая, не расстраивай себя, ты все мне скажешь потом. — Чувствуя, как в нем самом поднимается волна радости, Дэн думал лишь о том, как успокоить и поддержать ту, которую любил. Он уже знал ответ, которого так долго ждал, он понял все по ее сияющему взгляду, когда она смотрела на него, прижимая к сердцу детей.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

95
{"b":"18437","o":1}