ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Словно угадав его мысли, Касси перестала целоваться и слегка отстранилась.

— Я тебя еще не простила, — сказала она.

Но в ее голосе чувствовалось жгучее желание. Джейк заглянул в глаза девушки, увидел ее расширенные зрачки и понял, что она уже не в силах остановиться.

— Не волнуйся, — произнес он любезно, однако с еле заметным оттенком угрозы, — я тебя тоже не простил. И, по-моему, тебе сейчас придется заплатить за то, что ты оскорбила не только меня, но и целую нацию, которая была великой уже тогда, когда твой народ еще обитал в пещерах.

Касси была слишком возбуждена, чтобы ему противоречить. Вместо этого она обвила его шею и опять подставила губы для поцелуя. Джейк поднял ее и, перенеся в гостиную, положил на козлиную шкуру перед мраморным камином. Потом быстро перевернул на живот, расстегнул молнию на ее юбке и застежку лифчика. Когда он стягивал с Касси юбку и трусики, она слегка приподнималась, помогая ему. Ее загорелая кожа в сочетании с бледно-салатной тканью костюма выглядела невероятно эротично. Джейк ласково погладил нежную кожу и, склонившись над Касси, накрыл своими ладонями ее теплые ягодицы.

— Тебе сегодня никто не говорил, — хрипло пробормотал он, — что у тебя очаровательная попка?

Возбужденный Джейк резко сорвал с девушки оставшуюся одежду и начал с силой массировать ей спину, постепенно поднимаясь все выше. Дойдя до плеч, он размял напрягшиеся мускулы, и Касси облегченно вздохнула. Тогда Джейк перевернул ее навзничь и немного полюбовался открывшимся зрелищем. Касси распростерлась у его ног, словно одалиска, покорная его воле и испытывающая от этого величайшее наслаждение.

Девушка открыла глаза, вид у нее был одурманенный.

— Ну, давай же! — выдохнула она. — Чего ты ждешь?

Вместо ответа он обхватил ее груди и, как искушенный любовник, принялся дразнить Касси, поглаживая чувствительную кожу вокруг сосков и сами соски, пока девушка не задышала чаще и прерывистей. Тогда Джейк медленно провел ногтями больших пальцев по ее телу, прочертив невидимые линии, ведущие вниз, к шелковистому треугольнику. Всякий раз Джейк останавливался прямо перед ним. Касси стонала и извивалась, изнемогая от страсти. Наконец Джейк опустил руку чуть пониже и надавил, причем довольно сильно. Он сделал это нарочно, поскольку не забыл, что она назвала его «гадким англичашкой и перекати-полем». Касси ахнула и прогнулась, отдернувшись, но тут же снова прижалась к любовнику. Джейк продолжал ласкать ее, пока не почувствовал по ее исступленным крикам, что оргазм уже близок. Поняв это, он неожиданно остановился.

Касси потрясенно открыла глаза.

— Джейк! — еле слышно пролепетала она. — Что случилось?

— Ничего, детка, — ответил он. — Просто я хочу к тебе присоединиться.

Он рывком поднял Касси и поставил перед собой на колени. Надменно взглянув на девушку, Джейк, все еще полностью одетый, скомандовал:

— Теперь раздень меня, и мы начнем.

Глава пятая

Когда Джилли наконец встала в то утро, многолетний опыт принудительного заключения вместе с сотнями других женщин мгновенно подсказал ей, что она в доме почти одна. Лишь жалобный звук фортепьяно, раздававшийся откуда-то из дальней комнаты, напоминал о том, что в большом особняке есть другие люди.

Заинтригованная Джилли пошла на звуки отрывистой мелодии и добралась до закрытой двери в глубине дома. Легонько толкнув ее, она заглянула внутрь.

За массивным роялем в дальнем конце комнаты сидела Сара, она казалась совсем крошечной, почти карлицей. Сара сосредоточенно разучивала музыкальную фразу. Нетерпеливо обрывая ее, она вновь и вновь проигрывала трудный пассаж. Наконец Сара осталась довольна и принялась играть пьесу с самого начала. Легкие, прозрачные звуки «Патетической сонаты» Бетховена разлились в воздухе.

Когда измученная человеческая душа находит средства самовыражения, прекрасней этой музыки не найти. Слезы навернулись на глаза Джилли, в груди всколыхнулась тоска. Но Джилли сердито подавила желание заплакать. Расслабляться нельзя. Только безвольные люди могут позволить себе подобную роскошь. Сара, не подозревая о том, что ее слышит кто-то посторонний, продолжала играть. Джилли подождала, пока ее волнение уляжется, и пошевелилась, привлекая внимание Сары. Музыка резко оборвалась.

— О, играй, не останавливайся!

— Я… у меня все равно не получается, — Сарино лицо вмиг утратило живость, свет в ее глазах потух. Она поскучнела, вид у нее стал отрешенный, как у трудного, конфликтного подростка.

«Трудно поверить, что это единственная, горячо любимая дочь самой богатой женщины Австралии, — с тайной радостью подумала Джилли. — Впрочем, она напоминает свою мать, когда та была в таком же возрасте».

Джилли прекрасно помнила Стефани, неуклюжую, застенчивую, слишком высокую, чтобы быть незаметной, и слишком толстую, слишком смешную. В юности Стефани еще не обрела своего стиля, изящества, уверенности в себе. Похоже, малышка Сэсс пойдет по стопам матери…

Вслух же Джилли сказала:

— А мне показалось, что ты играла хорошо. Сара нахмурилась.

— Видишь ли, занятия музыкой… да и вообще все, что здесь есть, — она обвела рукой музыкальный салон, — это… это мамины мечты, не мои. Чтобы хорошо играть, надо прежде всего иметь желание. А я больше не хочу.

Джилли подошла к ней:

— Вчера только ты сказала мне «добро пожаловать». Ты это сделала искренне? Или просто, чтобы досадить Деннису?

Сара смущенно засмеялась.

— И потому и по-другому, — призналась она.

— А что вообще творится с Деннисом?

— Хороший вопрос. Ему никогда не нравилось, что мама вышла замуж за Дэна.

— Он ревнует?

— Наверно. Он сам не знает, чего хочет. В школе он устраивал черт-те что, учиться толком не учился, но кричал, что он добьется успеха самостоятельно, а не как сын Стефани Харпер. Но потом маме все равно пришлось взять его в свою фирму.

— А чем он там занимается? — Джилли снедало любопытство. Вдобавок она прекрасно помнила главное правило ведения войны: врага надо знать изнутри.

— Он работает в одном из филиалов «Харпер майнинг», — сказала Сара. — У него какие-то важные дела в Перте. Деннис недоволен, что… что из-за наших здешних проблем его работа пойдет насмарку.

— Ну, я надеюсь, он преувеличивает, — Джилли старалась выглядеть искренней и говорить заинтересованно.

— Не думаю, — ответила Сара. — У Денниса и без того полно неприятностей. Он сам их плодит. Деннис любит тратить, а не зарабатывать. Это его доводит до беды. Вот как сейчас… — Сара осеклась, внезапно смутившись.

— Продолжай, — мягко сказала Джилли. — Ты можешь мне все рассказать.

— Ну… — Сара замялась, но, боясь обидеть Джилли отказом, все-таки продолжила:

— Деннис любит, как он выражается, «рискнуть». Но он страшно проигрался и теперь по уши в долгах. Он задолжал букмекерам несколько тысяч долларов. А больше всего он боится, что об этом узнает мама. Ты ей не расскажешь, правда, тетя Джилли?

— Нет, — твердо ответила Джилли. — Ни в коем случае.

«Я гораздо лучше использую эту информацию, — подумала она, — с гораздо большей пользой».

— А тебе… как там было… — Сара смущенно умолкла.

— В тюрьме? — голос Джилли посуровел. — Ужасно. Понимаешь, в тюрьме у человека очень меняется психология. И потом, если сидишь столько лет, сколько просидела я… кажется, что тебя похоронили заживо. Причем похоронили в дерьме.

Сара содрогнулась.

— Но я уже заплатила свой долг обществу — так вроде бы, это называется? — и теперь свободна, — продолжала Джилли. — Однако закоренелые преступники говорят, что когда человек долго просидит за решеткой, он плохо ориентируется в реальном мире.

— В реальном мире? — тусклым голосом переспросила Сара. — Ты считаешь это реальным?

— Да ладно тебе! Пошли!

Столь внезапная перемена настроения поразила Сару:

— Куда пошли?

— А куда угодно. Неужели нам негде развеяться?

— Ну, почему?! — Сарино лицо оживилось и стало энергичным и привлекательным. — Я знаю одно место. Пошли!

10
{"b":"18438","o":1}