ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да как обычно, — простонала Джоанна. — Но мы хотя бы накрыли столы, ведь придет целая толпа народу.

Джоанна обвела рукой комнату:

— Тут усядется примерно две сотни человек… все наши заказчики и покупатели… ну и кое-кто из друзей.

Стефани огляделась:

— Да здесь можно поставить еще полдюжины столов, Джо… Давай-ка их сюда втиснем. И я хочу, чтобы на каждом столе стояло лучшее шампанское в ведерке со льдом.

У Джоанны отвисла челюсть.

— А это не чересчур? Ну… мы же переживаем кризис…

Стефани улыбнулась:

— Вот и пора всем показать, что мы чувствуем себя уверенно.

— О да, хозяйка! Предоставь это мне. Господи, это будет лучшее шоу в моей жизни! Ты прелесть, Стефани Харпер! Как приятно, что ты здесь, целая и невредимая… а главное, что твои глаза задорно блестят, словно ты вышла на тропу войны!

— А я и вправду вышла на тропу войны. Я покажу Джейку Сандерсу, если он еще осмелится трепать мне нервы!

— Да, тебя всегда манила борьба, — с нежностью сказала Джоанна. — Ручаюсь, тебе это по вкусу.

— Джо… — замялась Стефани. — Я вот что еще хотела спросить…

— Ну-ну, говори!

— Сара… Как она?

— Гм… — лицо Джоанны вытянулось. — Я, конечно, могла бы сказать, что у нее все о'кэй, но это не правда.

Глаза Стефани тревожно затуманились.

— А поэтому я скажу, что у нее все великолепно!

Джоанна громко рассмеялась, увидев, что Стефани вздохнула с облегчением. И прибавила:

— Но ты меня лучше не слушай, а пойди и сама полюбуйся на свою очаровательную дочурку, как она работает.

За кулисами «Тары» царил еще больший хаос. На фоне ритмичной дискомузыки, раздававшейся из установленных тут и там усилителей, слышались обрывки взволнованных фраз. Главный модельер пыталась, сохраняя спокойствие, поговорить со своей помощницей, а манекенщицы теребили ее, словно надоедливая детвора:

— Дженни, мне еще не принесли туфли, которые я должна надеть с платьем для коктейлей… Дженни, меня слишком быстро назначили выходить после показа купальника, я не успею переодеться… Дженни, Дженни, ты же говорила, что это я буду демонстрировать вечерний туалет…

Осторожно взобравшись на приставную лестницу, Сара экспериментировала с софитами, подсвечивая пестрый калейдоскоп нарядов то синим, то золотистым, то зеленым светом.

Вдруг кто-то без предупреждения ударил по лестнице, и Сара схватилась за верхнюю перекладину, чтобы не сорваться. Лестница угрожающе накренилась, но все-таки удержалась. Опустив глаза, Сара увидела юношу: пунцовый от смущения, он крепко держал лестницу, не давая ей упасть.

— Извините… я не заметил… попятился — и налетел на вас…

— А вы что, всегда ходите задом наперед? — сердито буркнула Сара.

— Нет, только когда обалдеваю, увидев столько прекрасных девушек… да еще почти без одежды! — Он, ухмыльнувшись, указал на манекенщиц.

Что-то в его голосе, даже несмотря на явственный американский акцент, заставило вглядеться в юношу попристальней.

— Неужели ты так обалдел, что даже меня не узнаешь, Том? — лукаво спросила она.

— О господи! — воззрился на нее юноша. — Сэсс!

Сара хихикнула.

— Да, меня до сих пор так зовут, хотя я уже целых десять лет пытаюсь дорасти до Сары.

Внезапно посерьезнев, она слезла с лестницы, и они смущенно замялись: пора детства миновала, и Сара с Томом не могли, как прежде, общаться естественно и непринужденно и стеснялись, еще не привыкнув друг к другу заново. Однако им вовсе не понравилось, когда к ним подплыла Джоанна, которая неслась по бушующему людскому морю, словно океанский лайнер, таща на буксире Стефани.

— Привет, Сэсси! А кто твой дружок? Представь меня, и побыстрее!

— Джоанна, это Том Макмастер, сын Билла и Рины. Том, познакомься с Джоанной Рэнделл.

— Единственной и неповторимой, — галантно молвил Том.

— Ну уж прямо! — рассмеялась Джоанна. — Я слышала, ты теперь тоже работаешь в «Харпер майнинг»? Что ж, добро пожаловать в наш дурдом. Приходи запросто, я всегда буду рада с тобой поболтать.

— Ты искал меня, Том? — вставила Стефани.

— Не то чтобы искал… Но вообще-то хорошо, что вы обе тут.

— А что, есть проблемы?

— Да как сказать… — начал Том, — скорее, какая-то странная накладка. Понимаете, я просматривал бухгалтерские отчеты…

— Да, мы ведь мобилизовали все свои ресурсы, чтобы атаковать «Сандерс Энтерпрайзес». — У Стефани, как всегда, когда она предчувствовала неприятности, участился пульс.

— Правильно. И вот сегодня утром, проверяя счета «Тары», я натолкнулся на очень странную вещь.

— Странную? — моментально насторожилась Джоанна.

— Да, там был чек на двадцать пять тысяч долларов, подписанный вами, мисс Рэнделл, — не смутился Том. — Мне удалось достать оригинал. Вот он.

Том вынул из папки бумагу.

Зардевшись так, что кожу уже было не отличить от огненно-рыжих волос, Джоанна выхватила чек у Тома и тут же сердито воскликнула:

— Я этого не подписывала!

— Но тут ваша фамилия! — упрямо повторил Том.

— Нет, это не мой почерк, черт побери!

Стефани без лишних разговоров взяла бумагу. Ее лицо мгновенно застыло и посуровело.

— Я уверен, что существует какое-то объяснение, но мне нужно понять, в чем дело, — продолжал Том. — Речь идет о серьезном перерасходе, и в финансовом документе стоит ваша подпись, мисс Рэнделл!

— Это не она подписывала, — жестко сказала Стефани. — И подделано-то плохо, неуклюже. Предоставь мне самой разобраться, Том. Я знаю, как поступить.

«Чертов Деннис! — мысленно проклинал его Дэн, влезая в неудобный смокинг. — Взял и испортил Стефани праздник! Едва она там появится, как сразу окажется в центре внимания: хозяйка фирмы, вновь готовая к бою, рвущаяся в бой… Спокойная, лучезарная, чувствующая себя на коне, Стефани оказала бы одним своим видом огромную услугу и самой себе, и „Харпер майнинг“. А вместо этого ее собственный сын режет без ножа…»

Дэн испытующе поглядел в другой угол спальни, где Стефани, уже накрасившись и напудрившись, надевала вечерний туалет — шикарный дерзко-розовый наряд, подчеркивавший белизну ее кожи и прекрасно оттенявший голубые глаза. Дэн подошел, чтобы застегнуть ей молнию, а потом нежно поцеловал жену в затылок.

— Ты очаровательна, — прошептал он. Стефани слабо улыбнулась, но ее грусть не развеялась.

— Стеф, — Дэн взял ее за руки и усадил на мягкий диван в углу, — нам, в конце концов, надо поговорить, а то это встанет между нами непреодолимой стеной.

Стефани кивнула. Дэн собрался с духом:

— Во-первых… хоть я и рискую показаться злобным отчимом, но я не думаю, что Деннис сумеет когда-нибудь править компанией Харперов. Признай, что он не достоин называться ее наследником.

Стефани, глубоко задумавшись, смотрела в сторону. Дэн немного подождал:

— Ты меня слышишь?

— О да, — горестно улыбнулась Стефани. — Но я не знаю, что тебе ответить. И что делать, тоже не знаю. Неужели мне придется выгнать моего собственного сына?

— Я бы на твоем месте выгнал.

— О, Дэн! — Стефани уронила голову на руки.

— Послушай, Стеф, если ты оставишь это безнаказанным, то только навредишь ему. Он уже не мальчик, а мужчина! Пора и вести себя соответственно! — Дэн раздраженно сжал кулаки. — Господи, я не знаю, как до тебя достучаться, Стеф!

— Пожалуйста, дорогой… — лицо Стефани исказилось и посерело, и Дэн, вздрогнув, напомнил себе, что она совсем недавно перенесла тяжелую болезнь. — Я знаю, ты на меня сердишься… Мы так и не договорили… Хочешь, я верну лошадь Джейку Сандерсу?

— Ну уж нет. Слишком поздно, — уныло усмехнулся Дэн. — Как только ты стала ее кормить отборной соломой, словно принцессу, как только окрестила ее Мими, в память о твоей любимой Тоске, да еще выехала на ней верхом… разумеется, чтобы она не застаивалась в стойле, а не потому, что тебе так хотелось… я свыкся с мыслью, что она будет жить у нас.

Честно говоря, Дэн подозревал, что появление Мими сыграло огромную роль в выздоровлении Стефани. Однако вслух он но готов был в этом признаться.

29
{"b":"18438","o":1}