ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Подними юбку, — скомандовал он. Она сделала это медленно, дюйм за дюймом. — До талии!

Она послушно подняла. Под юбкой на ней ничего не было. За кружевной каймой показался шелковистый треугольник между ногами. Темные влажные волосы резко выделялись на фоне абсолютной белизны.

— Повернись.

Подчинившись, она, не дожидаясь его команды, стала поднимать юбку, пока ему полностью не открылся вид сзади. На белой коже все еще были видны следы от его пальцев. Подойдя к ней, он обнял ее и начал одной рукой ласкать ее соски, в то время как его другая рука исследовала ее упругий лобок.

— Ты неплохая девочка, Джилли, — пробормотал он. — Но я не хочу, чтобы это вошло у тебя в привычку. Думаю, мне придется тебя немного пожурить.

Он перехватил ей за спиной руки и, толкнув вперед, заставил наклониться к кровати. Затем, задрав ей юбку, он несколько раз смачно хлопнул ее по заднице. Джилли застонала и стала извиваться от боли и удовольствия. Джейк толкнул ее на кровать и сорвал с себя рубашку и брюки. Не собираясь снимать с нее платья, он встал на колени, словно оседлав ее… Ему хотелось погрузиться в эту пенящуюся белизну. Резко приподняв ее за бедра, он овладел ею сзади и неторопливыми движениями быстро довел ее до первого оргазма. Затем она была полностью в его власти подобно инструменту в руках музыканта. Она испытывала оргазм за оргазмом, пока, утомившись, не обессилела. Тогда он, вытянувшись во весь рост, лег на нее и позволил себе наконец предаться этому самому блаженству, во сто крат усиленному долгим оттягиванием этого момента. Отрешенный, он неподвижно лежал, не замечая под собой миниатюрного нежного тела.

Резкий голос Джилли вернул его к реальности:

— Может, ты все-таки уберешься с меня? Ты мнешь мне платье.

Глава семнадцатая

Занимаясь подготовкой свадьбы Джилли, Стефани не могла отделаться от ощущения, что, предложив для этого торжества Эдем, она совершила ошибку. То, что началось с естественного порыва щедрости и попытки продемонстрировать сестринскую любовь, на деле казалось теперь болезненной насмешкой над ее собственным находившимся под угрозой супружеством. Несмотря на все ее попытки, Дэн по-прежнему отказывался обсуждать их разлад. Он старался как можно чаще оставаться на ночь в больнице, а будучи дома, никогда не ложился спать одновременно со Стефани и, сидя внизу, всегда выжидал, пока Стефани не заснет.

За исключением того, что она как-то вскользь сказала Джилли, Стефани ни с кем не делилась своими горестями. После Дэна ближе всех ей была Сара. Но последнее время Сара мало бывала в Эдеме, проводя большую часть времени с Томом. Сара казалась такой счастливой, что Стефани просто не смела отягощать ее своими проблемами. В лучах ее первой любви Саре все представлялось в розовом свете. Она была в таком восторге от повторного замужества Джилли, считая все это по-настоящему романтичным, что в день торжественной церемонии, помогая матери с последними приготовлениями, она вся искрилась от радости.

— Кажется, я еще никогда не видела Джилли такой нарядной и красивой!

— Да? Она готова? — рассеянно спросила Стефани. — Она должна быть счастлива. Не многим женщинам повторно представляется такая возможность. Надеюсь, у них все будет хорошо.

— Ты говоришь с какой-то неуверенностью. Ты думаешь, она совершает ошибку?

— Нет, дело не в этом. Я уверена, что ни один из них не сомневается в правильности своего поступка. Но брак — это… — Стефани пыталась найти подходящие слова, — …это такая большая ответственность… и в любом браке порой бывает очень трудно. Нужна необыкновенная стойкость, чтобы пройти через все трудности.

Ее последние слова прозвучали чуть ли не с мольбой, но Сара не услышала этого.

— Я уверена, что тебе не стоит беспокоиться о Джилли. У нее все складывается как нельзя лучше. У нее есть мужчина, который ее любит и хочет заботиться о ней, несмотря на ее прошлое. Я готова держать пари, что они будут счастливы вместе. В конце концов, им есть с кого брать пример.

— С кого же? — с недоумением спросила Стефани.

— С тебя и Дэна, конечно! — воскликнула Сара и обняла ее. — Вы образцовая пара.

Образцовая пара… Эта ненароком брошенная Сарой фраза не давала Стефани покоя на протяжении всей церемонии венчания. Все шло безупречно, красиво как в сказке. Вся в белом, Джилли выглядела красавицей невестой, а Филип — любящим женихом. Дэн, хоть и был крайне молчалив, сделал в роли посаженого отца невесты все как подобает, словно он занимался этим всю жизнь. Остальные присутствующие, которых было немного и которые, как Стефани с грустью заметила, все пришли парами — Сара с Томом, Билл с Риной, Деннис со своей новой подружкой Касси, — казалось, были довольны церемонией с последующим банкетом в домашней обстановке. Только они с Дэном чувствовали себя не в своей тарелке во время этого праздника. И Стефани едва дождалась, когда он закончится.

Наконец был поднят последний бокал, предложен последний тост, произнесены последние поздравления, и новобрачные с гостями разъехались по домам. Измученная Стефани удалилась к себе в комнату переодеться. Затем, не желая больше спать в одиночестве, она пошла искать Дэна в надежде что-то изменить. Она увидела его в дальнем углу выходившего к морю сада под большим старым эвкалиптом, сквозь листву которого неровно пробивался лунный свет.

— Ты идешь спать? — спросила она без предисловий.

— Я не устал, — ответил он, даже не повернувшись к ней.

Стефани стояла возле него, теплый воздух был насыщен всеми ароматами эдемского сада.

— О чем ты думаешь? — едва слышно спросила она.

— О том, что уже несколько дней не выходит у меня из головы. — Он говорил так тихо, что она с трудом разбирала слова. — О том, как мы встретились, как полюбили друг друга…

— И я думала о том же, особенно во время венчания. В воцарившемся молчании чувствовалось так много невысказанного. «Или я заговорю, — думала Стефани, — или я сойду с ума, или зачахну и умру».

— Я по-прежнему люблю тебя, Дэн. Если ты думаешь, что что-то изменилось, ты ошибаешься.

Он все так же стоял неподвижно и не отвечал.

— Что же ты от меня хочешь? — с отчаянием воскликнула она, чувствуя, как он терзает ее своим молчанием и немым обвинением.

Наконец он заговорил:

— Доказательства того, что ты готова бороться за спасение наших отношений с не меньшей самоотверженностью, чем ты борешься за спасение своей компании.

— Я готова.

— Тогда поедем со мной.

Это было извечным камнем преткновения.

— Не могу, Дэн. Ты хочешь, чтобы я бросила компанию?

— К черту компанию. Я хочу, чтобы у меня была жена.

— У тебя она есть, я больше никому не принадлежу.

— Только когда ты не выступаешь в роли президента компании, а я служу тебе лишь небольшим утешением в жизни.

— Я не могу стать другой!

— А я не могу смириться со своей ролью в массовке спектакля «Стефани Харпер». Я думал, ты — моя жена. А может, у Джейка Сандерса другие соображения на этот счет? — С выражением страдания на лице он взглянул на нее.

— Я не знаю, какие соображения у него, но знаю, что думаю я. Послушай меня, Дэн. Это был лишь поцелуй. Неужели за последние семь лет ты никем не увлекался?

— Нет! — Его искренность не вызывала сомнений. — Мне всегда хватало тебя.

И Стефани знала, что так оно и было.

— А мне тебя, — сказала она.

Ее сердце просто разрывалось, и она боялась, что не выдержит и разрыдается.

— Тогда докажи это, — сказал Дэн, вновь вернувшись к своей холодной манере. — Я заказал два билета на самолет, чтобы мы могли отдохнуть на Орфеевом острове. Самолет вылетает завтра в десять часов. Я хочу, чтобы ты улетела со мной.

— Я… не могу.

— Если тебя завтра не будет, будем считать, что ты сделала выбор. Я полечу в любом случае. Но если мне придется лететь одному, я уже не вернусь. Подумай об этом, Стефани. За все то время, что мы вместе, это мой первый ультиматум. И я почти уверен, что он будет и последним.

41
{"b":"18438","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
Моя девушка уехала в Барселону, и все, что от нее осталось, – этот дурацкий рассказ (сборник)
Любовница Синей бороды
Деньги и власть. Как Goldman Sachs захватил власть в финансовом мире
Буквограмма. В школу с радостью. Коррекция и развитие письменной и устной речи. От 5 до 14 лет
Родословная до седьмого полена
Ведьма по наследству
Исцели свою жизнь