ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Возможно. Но похоже, что мы еще некоторое время будем нужны друг другу. Так что давай общаться культурно.

— А потом?

Джейк медленно растянул губы в улыбке.

— Как насчет смертельной схватки?

— Что ж, спасибо, что хоть предупредил. Настроение Джейка незаметно изменилось.

— Это, по крайней мере, лучше, чем ты обошлась с Грегом Марсденом, пристрелив его безо всякого предупреждения.

— Вот что я скажу тебе о Греге. — Ее лицо исказилось злобой. — Он был чудовищем! Он заслужил смерть. Ты не знал его. Если бы ты знал его, ты бы понял, что я сделала благое дело.

Джейк помедлил с ответом, затем, как бы невзначай, сказал:

— Ты сделала благое дело и для Стефани Харпер. Похоже, ты не подумала об этом.

— Для Стефани? Она не меньше меня виновата в его смерти. Если бы она не изображала из себя известную манекенщицу Тару Уэллс и не увела бы его у меня, этого бы не произошло.

— Не знаю, — Джейк, как ящерица, прикрыл глаза, и казалось, что он мысленно был где-то далеко. — Кто может сказать?

«Но не ты, кровожадная тварь, только не ты».

«Бывает же, когда на человека вот так все наваливается. Едва ли можно вынести, — думала Рина. — Если бы не сразу, то еще ничего, но когда все…» С разрывающимся сердцем она смотрела, как Билл беспрестанно расхаживал между гостиной и входной дверью. Сколько он еще может выдержать, пока не сорвется? В который раз она вновь и вновь бралась за вышивание, пытаясь сосредоточиться на этом занятии.

Почему это все свалилось так сразу? Вполне хватило бы и того, что Биллу приходится переживать успешную попытку Сандерса устранить Стефани от руководства компанией. Он любил Стефани как родную дочь еще с того времени, когда неотесанным молодым старателем познакомился с Максом Харпером и стал одним из тех, кто создал империю «Харпер». Маленькая девочка, которую он так любил, выросла и стала его другом и товарищем по работе. Рина никогда не относилась с ревностью к этой дружбе, потому что любила их обоих. И, поскольку так и не смогла подарить Биллу дочь, она лишь радовалась его привязанности к дочери Макса Харпера. Даже когда Макс был еще жив, Билл в большей степени заботился о девочке, которая росла без матери. Он покупал ей красивые игрушки, учил кататься на велосипеде и повсюду брал ее с собой. После смерти Макса перед ними встала труднейшая задача управления компанией «Харпер майнинг». Каким-то образом им удалось заменить покойного и продолжить его крупное дело. Билл никогда не простит себе того, что он не смог защитить ни Стефани, ни ее наследство. «Он настолько сильно переживает, что если бы он был японцем, то сделал бы себе харакири», — с раздражением подумала Рина.

«Ко всему прочему, не хватало еще беспокоиться о самой Стефани, это уж совсем глупо, — размышляла Рина, со злостью вонзая иголку в полотно скатерти, которую она вышивала. — Всем известно, что там за связь, в этих тропических широтах. Множество островков, где вместо телефонов используются консервные банки с обрывками проводов. Со Стеф будет все в порядке. Билл, как всегда, зря себя изводит».

Они оба вздрогнули от телефонного звонка. Билл схватил трубку.

— Деннис? Привет, приятель. Есть новости?

До Рины долетел раздавшийся в трубке голос Денниса. Глядя на стоявшего в холле Билла, на его поникшие плечи, она поняла, что Деннису сообщить было нечего.

— Ну хорошо. Ты позвонишь? Ладно, спасибо. Положив трубку, Билл вернулся в гостиную.

— Ничего нового, — мрачно сказал он.

— Что значит «ничего»?

— Связь с Орфеем еще не восстановлена.

— Но ее нет уже целый день.

— Говорят, там сейчас работают специалисты. — У Билла вырвался злой скептический смешок.

— Послушай, Билл, не стоит делать скоропалительных выводов. Стеф, вероятно, лежит сейчас где-нибудь на солнце с баночкой холодного сока, ну, не сейчас, конечно, поскольку уже ночь, — неловко поправила она, — ты знаешь, что я хочу сказать.

Билл потер свой изборожденный морщинами лоб.

— Я знаю ее лучше, чем кто-либо другой, даже лучше, чем Дэн. Она бы вывернулась наизнанку, чтобы дозвониться сегодня утром. На каждом из этих чертовых островов есть телефон. Почему же она не позвонила?

— Билл, ты слишком все преувеличиваешь. Нам есть еще над чем подумать, ты прекрасно знаешь. Похоже, тебя больше беспокоит Стефани, чем твой собственный сын.

Лицо Билла мучительно исказилось:

— Не надо, Рина. Разве тебе непонятно, почему они сегодня вместе ужинают.

— Ну и что ты собираешься сказать ему, когда он придет?

В этот момент в ночной тишине они ясно услышали шум машины Тома. Застыв в ожидании, они вскоре различили звук открывающейся двери, и Том вошел в комнату.

— Что это за торжественный прием?

— Мы волновались за тебя.

— Мама, мне двадцать семь лет. И мне уже можно гулять одному!

— Ты был с Сарой? — резко спросил Билл.

— Ну да, — с удивлением ответил Том. — Но я что-то не понимаю, почему это вызывает у вас такой интерес.

— По многим причинам, Том, поверь мне. Нам с отцом казалось, что мы уже сумели убедить тебя.

— В чем?

— В том, что она тебе не подходит.

Том стиснул зубы:

— Может, мне лучше самому в этом разобраться?

— И все лишь потому, что она первая девушка, которую ты встретил, вернувшись в Австралию…

— Мама, дело вовсе не в том. Она замечательная девушка. Мне с ней интересно, нам очень хорошо вместе, нас многое сближает. — Он не мог не заметить, как Рина и Билл тревожно переглянулись. — Послушайте, в чем дело?

— Том, мне очень не хочется задавать тебе этот вопрос, но это очень важно. — Рина нервно сжала руки. — Ты… спал с ней?

Том вспыхнул, пытаясь сдержать негодование.

— Это вас совсем не касается, — проговорил он сквозь зубы, — но раз уж на то пошло, то — нет. Пока.

— Вот и хорошо! — вырвалось у Билла. — И не надо!

— Папа, не нужно мне указывать, что делать, особенно без причины. — Том старался держать себя в руках, что удается лишь людям с уравновешенным характером. — И, поскольку причиной является лишь жалкий извращенный снобизм, вызванный тем, что Сара — дочь босса, самое лучшее, что я могу сделать, — это не обращать внимания.

— Я говорю тебе, с этим надо покончить!

— А я говорю вам, не выйдет! — Тому с трудом удалось сдержаться. — Послушайте, хоть сейчас и не подходящий момент для таких признаний, но, кажется, я люблю Сару. Не стоит торопить события, но я собираюсь сделать ей предложение. — Он спокойно смотрел на родителей, не обращая внимания на выражение ужаса, отразившееся на их лицах. — Нравится вам это или нет, как бы там ни было, это ничего не изменит!

Том вышел. Обескураженные Билл и Рина смотрели ему вслед. Билл тяжело опустился в кресло.

— Все нормально, нормально, — сказал он, отмахиваясь от поспешившей ему на помощь Рины. — Опять эта проклятая боль в груди.

Рина с ужасом посмотрела на его посеревшее лицо, безжизненные, едва шевелившиеся губы.

— Что нам делать, Билл?

— Что мы можем сделать?

— Рассказать им.

— Как? Как о таком можно кому-то рассказать? Как, Рина, как?

Глава двадцать первая

В Эдеме рассвело, утро было сырым и холодным. С моря на мыс обрушивались большие серые волны и, с рокотом отступая, вновь набрасывались на берег. Деревья и цветы были окутаны дымкой утреннего тумана, возвещавшего о конце лета и о надвигавшихся днях промозглого холода. Высоко над домом раздался печальный отрывистый крик попугая лори, эхом разнесшийся в воздухе.

В гостиной Сара, вздрогнув, пробудилась от тяжелого сна. Шея и спина болели, нога затекла от неудобного полусидячего положения в просторном кресле. Ее взгляд упал на поднос с пивными стаканами и остатками сандвичей с прошлого вечера. Ей страшно хотелось потянуться и размять затекшие места, но она побоялась потревожить Денниса.

— Сэсс?

— А?

— Ты проснулась?

51
{"b":"18438","o":1}