ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сара с трудом села, еле сдержавшись, чтобы не застонать.

— Теперь да, — ответила она.

Деннис лежал в неудобной позе в кресле напротив, его худые руки и ноги были неестественно согнуты, как у выброшенной куклы. Лениво подняв руку, он с отвращением дотронулся до отросшей щетины.

— Никто не звонил?

Сара покачала головой:

— Я бы разбудила тебя.

Мучительно потянувшись, Деннис сел в кресле.

— Могли бы спокойно лечь спать, — сказал он.

— Я бы не смогла.

— Какого черта я не лег. — Он зевнул.

— Я предлагала тебе. Я же говорила, что нам не обязательно сидеть вдвоем. Но ты же такой упрямый.

— Ну что, сестричка, раз ты старшая, скажи, что нам теперь делать.

За этой внешней небрежностью в тоне Денниса угадывалось отчаяние. «Ему страшно, — подумала Сара, — и мне тоже. Не знаю, что и делать. Мама, где же ты?»

Когда вчерашний телефонный разговор Денниса со Стефани неожиданно оборвался, никаких причин для беспокойства не было. Телефонные линии в тропических широтах славились своей ненадежностью. «Что ж это за проклятие, именно в тот момент, когда у нас такое важное совещание, на Орфее приключилась магнитная буря!» — негодовал Деннис. Весь день они прождали звонка Стефани, не сомневаясь, что она позвонит сразу же, как только доберется до телефона.

«Она же понимала, насколько это важно, черт побери, — недоумевал Билл. — Я уже не говорю о том, что она нас здесь бросила, но ведь должна же она поинтересоваться, чем закончилось это совещание».

Шло время, Стефани по-прежнему не звонила, это все больше озадачивало их. В ответ на все их попытки дозвониться до Орфея, телефонист вежливо отвечал им, что связи с Орфеем все еще не было и восстановительные работы продолжаются. «Но это же не значит, что и на других островах телефоны тоже не работают! — восклицал Билл. — Стеф и вплавь добралась бы до какого-нибудь из них!» Проверки телефонных линий других островов Большого Барьерного рифа подтвердили, что Билл прав. Связи не было только с Орфеем, на всех остальных островах телефоны работали.

Неожиданно ими овладело чувство страха, однако никто не хотел признаваться в этом первым. Прошло двенадцать часов с тех пор, как Деннис в последний раз слышал голос Стефани, и с наступлением темноты уже невозможно было скрыть тревогу и уныние. Впервые никто не осудил Денниса за его несдержанность, когда он прервал напряженное молчание: «Боюсь, что-то случилось. Если мы сегодня не дозвонимся до Орфея, завтра утром я лечу туда».

Деннису и Саре было не до сна. И Билл в своем доме в Сиднее тоже не сомкнул глаз. После очередного телефонного разговора они решили больше не звонить друг другу, чтобы не занимать телефон в ожидании желанного звонка. Час проходил за часом. Телефон молчал. И они тоже сидели возле него в молчании, так как все, что они могли сказать друг другу, было уже сказано. Неслышно входил и выходил Мейти, принося им разные напитки и бутерброды, к большинству из которых они так и не притронулись. В конце концов они заснули, но спали плохо. Сара то просыпалась, то вновь погружалась в сон, один тревожнее другого, и ей казалось, что утро никогда не наступит.

— Так что будем делать?

Сара раздраженно посмотрела на брата:

— То же, что и вчера. По крайней мере, для начала. Проверим, есть ли связь с Орфеем, и, исходя из этого, решим.

— А если мы так и не сможем связаться?

— Тогда мы сделаем то, что ты предлагал вчера, — полетим туда.

— И сами узнаем, что происходит, — согласился Деннис и взглянул на часы. — Уже можно позвонить в аэропорт, узнать расписание. Как ты думаешь, туда долго добираться?

— Господи, откуда я знаю? Это зависит от того, есть ли прямой рейс до Таунсвилла. — У нее заныло сердце. Ей вдруг стало не по себе от мысли о предстоящем путешествии.

— Потом нам придется добираться до острова на гидроплане, — говорил Деннис.

— Да не смакуй ты это. Может, нам еще не нужно будет лететь, — резко перебила она его. — Ах, Деннис, и зачем тебе только понадобилось вдохновлять ее на эту поездку? Если бы не ты, то ничего бы не случилось.

— Я вдохновил ее на эту поездку, как ты изволила выразиться, потому что она хотела спасти свой союз с Дэном, — возмутился Деннис. — Ты можешь меня осуждать за мой совет, но где была ты, когда маме было тяжело? Ты была слишком увлечена своим голубоглазым мальчиком.

— Послушай, в тот вечер меня не было дома. Но это не значит, что я в чем-то виновата перед мамой. И что ты имеешь против Тома? Он не сделал ничего плохого.

— Ошибаешься, — парировал Деннис, — и если бы он не вскружил тебе голову, ты бы поняла, куда он метит.

— И куда же?

— Начнем с того, что он втирается в доверие к маме своей американской трепотней и своим замечательным дипломом. Скажите, пожалуйста, ему понадобилось обучаться бизнесу в колледже! А мама иногда клюет на такие штучки. Затем он с завидным упорством начинает обхаживать дочь своего босса, которая к тому же и одна из самых богатых наследниц Австралии. И тоже очень доверчива. Я единственный из вас, кто видит его насквозь.

— Ты все сказал? — Сара побледнела, на ее шее начали проступать красные пятна гнева. — Я всегда знала, что ты глуп, Деннис, но не подозревала, что ты к тому же еще и злой. В отличие от тебя, предпочитавшего болтаться с мальчишками, изображая из себя мужчину, вместо того чтобы прочесть хоть одну книгу, Том работал и учился. И благодаря этому он чего-то добился, а ты — нет. Ты завидуешь ему! — Она разрыдалась.

Вскочив с места, Деннис подбежал к ней.

— Не надо так плакать, Сэсс! — воскликнул он. — Я не хотел тебя расстраивать. — Обняв, он утешал ее до тех пор, пока ее рыдания не стихли. Затем он неуверенно произнес:

— Я правда не думал, что он так много значит для тебя.

— Значит, значит! — проговорила она, и слезы вновь потекли по ее щекам. — Понимаешь, Деннис, я люблю его! Не знаю, любит ли он меня… и захочет ли он меня снова видеть… Вчера мы с ним поссорились, это было ужасно. Поссорились из-за тебя. А теперь мы ссоримся с тобой из-за него. Это невыносимо!

— Тише, Сэсси, ну, перестань.

Постепенно Деннису удалось ее успокоить. И когда он пытался найти подходящие слова, то вдруг с удивлением понял, что они поменялись ролями. Всю жизнь со всеми своими неприятностями он бежал к Саре, и она выручала его. Она была для него второй матерью, особенно когда Стефани куда-то уезжала по делам. Теперь ему приходилось утешать ее. Что же ему сказать?

— Все будет хорошо, не волнуйся, — начал он. — Том не дурак, он не разлюбит тебя из-за такой ерунды.

Сара подняла голову.

— Ты так считаешь? — с сомнением в голосе спросила она.

В это время зазвонил телефон. Этот внезапно раздавшийся резкий звук словно парализовал их, и на какое-то мгновение они застыли, глядя друг на друга. Затем Сара бросилась к телефону.

— Да? Сара Харпер, я слушаю. Да.

Она долго стояла молча и слушала, бледнея на глазах. Наконец, положив трубку, она повернулась к Деннису:

— Вчера утром мама уехала с Орфея на соседний остров, чтобы позвонить оттуда. Они с Дэном поехали на катере и пропали.

Лучи утреннего солнца осветили маленькую кухню роскошной квартиры на Элизабет-Бей. «Однако в воздухе уже чувствуется прохлада, — подумал Филип. — Приближается осень». Он торопливо занялся приготовлением завтрака для Джилли: свежевыжатый апельсиновый сок, крепкий черный кофе и сдобные рогалики, за которыми он специально ездил в лучшую французскую булочную Сиднея. Все должно быть именно так, или он рисковал попасть в немилость к Джилли с самого раннего утра.

Почти готово. Филип достал из ящика чистую салфетку и положил ее рядом с тарелкой Джилли. Она как раз появилась в дверях, только что встав с постели и томно, по-кошачьи потягиваясь. Такой она и нравилась Филипу больше всего — непричесанная и без косметики. Как и многие другие мужчины, он чувствовал себя немного неуютно с холеной и тщательно накрашенной женщиной. А утренняя Джилли была его настоящей Джилли, принадлежавшей только ему. Это все, что он хотел от нее и на что считал себя вправе рассчитывать.

52
{"b":"18438","o":1}