ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— А теперь я скажу вам, что я собираюсь делать дальше. — Она с трудом узнавала свой голос. — Я собираюсь отправиться на биржу и потребовать полного и подробного разбирательства, как вы приобрели недостающие акции, чтобы купить компанию, и как случилось, что наш внутренний список акций оказался подделанным.

— Ну что ж, теперь мы знаем, кто на чем стоит, — сказал он, хотя с удовольствием сказал бы: «О женщина, зачем бороться со мной, когда за одну твою улыбку, за один взгляд или поцелуй я верну тебе эту проклятую компанию, и покончим со всем».

Он поднялся, чтобы направиться в комнату для заседаний правления.

— Кстати, еще одна маленькая процедурная деталь. Мне бы очень не хотелось, чтобы выглядело так, будто я связываю вам руки. Но если вы проиграете голосование по первому пункту сегодня, вы будете исключены из правления и не будете больше президентом «Харпер майнинг». И вы не сможете требовать от биржи какого бы то ни было расследования, так как станете частным лицом. Так что дела компании больше не будут иметь к вам никакого отношения.

Ошеломленная Стефани вышла из кабинета в приемную, почти не обратив внимания на Хилари. Секретарь подняла на нее глаза и сказала:

— О, мисс Харпер.

— Что?

— По поводу вашего звонка принцу Амалю. — Она посмотрела в свои записи. — Мы пытались связаться с ним, как вы просили… Очевидно, он выехал по делам из страны, и в настоящий момент его нет.

— Вы пытались? Это очень важно.

Хилари проводила ее долгим взглядом. Ее мучили угрызения совести по отношению к Стефани и неопределенность сложившейся ситуации. Последнее, однако, длилось недолго. Уже через полчаса Хилари звонила своей подруге из бухгалтерии:

— Мисс Харпер исключена из состава правления! Она проиграла голосование по предложению, внесенному мистером Сандерсом. И ты даже представить себе не можешь, что произошло: голоса распределились поровну, и у нее все вроде было в порядке. Но тут ее собственный сын, Деннис, проголосовал против.

Филип сидел один в своей квартире. Окна с двойными рамами были плотно закрыты, хотя день был солнечный и теплый. Он должен был успокоиться. Он должен был заставить себя все обдумать. Только тогда буря, бушевавшая в нем, утихнет. Филип снова взял документ, лежавший перед ним на столе.

«…Наблюдая за миссис Стюарт, как было условлено, в течение указанного времени… постоянное посещение своего парикмахера на Кинг-стрит… покупка платьев в Стрэнд-Аркад, на Элизабет-стрит, Мартинплаце…

Указанное лицо также часто посещало фешенебельные апартаменты в отеле «Риджент», где проживает финансист Джейк Сандерс. Горничная в гостинице может засвидетельствовать, что данное лицо регулярно вступало в половые сношения с Джейком Сандерсом в течение нескольких месяцев. Дополнительные доказательства могут быть представлены в случае необходимости массажисткой Пик Сан Ву…»

Он должен все обдумать. В течение нескольких месяцев… Это означает, до того, как они поженились… но, Джилли, почему? Часто посещала. Да, Джилли была не из тех женщин, которые что-либо делают наполовину. Особенно по части обмана и хитрости. И сведения с ума мужчин… Он должен все обдумать. Если бы только он мог обдумать все…

— Ну как?

— Все замечательно. Стефани Харпер можно сбросить со счетов.

— Фантастика!

— Как насчет шампанского? Я хочу отметить мою победу над этой дамой, когда вернусь к себе.

— Нашу победу, прошу прощения. А шампанского полно, несмотря на то что я уже начала без тебя.

— Ну пускай, нашу победу. Кажется, ты так уверена в этом!

— Так же, как и ты, раз велел мне быть здесь и готовиться к торжественному событию.

— Ну… и ты подготовилась? Последовал непристойный смех:

— Настолько, что у меня пар валит из ушей. И если ты не поторопишься, я начну с коридорным из гостиницы.

— Держи себя теплой для меня, Джилли. А шампанское холодным. Я не задержусь.

— Жду!

Атмосфера в спальне в Эдеме была наэлектризована до предела. Ярость и негодование Дэна не знали границ. Стефани возмущала его, и он не понимал, как Джейку удалось так легко одержать верх над ней. Она еще раз доказала, что бездействовала, в то время как Сандерс умело плел интриги. Каждый раз, когда она планировала удар, он на ход опережал ее. Потерять свое место во главе «Харпер майнинг» было достаточно тяжелым потрясением. Но к тому же еще и быть выброшенной из правления, лишиться своих полномочий и всех связей с компанией, которая была частью ее жизни, — все это было таким унижением, что могло бы вызвать гнев и у святого.

Но когда в происшедшем виноват собственный сын! Дэн всегда был невысокого мнения о Деннисе, но даже он не мог представить себе, что парень может выкинуть подобное!

— Он хоть объяснил почему? — безнадежно спрашивал Дэн.

Стефани сидела на пуфе, теребя в руках платок.

— Только зло взглянул на меня… и проголосовал.

— Ну и ублюдок!

Никогда прежде Стефани не слышала от него грубых слов.

— Он просто очень рассержен на меня, пытается за что-то отомстить.

— За что?

— Ну… за Тома… за то, что я нашла тебя…

— Да нет, конечно!

— Ну что-то должно быть. После того как мы вернулись с Орфея, прекратились его отношения с Касси Джонс, помнишь ее? Он стал таким несчастным… Но все равно это не объясняет… выпад против меня.

— Стеф, я и раньше говорил тебе, что Деннис не может стать достойным наследником «Харпер майнинг». Мне приходится только сожалеть, что мои слова подтверждаются при таких трагических обстоятельствах.

— При нынешнем положении дел у него лучшие шансы стать президентом, чем у меня, — горько заметила Стефани. — По крайней мере, он все еще в составе правления! И он, должно быть, здорово выиграл в глазах нового президента.

— Насколько я понимаю, он сжег за собой мосты и теперь не может рассчитывать на то, что все мы будем относиться к нему по-прежнему. Стеф, постарайся, чтобы я не видел его. Может быть, я и инвалид, но я не удержусь от удовольствия хорошо врезать ему!

— В конце концов, возможно, и в этом есть свои плюсы, — Стефани замолчала, погрузившись в свои мысли.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Помнишь, как часто ты советовал мне не относиться к Деннису как к маленькому мальчику: бесконечно прощать его, давать ему возможность исправиться, избавлять его от всякой ответственности?

— Конечно, помню.

— И вот я понимаю, что я в конце пути. Деннис показал, что он больше не считает меня своей матерью. Поэтому и не ведет себя как мой сын. Думаю, что он наконец становится взрослым. Надеюсь только, что еще не слишком поздно.

Филип сосредоточенно смотрел на диктофон, стоящий перед ним на столе в его офисе. Он пользовался диктофоном тысячу раз — почему же теперь ему было так трудно решиться? Он должен все обдумать. Обдумать! Нахмурив брови, Филип поднял диктофон и нажал кнопку пуска.

— Стефани, — начал он, — это Филип Стюарт. Конечно, было бы лучше лично поговорить с тобой. Но это… невозможно. Поэтому я посылаю тебе эту запись, чтобы предупредить тебя. — Он вдруг заметил, что не нажал кнопку записи. — Ну что ж, начнем еще раз. Надавим на обе кнопки.

— …Я не могу жить после того, что Джилли мне сделала. Теперь я уверен, что она намеревается погубить и тебя тоже…

«Намеревалась ли она погубить меня? Она любила меня… временами. Я никогда не знал и не предполагал, что она все время была с Сандерсом. Я довольствовался крохами, пока он наслаждался пирогом. Но довольно…»

— …Джилли одурачила всех нас. Теперь я понял, что я величайший дурак. Мы все старались поверить в то, что Джилли начала новую жизнь. И никто не захочет посылать ее обратно за решетку. Но для твоей собственной безопасности, я умоляю тебя, не доверяй ей ни на грош…

Какую роль сыграла Джилли во всем, что произошло после ее возвращения из Нулавы? Этот «несчастный случай» со Стефани… и каким же он был безумцем, даже преступником, подтверждая ее алиби! Эта порочная женщина отвратила его от Закона, которому он следовал всю жизнь и который уважал, видя в нем единственное средство, чтобы пресекать деятельность бездушных и жестоких, легко идущих на убийство людей и призывать их к ответу. А теперь для него все кончено.

73
{"b":"18438","o":1}