ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— О, мама! — Сара, затаив дыхание, смотрела на Стефани.

— Ну и ты, конечно, собираешься пойти на него, — сказал Дэн, даже не зная толком, хочет он этого или боится.

Но последнее слово было произнесено Деннисом:

— Вперед, мама!

Глава тридцать шестая

«Вперед, мама!» Словами не выразить, как Стефани была счастлива услышать это от Денниса. В тот решающий момент за обедом, когда ее поддержала вся семья. Стефани впервые после тяжелого поражения почувствовала прилив сил. Но она знала, что в таком серьезном деле нельзя полагаться на эмоции. Речь шла о деле, ей придется принять, быть может, самое серьезное решение в жизни, и это надо делать на холодную голову.

Как нередко бывало в таких случаях, она вспомнила слова отца. «Выслушай других», — любил говорить Макс, хотя сам он был известен как человек, который пренебрегает большинством советов и действует, повинуясь собственной интуиции. Неплохо бы услышать чье-нибудь мнение, решила Стефани. К Дэну не обратишься — он вышел из игры, заявив, что не может быть беспристрастным и к тому же испытывая немалые сомнения относительно всего предприятия. И Стефани позвонила Амалю, в его люкс в «Хилтоне». Через час элегантный черный лимузин въехал во двор дома в Эдеме, и Стефани с Амалем принялись расхаживать по саду, погрузившись в беседу.

— Ты ведь говорила на эту тему с Биллом Макмастером? — спросил он, и на его тонком умном лице отразилась глубокая озабоченность. — Его план осуществим?

— Конечно. Какие могут быть сомнения?

— Так что же заставляет тебя колебаться?

— О… семья. Не знаю, понравится ли им, если я буду не просто обыкновенной женщиной.

Он рассмеялся мягким гортанным смехом:

— Ну какие же дети откажутся от счастья иметь матерью такую выдающуюся женщину!

— А Дэн? На Орфеевом острове я обещала ему, что оставлю дела.

— И он будет настаивать, чтобы ты была верна слову? — Амаль нахмурился.

— Нет, нет. Но, может быть, ему будет лучше, если я сдержу его.

— Лучше? — Амаль вздохнул. — И надолго? Не забывай, что он влюбился в женщину, которая не сдалась, — в настоящего бойца. Он вполне мог выбрать себе обыкновенную женщину. Но выбрал Стефани Харпер. Интересно, сохранит ли он любовь к той, что будет сидеть дома и заниматься вязанием?

Теперь пришла очередь Стефани рассмеяться:

— Я даже пуговицы не могу пришить! Но это еще не все.

— Ага… Позволь подумать. Деньги?

— Деньги.

Вместо ответа Амаль полез в карман рубашки и извлек листок бумаги.

— Возьми, — сказал он.

— Амаль, это…

— Чек. Выкупи долю Сандерса. Сколько бы это ни стоило.

— Но это же миллионы!

Он пожал плечами:

— Если не хочешь просто принять, считай, что будешь мне должна.

Стефани грустно улыбнулась:

— О, дорогой, ты же достаточно знаешь меня, чтобы понять, что ни того, ни другого я не приму.

На его серьезном красивом лице появилась ироничная улыбка.

— Тогда я выкуплю эту долю — для тебя. Ты не сможешь помешать мне сделать это.

— Амаль, но это же смешно!

— Ну так борись за свою компанию сама! — Его глаза грозно загорелись. — Как ты сама сказала, я тебя знаю — и, может быть, лучше, чем ты сама себя знаешь. Отказаться от борьбы — это для тебя то же самое, что отказаться дышать. Работать, бороться, стремиться и побеждать — ради чего же еще жить?

Стефани промолчала. Они остановились. На листьях деревьев уже отпечатались грустные знаки осени. С океана дул легкий ветерок. Амаль поежился.

— Наша жизнь коротка, — сказал он торжественно. — И когда тебя призовут к последнему суду, ты что же, скажешь, что, услышав трубный звук сражения, испугалась? Спряталась и побежала от противника?

Стефани продрогла до костей. Но голова оставалась совершенно ясной.

— Испугалась? Может быть, — сказала она, вся дрожа, — но не побежала. Никогда!

— Ну вот, мой маленький львенок, — Амаль победно хлопнул в ладоши и, нежно накинув на нее плащ, повел назад к дому.

Ни Сара, ни Деннис ни минуты не сомневались, что, уж коль скоро Билл разработал план, Стефани наверняка вступит в борьбу с Джейком. У обоих были свои веские основания принять ее сторону. Деннис получал отличную возможность загладить свою вину и предоставить матери доказательство своей верности. К тому же ему очень не хватало Касси, он тосковал по ней и все думал, не был ли слишком груб. Его часто подмывало, как тогда, когда они встретились у Джоанны, пригласить ее куда-нибудь. Но всякий раз он останавливал себя, предпочитая испытывать сверлящее чувство тоски, сродни зубной боли, нежели рисковать, что все может опять повториться: ее отказ, попойки, отвращение к самому себе — все то, от чего он только начал отвыкать.

У Сары были свои беды, более острые и непосредственные. Она убедилась, как трудно просто выкинуть из головы слова Тома, его безумную убежденность, что Стефани ошиблась, что все это какое-то недоразумение. Она знала, что он уехал на север прямо на машине, так, словно не мог подождать и нескольких часов, когда будет ближайший самолета до Дарвина.

Что он рассчитывал обнаружить в старом поместье Стефани, в старом Эдеме, потерявшемся где-то вдали от проезжих дорог и населенном состарившимися слугами. В отличие от Тома, энергия и уверенность которого делали его оптимистом по натуре, Сара боялась надеяться. А теперь она ждала худшего разочарования, когда Тому придется вернуться с пустыми руками. Ведь тогда горечь осознания разлуки будет острой, как никогда, и просто так не пройдет.

Зная все это, Стефани не была удивлена, когда на первом заседании военного совета в Эдеме оба ее помощника продемонстрировали свои лучшие качества. Сара привела в порядок бумаги, подготовленные Стефани, и начала с определения позиции на основании предварительных подсчетов.

— Чтобы победить и скинуть Джейка Сандерса, надо возвратить пятьдесят один процент акций «Харпер майнинг», так?

Стефани кивнула. Деннис тихо свистнул: «Ничего себе!»

— Но ведь это бешеные деньги, мама!

— А у нас есть столько? — в ужасе спросила Сара.

— Почти, — ответила Стефани. — Но не наличными. Вклады.

— Выходит, превратив их в деньги, мы останемся ни с чем, — сказал Деннис.

Стефани снова кивнула:

— Поэтому я и хотела все обговорить с вами. Мне придется заложить все, включая Эдем. И если дело обернется не так, как я рассчитываю, я хочу, чтобы у вас все было в порядке. Я намерена выкупить ваши акции, а деньги положить на ваш счет, чтобы никто и ничто не могло вас лишить их и ваши наследственные права были должным образом соблюдены.

Они смотрели на нее, переваривая только что услышанное.

— Но, мама, — удивленно начала Сара, — эти деньги, деньги, которые ты нам даешь за наши акции, — они же наверняка понадобятся тебе, чтобы купить все акции, которые будут выброшены на свободный рынок?

— Весьма вероятно.

— Но ведь мы в эту игру играем вместе, так? Это дело семейное, верно?

— Это моя война, Сэсси, — коротко сказала Стефани. — И это мое решение.

— Не пойдет, — решительно объявила Сара. — Мы толкуем о «Харпер майнинг». Я отдаю тебе свои акции.

— Как ты знаешь, ставка в этой игре — моя бывшая компания. Но твоими акциями я рисковать не могу.

Сара улыбнулась:

— Они твои — или, скорее, компании, — и покончим на этом.

Стефани благодарно улыбнулась ей и посмотрела на Денниса.

— Что-то ты молчишь.

— Ты обвинила меня в импульсивности, когда речь шла о председательстве, — медленно сказал он. — Я не хочу повторять ошибок.

— Ну что ж, это правильно.

— Что будет, если ты проиграешь?

— Сандерс укрепит свое положение в «Харпер майнинг», Эдем и все, чем мы владеем, будет продано с торгов, а нам придется искать работу, чтобы прокормиться, — весело откликнулась Стефани.

— И ты готова рискнуть всем этим? — Деннис обвел рукой изящную, отлично обставленную гостиную, террасу, бассейн, сады, блестящий лимузин на подъездной дорожке.

81
{"b":"18438","o":1}