ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Предстояли неотложные дела: переговорить со священником и отправить депешу на север…

Глава 8

Сибилла была не только удивлена, но в какой-то мере даже почувствовала замешательство, когда повстречала Гриффина вечером на конюшне. Сразу после обеда она действительно послала ему приглашение прокатиться на лошадях и, разумеется, ожидала увидеть его сидящим верхом на лошади во дворе замка. Однако Джулиан изволил появиться на четверть часа позже назначенного времени, да еще под руку со священником Фолстоу – отцом Перри, – при этом они широко улыбались друг другу и оживленно беседовали о чем-то.

– О, вы уже пришли, – радостно приветствовал ее Джулиан, подняв рыжие брови, – надеюсь, я не опоздал, не так ли?

– Вовсе нет, – ответила Сибилла. – Однако если вы столь увлечены другими делами в моем доме (слово «моем» она умышленно произнесла подчеркнуто), я не решаюсь помешать такими приземленными развлечениями, как прогулка по землям Фолстоу.

– Нет-нет, поверьте! – живо откликнулся Джулиан с гримасой искреннего сожаления. – Боюсь, я просто так увлекся беседой с вашим добрым святым отцом, что позабыл о времени. Клянусь, я мечтаю о конной прогулке вместе с вами.

Теперь уж сама леди Фокс была бы не прочь найти повод отказаться от экскурсии, ею самой же и назначенной. Она вдруг разнервничалась, ощутив столь несвойственное ей чувство робости, но выбора не было.

– Ваша лошадь оседлана и ждет вас. Хотя мы и не успеем осмотреть все земли, мы все равно можем опоздать к ужину, поэтому я приказала приготовить дорожные сумки с едой.

По лицу Джулиана Гриффина пробежала легкая удивленная улыбка:

– Нам предстоит пикник? Поразительно! Уже много месяцев мне не доводилось спокойно перекусить на природе, да и погода к этому располагает.

Сибилла почувствовала, как ее губы раздраженно поморщились в ответ на такой энтузиазм, и отвернулась, пока Джулиан сердечно прощался с отцом Перри, уверяя его в совершеннейшем почтении. Когда леди повернулась к нему, Гриффин все еще улыбался.

– Показывайте дорогу, миледи, я поскачу точно следом за вами, – проговорил Джулиан, делая рукой широкий приглашающий жест.

Пришпорив своего коня, Сибилла рысью проехала через двор впереди Гриффина и тихо пробормотала под нос:

– Очень надеюсь, что так оно и будет…

Они проскакали через ворота в направлении на юго-запад, продвигаясь прочь от леса и дороги в сторону широких полей, оставленных под пар, разделенных живыми изгородями. Пока они ехали по сельским угодьям Фолстоу, Сибилла сухим тоном поддерживала светскую беседу, объясняя разницу между культурами, и, по-хозяйски оглядывая поля, рассказывала о сезонном порядке использования полей и о попытках разведения более редких сортов. К ее непомерному удивлению, Гриффин казался более чем заинтересован, задавая уместные и разумные вопросы, а тема урожайности в зависимости от погоды в последнем сезоне его по-настоящему увлекла.

Чудеса продолжались и дальше. Джулиан неожиданно резко повернул и направил лошадь вниз, в довольно крутой овраг, к северной части владений Сибиллы.

– Вы направляетесь к фермерским поместьям, лорд Гриффин? – насмешливо спросила она. – Похоже, вас волнует проблема заготовки силоса?

Окинув ее взглядом, он даже не улыбнулся в ответ на шутку.

– Нет, что вы, дело не в этом, просто хочется побывать на ферме. Давным-давно, совсем маленьким, мне пришлось жить на ферме. Я думаю, что Люси была бы в восторге.

Сибилла пришпорила своего коня Октавиана, и тот грациозно перескочил через мелкий грязный ручей на дне оврага. Она обернулась, желая убедиться, что Джулиан проделал тот же трюк.

– А где ваш фамильный дом, лорд Гриффин?

Похоже, ему совсем не хотелось вести коня рядом с Сибиллой. Октавиан казался сейчас могучим животным, только что покинувшим поле брани, а его собственный конь, да и сам Джулиан, – уменьшенной карикатурной копией.

– В городе… В Лондоне, – резко добавил он, предвосхищая уточняющий вопрос. Он взглянул на вершину холма, освещенного последними лучами заходящего солнца, что придавало молодой траве ржавый оттенок. – Едем дальше?

Она согласно кивнула в ответ, заметив, что перед тем, как тронуться с места, Джулиан бросил на нее острый колючий взгляд. Поскольку теперь Октавиан двигался следом, Сибилла ответила спине Гриффина тем же. Ей было ясно – Гриффина не остановит ни перед чем все, что идет на пользу дочери: ни власть, данная королем, ни равнодушие к собственной семье. Ведь не был же он раньше боевым рыцарем в армии Эдуарда и не мечтал даже о военной карьере. Но Люси Гриффин была рождена в королевском доме всего несколько месяцев назад, когда Элис и Пирс еще находились в Лондоне.

Как же звали его покойную жену? Ее имя… Ее имя… Как же было ее имя в самом деле?

Сибилла резко остановила коня, и Гриффин молча освободил ей путь, предлагая поскакать первой, несмотря на то что та продолжала ехать шагом, удерживая Октавиана от быстрой рыси.

– Леди Ке… – Нет-нет, как-то по-другому. – Леди Кэтрин любила провинцию? – спросила Сибилла, переводя дыхание.

– Кейтлин, – поправил Джулиан.

– О, прошу прощения. – Сибилла внутренне вздрогнула.

– Не думайте об этом, многие ошибались, называя ее Кэтрин, и, привыкнув, она откликалась на все созвучные имена. – Джулиан криво усмехнулся, и Сибилла, внутренне чуть расслабившись, ответила такой же сдержанной улыбкой. – Так вот, отвечаю на ваш вопрос. Кейтлин предпочитала бурную городскую жизнь, хождение по лавкам и ярмаркам. Больше всего ей нравилось покупать новую одежду… – Джулиан остановился, и Сибилла увидела, что тот, оглянувшись, разглядывает маленькую багряную тень, которую отбрасывал Фолстоу в закатных сумерках. Он снова оглянулся на собеседницу, и в его глазах читалась абсолютная искренность. – Тем не менее при всей любви к городским удовольствиям она всегда восхищалась Фолстоу.

Бросив взгляд поверх головы Октавиана, она почувствовала, как неприятно поразило ее внезапное откровение Гриффина. Ей показалось, что она находится на грани какого-то важного открытия, которое может повлиять на ее судьбу.

– Благодаря такому отношению леди Кейтлин к Фолстоу вы и находитесь здесь, не так ли? – достаточно смело предположила Сибилла.

Помолчав несколько секунд, Джулиан ответил:

– Частично – да. Я был близок с Эдуардом не один год, прежде чем познакомился с Кейтлин. Мы воевали вместе.

Сибилла ощутила, как через ее тело прокатилась волна торжества, но сохранила внешнюю бесстрастность, показывая, что ей и так все давно известно.

– Конечно, вы же участвовали в крестовом походе.

– Мне кажется, что вы знаете обо мне так же много, как и я о вас, леди Сибилла, – произнес Гриффин, с трудом сохраняя невозмутимый вид.

– О, я бы так не сказала, – возразила леди Фокс. Ее глаза загорелись, словно в них неведомым образом стало отражаться заходящее солнце, светившее в спины, и мозг лихорадочно заработал.

– Вы же просто смеетесь надо мной, – укорил Гриффин. – Вы прекрасно знали, что Кейтлин была двоюродной сестрой Эдуарда, что вместе с королем мы были в крестовом походе… – Он сделал небольшую паузу. – Что же еще вам известно?

– Вы льстите мне, лорд Гриффин, – улыбнулась ему Сибилла через плечо. – Полагаю, что имею право задать вам тот же вопрос.

Джулиан покачал головой, и его рот изогнулся еще сильнее. Сердце Сибиллы застучало в груди, словно молот, и она быстро отвернулась, чтобы Гриффин не увидел выражения ее лица.

Джулиан вместе с дочерью находился в родственных отношениях с монархом; этот лорд проживал в королевском дворце; его миссия в Фолстоу Эдуарду по сердцу, следовательно, стоит Гриффину глазом моргнуть, и у стен замка окажутся сотни – впрочем, что там сотни – тысячи королевских солдат.

«Я могу помочь тебе, Сибилла, позволь мне это сделать…» – не его ли это слова?

– А почему вы никогда не задумывались о замужестве, леди Сибилла? – внезапно спросил Джулиан из-за ее спины. Ее сердце перестало колотиться и словно превратилось в кусок льда, поскольку в голове возник образ Августа Белкоута.

14
{"b":"184388","o":1}