ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подпись отсутствовала.

Джулиан снова взглянул вверх, где между крепостными зубцами все еще виднелась замеченная им раньше фигурка. Он нисколько не сомневался в том, кто является автором этого письма: с таким же успехом она могла бы прошептать эти два слова непосредственно ему на ухо.

– Здравствуй, здравствуй, Сибилла, – пробормотал Гриффин себе под нос, криво ухмыльнувшись.

– Привести людей в готовность, сэр Гриффин? – спросил его Эрик таким тоном, словно пытался подсказать хозяину, что делать дальше. Его голос вывел Джулиана из задумчивости.

– Не сейчас, Эрик, – ответил он, обернувшись к лучнику и передавая ему пергамент. – Сдается мне, я получил повод для аудиенции. – Он снова отвернулся к дверце своей кареты.

– Но… Сэр… В самом деле, вы же не отправитесь туда в одиночку, не так ли? – недоверчиво поинтересовался Эрик.

– Нет, конечно, – небрежно бросил Джулиан через плечо, открывая дверцу кареты. – Прошу прощения, Маррин, что беспокою тебя, – продолжил он, обращаясь внутрь экипажа, – но, боюсь, тебе придется приготовить Люси для небольшого перехода, я возьму ее с собой. – Не дожидаясь ответа, он снова повернулся к хмурым офицерам.

– И сколько человек будут нас сопровождать? – поинтересовался Эрик, угрожающе поигрывая светлыми бровями.

– Не «нас», Эрик, а только меня и Люси с Маррин.

– Сэр Гриффин, по меньшей мере это неразумно, – осторожно, словно давая совет, с одной стороны, и соблюдая этикет – с другой, заметил Эрик. Он был в числе ближайших друзей Джулиана, поэтому ему зачастую стоило немалых усилий соблюдать субординацию в присутствии других воинов. – Кто возьмется утверждать, что какой-нибудь головорез не прирежет вас, едва вы перешагнете порог замка? И что потом станется с леди Люси?

– Не думаю, что такое возможно, – ответил Джулиан, помогая Маррин выбраться из кареты. В ее руках находился небольшой спеленатый узелок – узелок с его дочерью, – и Маррин держала его с заботой и нежностью.

– Чтоб мне на этом месте провалиться, милорд, – пробормотала нянька, поглядывая на замок выпученными от страха глазами. В это время Люси заворочалась в глубине своего вышитого одеяла, и Маррин, позабыв обо всем, принялась укачивать малышку. – Ш-ш, котенок, ш-ш…

Джулиан снова повернулся к своим людям:

– Итак, пошлите одного гонца с сообщением о том, что я начинаю переговоры. Если в течение часа от меня не придет никаких вестей – засылайте второго, одновременно поджигайте ворота и начинайте штурм.

– Джулиан, – начал было Эрик.

Однако Гриффин уже стоял спиной к своему другу, снова разглядывая высокую крепостную стену. Женская фигурка исчезла, а вместо нее между зубцов один за другим начали вспыхивать огненные шары. Меньше чем за минуту Фолстоу стал похож на огромную пылающую корону, и среди огней стали отчетливо видны тени многих сотен фигур, неподвижно взирающих сверху вниз на людей короля.

Да, сложившееся положение дел казалось крайне опасным, поэтому Джулиан немедленно приказал Маррин отойти вместе с Люси за карету. Тем не менее в глубине души он не собирался отступать от стен замка до тех пор, пока ему не удастся переубедить эту леди Фокс. В конце концов, ему вовсе не хотелось опять расставаться с дочерью хотя бы на время. Кроме того, Джулиану много раз рассказывали, что Фокс иногда была склона к компромиссам.

– Нам пора, Маррин, поторапливайся, – как можно мягче приказал Гриффин, выходя вперед из кольца офицеров к подъемному мосту.

– Только после вас, милорд, – отозвалась нянька плаксивым голосом.

Они встали у самой кромки крепостного рва, когда гигантские деревянные плиты начали со скрипом опускаться. Джулиану было хорошо видно, что, как только край моста коснулся земли и подъемная решетка поползла вверх, в крепости началась суматоха. По обе стороны навесной башни, обороняющей подъемный мост, выстроились шпалеры солдат, образуя своеобразный проход из лат и холодного оружия. Этот живой коридор простирался через весь внутренний двор, вдоль парадной лестницы и уходил дальше в открытые двойные двери. Тени солдат колебались вместе с красным светом, отбрасываемым зажженными факелами.

– Вот чудеса-то, – прошептала Маррин.

– М-да, со стороны весьма впечатляет, – согласился Джулиан, вступая на мост.

Они быстро шли по пути, предопределенному живым коридором, храня молчание. За это время Джулиан успел мысленно прикинуть число отлично вооруженных солдат, которые не спускали с них глаз, и прибавил их к находившимся сейчас на крепостной стене.

По всему выходило, что замок более чем готов к обороне, и это начинало его сильно беспокоить. Если дело дойдет до открытого боя, на легкую молниеносную победу рассчитывать не приходилось, а уж ему-то довелось повидать немало кровопролитий на Святой земле, другим на три жизни хватит.

«С другой стороны, боем больше – боем меньше, какая разница?» – подумал про себя Джулиан, вступая в самое сердце семейства Фокс. Двери за его спиной плотно захлопнулись, но он заставил себя не оборачиваться, хотя и услышал звук встающего на место толстого бруса, служащего надежным засовом.

Что-то тонкое и серое, похожее на привидение, стояло наверху каменных ступеней. Руки призрака были сцеплены за спиной, он был абсолютно неподвижен, будто окоченевший труп, и, казалось, давно ожидал прихода Джулиана. Наконец Гриффин увидел, что перед ним стоит старик, который сдержанно разглядывал Маррин и Люси.

– Могу ли я иметь честь доложить госпоже о прибытии милорда? – осведомился старец.

Джулиан почувствовал, что его губы тронула легкая улыбка.

– Это ты, Грейвз? Твое доброе имя бежит впереди тебя самого не только в Англии, но и за ее пределами. – Гриффин с достоинством преклонил голову. – Лорд Джулиан Гриффин, полномочный представитель его величества короля Эдуарда, желает встретиться с леди Сибиллой по ее собственному приглашению. Со мной моя дочь, леди Люси Гриффин.

Грейвз поклонился в ответ. Ни гостеприимства, ни презрения. Джулиан не смог разглядеть на бесстрастном лице старика никаких чувств: управляющий Фолстоу отличался сдержанностью во всех случаях жизни.

– Не соблаговолит ли милорд следовать за мной? – Грейвз развернулся и пошел куда-то вниз по лестнице, указывая путь.

Коридор неожиданно заканчивался громадным холлом. Джулиан был готов побиться об заклад, что залов таких размеров нет и в королевском дворце. Высокий куполообразный потолок, утопающий в темноте, поддерживался резными контрфорсами, по краям которых шла вереница балконов. Огромное кольцо из черного железа с сотнями незажженных свечей висело на толстых цепях, множество пустующих столов и лавок были свалены вдоль обеих стен на полу из полированного темно-серого камня.

Единственными источниками света в этом помещении служили канделябры, стоящие по периметру холла, и железная люстра, подвешенная прямо над хозяйским помостом, на котором располагались стол и стул с высокой спинкой. Стул в терпеливом ожидании занимала хозяйка. Издалека она казалась совсем крошечной, что выглядело весьма странно, почти смешно, учитывая те крупные неприятности, которые она доставила королю.

Джулиан ощутил, как его сердце забилось чаще, даже сильнее, чем в предвкушении боя. Наконец-то настал тот час, когда он оказался лицом к лицу с самой Сибиллой Фокс, женщиной, чья фамилия была известна ему лучше своей собственной и которую многие считали не более чем мифом.

Шествующий впереди Грейвз остановился и громко выкрикнул на удивление сильным и чистым голосом:

– Мадам! Могу ли я представить вам лорда Джулиана Гриффина и леди Люси Гриффин?

По мере приближения к помосту сердцебиение Джулиана стало успокаиваться, делалось все медленнее, и в конце концов ему стало казаться, что время остановилось. Гриффину уже приходилось слышать рассказы о неземной красоте Сибиллы Фокс, о ее колдовской власти над противоположным полом и о холодном и надменном поведении в обществе. Но лишь сейчас, подойдя к ней ближе настолько, чтобы разглядеть черты ее лица, вдохнуть окружающий воздух, он смог поверить в правдивость этих слухов.

3
{"b":"184388","o":1}