ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

На этом и кончился разговор между мною и миссис Лэнсон.

Итак, мужем Леоноры был капитан Новелль, на корабле которого я возвращался на родину, и с которым в дороге так близко сошелся! Теперь я раздумал посещать Леонору. Мне было бы слишком тяжело ее видеть, и я решил проститься в Лондоне только с братом и его женою и немедленно вернуться в Ливерпуль, чтобы с первым же кораблем уехать в Австралию.

Когда я вернулся в Лондон и сказал брату о своем отъезде, то он был очень удивлен и сильно убеждал меня изменить мое решение. Но я был непоколебим. Вежливость требовала, чтобы я повидался с капитаном Новеллем перед отъездом и поблагодарил его за все услуги, которые он мне оказал. Но теперь, когда я узнал, что он муж Леоноры, я не мог заставить себя хладнокровно отнестись к этому посещению. Накануне своего отъезда я послал ему письмо, в котором выражал ему свою благодарность и извещал о своем отъезде.

На следующее утро после отправки письма, перед самым отъездом в Ливерпуль, вдруг к нам внезапно явился капитан Новелль. Избежать встречи с ним я не мог.

– Вы собираетесь сейчас уехать, – сказал он, как только вошел в комнату, – но я вас не отпускаю и делаю своим пленником. Я должен доставить вас двум дамам, которых вы знаете в продолжение многих лет. Вы не можете сбежать, так как отправитесь со мной немедленно.

– Это невозможно, капитан Новелль, – протестовал я. – Я уезжаю в Ливерпуль со следующим поездом. До поезда осталось так мало времени, что я едва успею доехать до вокзала.

– Я же вам говорю, – сказал капитан, – что я не принимаю никаких отказов. Затем – знаете ли, что я только что узнал? Моя жена и ее дочь ваши старые друзья. Помните ли вы миссис Хайленд и маленькую Леонору? Я случайно произнес имя Роланда Стоуна сегодня утром, прочитав ваше письмо, и моментально во всем доме поднялась суматоха. Моя жена послала меня привести вас, хотя бы и силой. Если вы не пойдете добром, мы будем драться. Без вас я назад не вернусь.

– Остановитесь на минуту! – вскричал я, пораженный его словами. – Ответьте мне на один вопрос! Что такое вы сказали о вашей жене?

– Я сказал, что моя жена и ее дочь ваши старые друзья. Я женат на вдове капитана Хайленда.

– Великий Боже! – воскликнул я. – Так вы женаты не на дочери его?

– Нет. Что за странные вопросы вы предлагаете. Жениться на Леоноре Хайленд! Стоун, я ведь старик и гожусь ей в отцы! Опять-таки повторяю: я женат на ее матери.

– Идем! – воскликнул я, быстро направляясь к дверям. – Идем скорее! Я хочу видеть ее немедленно!

Я шел с такой быстротой, что капитан Новелль едва поспевал за мною. Я был похож на сумасшедшего. Меня охватила дикая радость. Леонора, которую я считал потерянной для меня, была найдена!

Капитан не мог поспеть за мной и отстал. Я же не стал у дверей дожидаться и позвонил. В то же мгновение маленькая служанка отперла дверь.

– Где Леонора? – спросил я.

Служанка была страшно удивлена, но, увидев следовавшего за мной капитана, пропустила меня. Я вошел.

Леонора Хайленд стояла передо мною. Она стала еще прекраснее если это только возможно – чем раньше!

В этот миг я забыл все условности, все приличия и выражал свою радость самым необузданным образом. Повторяю, я был похож на сумасшедшего.

– Леонора! – воскликнул я, обнимая ее. – Вы свободны? Так это правда, что я не напрасно жил и трудился?

Она ничего мне не ответила. Но по ее лицу видно было, что она нисколько не оскорблена резкими проявлениями радости с моей стороны. Мало-помалу я успокоился и привел в порядок свои чувства. Тогда капитан Новелль обратил мое внимание на миссис Новелль, в которой я узнал бывшую миссис Хайленд, мать Леоноры.

Мое продолжительное отчаяние было результатом недоразумения, виновником которого, хотя и невольным, был Мейсен, рассказывавший мне при встрече в Сиднее о замужестве Леоноры. Теперь разъяснилось, как произошла вся эта путаница.

Мейсен зашел как-то раз по делу к капитану Новеллю. Последнего в это время не было дома. Тогда старый моряк попросил вызвать к нему жену капитана. Миссис Новелль была в это время чем-то занята, и вместо нее вышла Леонора. Мейсен, который был знаком с капитаном Хайлендом и его семейством, конечно, узнал Леонору. Это обстоятельство, в связи с короткой беседой, которая произошла между Леонорой и Мейсеном, убедила старого моряка в том, что Леонора – жена капитана Новелля.

Я теперь забыл и думать о бедной Джесси и о возвращении в колонию.

40. ДИТЯ ПРИРОДЫ

Я сидел утром у себя в комнате, нетерпеливо дожидаясь условленного часа, когда мог отправиться к Леоноре. В комнату вошла наша горничная миссис Неггер, и объявила, что внизу дожидается какая-то леди, которая хочет видеть меня.

– Какая леди? – спросил я.

– Она похожа на ангела, – ответила старая горничная, – но только она, очевидно, в большом горе. И какая красавица! Вот уж можно сказать…

– Сказала она вам свою фамилию?

– Нет, да я у нее и не спросила. Только она в большом горе. Она уже давно ждет.

Я спустился вниз, вошел в гостиную и, к моему удивлению, очутился лицом к лицу с Джесси.

Она страшно изменилась, как будто только что пережила опасную болезнь. На щеках у нее был лихорадочный румянец. Глаза были красны от слез. Весь ее внешний облик был олицетворением горя и страдания.

– Джесси! Что такое с вами? – спросил я. – Случилось что-нибудь ужасное? У вас совершенно больной вид.

– Да, – ответила она, – действительно случилось; мое счастье разбито навсегда.

– Скажите же мне, в чем дело, Джесси. Скажите мне все. Вы знаете, что я помогу вам, если только это будет в моих силах.

– Нет, Роланд, я этого не знаю. Было время, когда вы могли спасти меня, но теперь слишком поздно! Слишком поздно, чтобы успокоить мое изболевшее сердце! Может быть, я умерла бы, унеся мою тайну в могилу, если бы не встретила вас опять. Было бы лучше, если бы этой встречи не было. О, Роланд, после новой встречи в этой чужой для меня стране воспоминания, которые нахлынули на меня, лишь терзают и разочаровывают. Роланд, я пришла к вам со своим горем вовсе не с целью обвинять вас. Я только скажу, что вы один могли бы снять с меня это горе. Никто из смертных не был бы счастливее меня, если бы я знала, что вы хоть немного можете полюбить меня.

– Джесси! Можете ли вы говорить так, когда…

– Погодите, Роланд! Выслушайте меня. Я ведь почти безумная теперь. Я хочу сказать вам все, что я выстрадала из-за вас. Поэтому я пришла сюда. Меня хотят выдать замуж за человека, которого я не люблю. Дайте мне совет, Роланд! Ведь для меня мучительно выйти замуж за того, кого я не могу любить, ибо люблю только вас.

– Джесси! Я не могу слушать того, что вы говорите. Я сказал вам, когда мы расставались в Австралии, что я люблю другую. Я недавно встретился с ней и оказалось, что она до сих пор верна мне. Я надеюсь, что вы никогда не будете говорить со мною снова с таким отчаянием. Мы можем быть только друзьями, и вы еще можете быть счастливы.

По мере того, как я говорил, Джесси все больше и больше волновалась и наконец без чувств упала на пол.

Я позвонил и с помощью прибежавшей горничной положил ее на диван и привел в чувство.

– Джесси, – сказал я, когда увидел, что она открыла глаза и глядит на меня, – вы очень плохо себя чувствуете?

– Нет, – ответила она, – я только подумала о том, что вы мне сказали. Если это что-нибудь по поводу…

Она сама себя оборвала и подождала, пока уйдет миссис Неггер, на которую она при этом выразительно посмотрела.

Миссис Неггер догадалась и молча вышла из комнаты.

– Роланд, я скажу вам всего лишь несколько слов. Завтра я должна выйти замуж за мистера Вэна. Так хочет мой отец. А так как я ему обещала, что чего он, того хочу и я, то согласилась на это замужество. Я пробовала полюбить моего будущего мужа, но ничего у меня не вышло, потому что я люблю другого. Я вас люблю, Роланд. Пересилить своей любви я не могу, и мне слишком хорошо памятны ваши слова, что мы можем любить только один раз в жизни. Я ухожу, Роланд. Я вам сказала все.

26
{"b":"18441","o":1}