ЛитМир - Электронная Библиотека

Леонид Федорович, не замечая ее протянутой руки, поднялся и пошел в гостиную. За столом он долго смотрел в рюмочку, потом попросил принести бокал. Он налил его до краев и медленно выцедил до дна.

– Так кто это был?

– Так, прохожие…

Через день на фабрику позвонил Боляско:

– Валентина Петровна, – закричал он истошным голосом, – срочно вылетайте. Баба Миля померла, а соседский Сашка спьяну решил ей крест своими руками поставить и тоже преставился.

Леонид Федорович молча положил трубку. Посидел, потом пошел в комнату отдыха, снял пиджак и сунул голову под струю холодной воды. Он не первый раз приказывал убивать людей, но сейчас ему казалось, что он сам отрубил себе руку. Мир вдруг опустел и все, что долгие годы делал Чабанов сейчас ему показалось никчемным и мелким.

Вода стекала за воротник, но он, не замечая этого, вернулся в кабинет, вынул бутылку коньяка, налил полный стакан и выпил. Он не почувствовал вкуса напитка и какое-то время недоуменно смотрел на бутылку, потом допил остальное.

Первый раз за всю жизнь в его голове было пусто, а в глазах темно. В этой темноте что-то мелькнуло и он увидел перед собой секретаршу. Она сочувственно смотрела на него. Только тут Чабанов почувствовал, что на нем мокрая рубашка и увидел стоящую на рабочем столе бутылку из-под коньяка.

– Вам плохо, принести лекарство или вызвать врача?

– Спасибо, нет.

– Вам звонит губернатор, возьмете трубку?

– Да.

Леонид Федорович почти не слышал что ему говорит Моршанский.

– Петя, – он прервал скороговорку главы администрации, – давай все бросим и поедем куда-нибудь на природу.

– Что с тобой? Сейчас только одиннадцать, у меня кабинет полон людей.

– Петя, гони их к чертовой матери.

Моршанский что-то буркнул и положил трубку. Когда через десять минут, Чабанов приехал к зданию администрации, губернатор встретил его на ступенях. Он коротко взглянул в лицо Леонида Федоровича и молча сел в его машину.

Весь день они молча пили. Моршанский несколько раз порывался пригласить девочек, чтобы скрасить их невеселое застолье, но Чабанов коротко бросал : «нет» и губернатор безропотно отставлял телефон. Так и не опьянев, Леонид Федорович во втором часу ночи вернулся домой. Только открывая дверь, он вспомнил, что впервые за все время супружества, не предупредил жену о своем позднем возвращении. Она спала в кресле у накрытого стола.

– Лапушка моя, – он опустился перед ней на колени, – только ты меня никогда не предашь. Господи, если бы я верил в бога, то попросил бы его, чтобы он дал нам возможность умереть в один час. – Он сам не заметил, что по его лицу текут слезы.

Она, не открывая глаз, обняла его и прижала к себе.

– Успокойся, все будет хорошо…

Утром, когда Леонид Федорович уже стоял у порога, зазвонил телефон.

– Леня, – подняла трубку жена, – Москва.

– Доброе утро, Леонид Федорович, – Чабанов узнал уверенный голос Беспалова, – а, может быть, у вас оно не доброе?

– Я рад вас слышать, Константин Васильевич. Утро у нас на все сто. Каким ветром вас занесло в столицу?

– От вас прячусь. – Чабанов, чувствуя неожиданно подступившее волнение, удивился мальчишескому сарказму, прозвучавшему в голосе своего бывшего помощника, но решил играть до последнего.

– То есть?

– Бросьте, со мной не ломайте комедию. Я хорошо знаю вас. Контрольные телеграммы, которыми мы должны были обменяться с Коробковым и Шляфманом перед отъездом за кардон, не пришли. А сегодня в Петровском пассаже я высветил парня из нашего города и почти уверен, что он водит меня. Что же вы, Леонид Федорович, совсем из ума выжили?

– Я?!

– Мы же договорились, – не слушал Беспалов, – что после нашего разговора не знаем друг друга. Вы же не глупый человек и прекрасно понимаете, что нам самим наодо скрывать свое участие в ваше «благотворительной» Организации. Что же заставило вас пустить за нами мальчиков из службы безопасности?! Поясните, может, пойму. Ведь не могли же вы, серьезный человек, превратиться в ревнивую жену. В другом случае подобная реакция теряет всякий смысл. Почему? Я слушаю вас?

– Костя, – Чабанов впервые назвал Беспалова по имени, – возвращайся, мы ведь друзья, я все забуду, ты будешь жить…

– Значит они убиты, и я прав. Вы горько пожалеете об этом, – в голосе Беспалова зазвучал металл, и трубка со стуком упала на рычаги аппарата.

– Предатель, ты свою пулю получишь, – проговорил вслух Чабанов, не заметив, что этими словами поверг жену, стоявшую рядом, в ужас. Он взял из ее рук плащ и вышел из дома.

Весь день Чабанова преследовали дурные предчувствия. Он даже уничтожил все бумаги, хоть каким-то образом касающиеся Организации. Потом долго мотался по городу и, оглядываясь, развез всю свою страховую наличность по надежным старикам и старухам. После обеда Леонид Федорович заехал на дачу и взял из сейфа свой пистолет. Уже в машине, возвращаясь домой, он понял всю бессмысленность этого поступка, достал оружие, хотел его выбросить, но не решился расстаться с красивой вещицей.

Жена встретила его у порога. Он привычно прижался к ее щеке и удивленно отстранился – лицо жены было покрыто гримом.

– Аннушка, что это?

– Галка приходила, вот и разрисовала. Я хотела стереть, а потом решила посоветоваться с тобой.

Он внимательно осмотрел лицо жены и досадливо передернул плечами.

– Странная ты, незнакомая, а так… Если тебе нравится, то я не против макияжа.

Она усмехнулась и пошла в ванную комнату. Когда Чабанов услышал плеск воды и понял, что жена смывает грим, ему стало стыдно.

«Совсем голову потерял, – подумал он. – Аннушку зря обидел. Что он может сделать? Даже если что-то скажет – без свидетелей и документов кто ему поверит? Много лет назад пытался покончить жизнь самоубийством, значит душевнобольной. Врачи всегда это подтвердят… »

Леонид Федорович подошел к бару, налил и выпил коньяка.

– Что же ты на голодный желудок? – Розовое от холодной воды лицо жены светилось доброй улыбкой.

– А, – он махнул рукой, – день сегодня какой-то взбалмошный. Я вообще собираюсь бросить пить. Бегать с тобой будем, зарядкой заниматься. Поселимся где-нибудь на берегу теплого моря – ты и я и никого больше…

– Что это ты, Леня? Рано тебе о пенсии думать. Ты без дела и людей не сможешь, измаешься только.

Зазвенел телефон. Чабанов рывком снял трубку.

– Леонид Федорович, – в голосе Боляско было что-то такое, что заставило Чабанова насторожиться. – Мы за ним двое суток мотались. Вы же приказали, чтобы все было тихо, а случая все не было. Мне даже казалось, что он шкурой нас чувствует и специально не бывает в безлюдных местах. А сейчас он отвез жену и детей к родственникам на Кутузовский и, – было слышно, что Боляско сглотнул слюну, – пошел на Петровку.

– Куда?

– В Московский уголовный розыск.

– Ты,..ты,..-Чабанов вдруг почувствовал тяжесть в груди, сердце замерло и снова двинулсоь, – осел, он же всю Организацию завалит. Надо было стрелять в него. Стрелять, ты слышишь?! – Сам того не замечая, Леонид Федорович кричал. – Нельзя было давать ему гулять по Москве…

– Там было полно милиции, – Боляско говорил медленно, словно заново все переживая, – они закончили рабочий день и шли целым косяком. Не могли же мы бить его прямо в толпе.

– Могли! В черта превратись, в ужа, любые деньги выложи, ничего и никого не жалей, но чтобы сегодня же он был убит. Понял?

– Да.

Чабанов положил трубку. В ушах звенело, в глазах появились темные круги.

– Леня, – он с трудом услышал то, что говорит жена, – я тебя не понимаю. Уже несколько дней ты говоришь об убийстве, это что – дурная шутка?

– Какая шутка?! – Он вскочил со стула, на котором сидел. – Одна сволочь, которую я когда-то спас от смерти и позора, готова пустить псу под хвост мой двадцатилетний труд. Его надо было убить здесь, когда он решил возразить мне, здесь!

Она отшатнулась:

– Убить человека?!

– Он не человек, он – предатель.

33
{"b":"18445","o":1}