ЛитМир - Электронная Библиотека

Генерал впереди, гость позади – они подошли к двери. Министр, взглянув в глазок, открыл дверь. На лестничной площадке стоял прапорщик с петлицами пограничника на рубашке. Он удивленно поднял белесые брови:

– Вы же сами приказывали, товарищ генерал…

– Все нормально, Петя.

Уже на улице, садясь в машину, генерал пропустил Эсенова вперед и тихо проговорил:

– В конце концов – все мы шахматные фигуры на доске истории.

Его спутник никак не прореагировал на эти слова. Он смотрел в проход двора. Там, чуть прикрывшись углом дома, стояла новенькая «Волга».

– Вот и все, – отрешенно прозвучал голос Эсенова, – они уже здесь и дороги назад для меня нет.

Генерал чуть двинул плечом, отбрасывая полу куртки. Майор, стоявший у передней дверцы машины министра, приподнял дипломат и положил большой палец на кнопку, которая отбрасывала обе стенки чемоданчика, обнажая автомат.

– Садись, – генерал чуть подтолкнул Эсенова в глубь салона, – стрелять не будем, да и они брать нас тут не решатся.

Майор чуть отступил назад и, приподняв дипломат, прикрыл им и собой министра, садящегося рядом со своим гостем. Не успел генерал опуститься на сидение, как водитель дал полный газ. Адьютанту пришлось прыгать в стремительно уносящуюся машину. Едва коснувшись сидения, офицер всем телом повернулся назад, готовясь в любой момен открыть стрельбу по нападавшим. Но водитель «Волги», не скрывая своих намерений, почти в ту же секунду двинулся за машиной министра.

– Обнаглели до предела, – прошипел от ярости майор.

– Не обращай внимания, – проговорил, даже не глядя в сторону преследователей, генерал, – они наверняка из комитета и если мы их сейчас остановим, то предъявят свои удостоверения и скажут, что выделены для моей охраны.

Водитель вопросительно посмотрел в зеркальце, стараясь поймать взгляд министра.

– К артиллеристам, Петя. Знаешь, около кинотатра «Космос» полк стоит ?

– Есть, товарищ генерал.

Машины мчались по залитому полуденным зноем Ашхабаду. Редкие прохожие пробирались по тратуарам, держась вблизи домов и стараясь не выходить из-под тени раскидистых деревьев. Проспект Махтум-Кули, по которому они ехали, был полон автомобилями и водителю генерала, не снижавшему скорости и не обращавшему внимания на сигналы светофоров, приходилось метаться между едущими в обе стороны потоками. Кто-то из возмущенных шоферов сигналил, кто-то крутил пальцем у виска и материл водителей проносящихся по осевой машин. Преследователи шли метрах в тридцати сзади и, похоже, не собирались отставать.

– Может быть, – голос водителя звенел от напряжения, – через Туркмен аул попытаемся оторваться? Там, правда, пыли придется поглотать и покидает, но я знаю такие проезды…

– Давай, – согласился генерал.

Водитель, почти не снижая скорости, свернул направо, и Эсенов сильно ударился головой об крышу.

– Держись, – засмеялся министр, – Петя, если не расшибет, то точно довезет.

Густая пыль заползла в, казалось бы, герметичный салон «Вольво». Машину било и бросало. Майор, все время оглядывающийся назад, уже не видел за густым шлейфом, рвущимся из-под колес, машину преследователей. Вдруг «Вольво» взлетело и, ударившись всеми четырьмя колесами, об дорожное покрытие, машина понеслась по асфальту.

– Пока они выберутся из пыли, – довольно проговорил шофер, – мы уже в полку будем.

Мимо замелькали какие-то проулки, заставленные аккуратными деревянными домиками, огороженными невысоким штакетником и густо обсаженные вишнями.

– Это что, Туркмен аул? – удивился генерал.

– Да, – кивнул головой Эсенов, – только в этой части чуть ли ни сначала века живут русские и украинцы.

– Сзади никого нет, – доложил майор.

– Они могут поехать другой дорогой.

– Нет, – возразил водитель, взглянув в зеркальце на Эсенова, – к этим воротам ведет только одна дорога. Да и кто знает куда мы поехали?

Машина подлетела к высокому кирпичному забору, в котором темным провалом выделялись металлические ворота, выкрашенные в зеленый цвет. Не успел адьютант выскочить из машины, как ворота открылись и они увидели невысокого солдатика, безразлично взиравшего на проезжащую мимо машину.

– Сними-ка с него стружку, а то пропускает, не глядя, – приказал министр, – и чтобы ту машину, если она придет, задержал. Пусть дежурного вызывает или вообще отсюда уйдет… Найдешь нас в штабе, поехали, Петя.

«Волво» пронеслась по военному городку и замерла у беленного двухэтажного здания.

– Спрячься куда-нибудь подальше, чтобы тебя тут не видели.

– Я буду в парке машин «НЗ», – водитель ткнул перед собой рукой.

Генерал кивнул и они с Эсеновым взбежали по ступеням высокого крыльца в здание.

Дежурный офицер, поднявшийся навстречу, увидел на плечах тужурки генеральские погоны и громко вскрикнул:

– Смирно!

– Отставить, – бросил генерал, – командир у себя?

– Так точно.

– Меня здесь нет, – в голосе министра было столько стали, что даже Эсенов автоматически вытянулся, – ни для тех, кто будет спрашивать по телефону, ни для тех, кто сюда войдет, даже если это будет сам Генеральный секретарь или председатель КГБ, понял?

– Так точно.

Они бегом поднялись на второй этаж. Генерал, стукнув, открыл дверь кабинета командира полка. Навстречу им поднялся высокий полковник.

– Здравствуй, Андрей, – министр крепко пожал ему руку, – знакомся – это подполковник Эсенов.

– Первых, – командир полка кинул руку к козырьку, – прошу садиться.

– Особняк твой здесь?

Офицер протянул руку к телефону:

– Николай Васильевич, зайди, пожалуйста.

Почти тот час через порог шагнул грузный майор, увидя посетителей, он повернул голову и, заметив генеральские погоны, медленно поднес руку к козырьку:

– Начальник особого отдела…

Генерал досадливо махнул рукой:

– Николай Васильевич, – он повел рукой в сторону Эсенова, – в этом дипломате совершенно секретные документы. Мне нужно немедленно скопировать их в трех экземплярах. Два на микрофильмы, один на обычную бумагу и магнитофонные пленки.

– Но-о? – Майор вопросительно посмотрел на командира полка.

– Вам нужны наши документы? – ноздри генеральского носа раздулись, а голос опустился до шепота.

– Вас, товарищ генерал я знаю.

– Это подполковник Эсенов, – министр помолчал, – сейчас он заведует отделом ЦК местной компартии и допущен ко всем секретам страны.

Эсенов молча достал свое удостоверение и протянул офицеру. Тот внимательно прочитал его и, закрыв, вернул владельцу.

– Подполковник поможет вам, – министр усмехнулся, – а вашему начальству о нашем посещении можно доложить и завтра. Вы не против? – Генерал весело посмотрел на командира полка. Тот опустил глаза. Когда Эсенов с начальником особого отдела вышли, хозяин кабинета, пожав плечами, сказал:

– Ты же знаешь, что я им не могу приказывать.

Генерал, поднявшись и подойдя к шторе, почти полностью прикрывающей окно, взглянул вниз, потом повернулся к своему приятелю.

– Когда он доложит своему начальству?

– Вообще говоря, он мужик неплохой, может, и завтра…

– Там мой адьютант идет, – генерал кивнул вниз, – прикажи дежурному, чтобы он его в какой-нибудь кабинет проводил, где можно журналы почитать – не хочу, чтобы его кто-нибудь увидел.

Полковник поднял трубку, передал распоряжение дежурному по полку и поднял глаза на своего гостя:

– Что так трудно?

– Да, обложили суки со всех сторон. Кабинет слушают, следят, совершенно не скрываясь. – Он хотел сказать полковнику, что прошлую почту, посланную из его полка с фельсвязью, прочли в местном КГБ и, очень может быть, что «неплохой мужик Николай Васильевич» не портит отношения с местной службой безопаности, хотя это мог сделать и сам фельдегерь.

Полковник поднялся и, достав из шкафа бутылку водки, несколько помидор, ломтей черного хлеба и солонку, вернулся к столу:

– Накатим по единой?

Генерал снял тужурку, командир полка покосился на служебную кобуру с «Узи», висящую под его левой рукой, но ничего на сказал. Он налил по полстакана водки и, подняв свой, спросил:

54
{"b":"18445","o":1}