ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Только если узнает, что ты поцеловал меня, — сказала барменша. — А теперь иди к своему приятелю.

По-моему, он чем-то расстроен.

— Представляешь, — сказал Джонатан, когда Микки сел рядом с ним, — видимо, никто не придет, кроме Лизы. А я даже не помню, что приглашал ее.

— Потрясающе, — сказал Микки.

Его рука казалась ужасно тяжелой, словно это был' фрагмент одной из скульптур его отца.

— Ты принес мне выпить? — спросил Джонатан.

Но у Микки все уже плыло перед глазами, и он попытался сосредоточить взгляд на шайбе, мелькающей на экране телевизора.

Дэвиду позвонили

Дэвид улыбнулся, когда понял, что забыл про ужин с друзьями в «Мен Рэй». Ничего себе! До сих пор он ничего не забывал, и всегда в глубине души завидовал Пэтчу Фладу, который был таким бесшабашным, что на него ни в чем нельзя было положиться. А теперь Дэвид с родителями сидит здесь, на игре «Рейнджеров», совсем забыв про своих приятелей.

— Гол! — закричал Сэм Гробарт.

Он вскочил, размахивая руками, заставив подняться и Дэвида.

— Как им это удалось? — спросила мать Дэвида, и Сэм сел на свое место, чтобы объяснить ей, что произошло.

Теперь «Рейнджеры» вели, и настроение у Дэвида улучшилось. Было начало третьего периода, и все, что нужно было сделать «Рейнджерам», — всего-навсего продержаться.

В воздухе на Мэдисон-Сквер-Гарден плавал тяжелый запах пота и пива. А в голове у Дэвида была лишь одна Аманда. Он надеялся, что она, наверно, сейчас обедает с родителями.

И тут зазвонил его телефон. Дэвид вытащил аппарат так быстро, что на секунду испугался, что не удержит его в руках, тот вылетит на лед и будет разрезан коньком одного из хоккеистов. Но он сумел удержать телефон, звонила Аманда.

— Привет, где ты была? — спросил Дэвид.

— А ты где?

— Не важно… На игре «Рейнджеров». Что происходит? Я пытался тебе дозвониться…

— Я знаю, — ответила Аманда. — Я должна тебе что-то сказать.

— Что? — спросил Дэвид.

Он наклонил голову к коленям, чтобы лучше слышать.

— Я не знаю, можем ли мы дальше быть вместе.

— Что? Почему?

— Я не хочу тебе говорить. От этого будет хуже всем.

— Что хуже? О чем ты говоришь?

— Не заставляй меня…

— Не заставлять?

Дэвид огляделся вокруг невидящим взглядом. На льду что-то происходило.

— Ты хочешь, чтобы я сказала… Я развлекалась с другим. Ты, собственно, его знаешь. Хотя мне вообще-то этого не очень хотелось. И теперь я очень из-за 'этого переживаю.

— Что? Кто он? Нет!

Дэвид уронил телефон. У него вырвался крик.

С тех пор как он был в пятом классе и Арно поцеловал девчонку, которой Дэвид писал записки, это была Молли, он всегда боялся, что девчонки его будут обманывать. Из-за этого у него так долго не было подружек — до Аманды. Теперь боль предательства пронзила его; ему казалось, что тело перестало его слушаться. Он даже не пытался сообразить, с кем же она ему изменила.

Оглушительный крик «нет!» пронесся над стадионом. Отец Дэвида вскочил и заставил встать его. Между тем Дэвид кричал от боли. Секундой раньше защитник «Рейнджеров» приложил соперника к борту прямо перед ними. Хоккеист сполз на лед.

Нарушение правил. Штрафной бросок.

Телекамера крупным планом показывала лежавшего хоккеиста, кричавших болельщиков, поскольку теперь складывалась ситуация, что «Рейнджеры», видимо, упустят победу. Потом оператор взял в кадр Дэвида, который выглядел как обычный болельщик, разъяренный поражением любимой команды; хотя на самом деле ему всего лишь позвонила любимая девушка, чтобы сказать, что она развлекалась с кем-то другим, кого он к тому же знает. Все это было написано на лице у Дэвида.

Нет!

Что бывает, когда девушка тебя любит, а ты ее не очень

— О Господи! — воскликнул я. — Ты посмотри на экран.

Я вскочил так быстро, что опрокинул свой стакан.

На экране «Рейнджеры» проигрывали «Флаерсам», исход игры был предрешен, и мы безучастно за этим наблюдали. Мне было по фигу, а Микки вообще, казалось, находился на другой планете. Но тут камера взяла крупным планом одного совсем расстроенного болельщика, у которого выражение ярости на лице сменилось слезами. Камера задержалась на нем. Парень кричал.

— Это Дэвид! — сказал Микки.

Казалось, он пытался разогнать плавающие перед глазами круги.

— Да. Это Дэвид. И он плачет. И это показывают по ящику.

— Похоже, к нам он не собирается, — заметил Микки.

— Не понимаю, что с ним случилось?

— Наверно, просто забыл.

— Не в этом дело! Чтобы он так плакал по ящику!

Но я-то знал, в чем дело. Я мысленно выругался по адресу Арно и задумался, как же мне все это уладить.

А Пэтч? Где он? Впрочем, сейчас не до них.

Я присел рядом с моим одурманенным лекарствами другом, скрестив руки на груди. Тот строил глазки барменше, а она, кто бы мог подумать, отвечала ему.

Или, может, она над ним посмеивалась? Не знаю…

Микки расстегнул свою спортивную куртку, под которой у него ничего не было. Несколько девушек в баре оглянулись на него. Микки встал и попытался танцевать, но он был настолько слаб, что сразу сел обратно, больше на меня, чем на диван. Я спихнул его с себя.

Иногда я забываю, насколько Микки умеет нравиться девчонкам. Они льнут к нему, потому что он их шокирует и возбуждает? Может, потому, что он ненормальный? Почему некоторые девушки встречаются со мной? Потому что я разбираюсь в обуви? Вряд ли…

— Вечер прошел впустую, — сказал я.

Микки уже практически ни на что не реагировал."

— Тебе надо идти домой, — сказал я.

— Зачем?

— Посмотри на себя. Тебе нужно отдохнуть. Иначе ты пропустишь в школе всю неделю. Где твой мотоцикл?

— Не знаю… Наверно, у Пэтча, — улыбнулся он.

— Я вызову тебе такси.

— Не надо, — сказал он. — Я смогу дойти. Я и подумать не мог, что Дэвид будет так переживать из-за «Рейнджеров».

— Я тоже.

Я поднял глаза и увидел Лизу, которая входила в бар.

Одна. Она была в своем обычном черном прикиде, с зачесанными назад волосами. Мужики в баре уставились на нее. Когда Микки увидел ее, он неуверенно поднялся на ноги, однако на этом его силы иссякли. Лиза взяла его лицо в руки и посмотрела ему в глаза.

— Посмотри, это твоя подружка, — сказал Микки.

— Нет, — сказал я, наверно, слишком поспешно.

Видимо, из-за того, что мы прошлый год часто бывали вместе и много говорили друг с другом по телефону, все считали, что у нас близкие отношения.

— Иди домой, — сказала Лиза.

Она взяла его под руку и вывела из бара, чтобы посадить в такси. Я воспользовался этой возможностью, чтобы позвонить Флэн Флад.

— Джонатан? — спросила Флэн.

— Чем ты занимаешься?

— Смотрю на DVD «Моя так называемая жизнь» с Лорой и Ребеккой. Вообще-то, мы знаем этот фильм наизусть. Кстати, мы на секунду переключили канал и попали на игру «Рейнджеров», так там показывали твоего приятеля Дэвида, который плакал, как ребенок.

— Слушай, извини за то, что было.

— Ерунда. Все в порядке.

Я слышал в трубку, как участилось ее дыхание, и я знал, что только присутствие подружек заставляет ее так отвечать мне.

— Ты можешь сбежать из дома и встретиться со мной? — спросил я.

Но тут я увидел, как дверь бара открылась, вошла Лиза и направилась ко мне. В любом случае, зачем я просил Флэн о встрече?

— Не знаю, смогу ли я, — ответила она, стараясь, чтобы ее голос звучал по-взрослому.

— Ты права. Не стоит этого делать. Это было глупо с моей стороны. Я, наверно, сошел с ума. Извини. Не обращай внимания.

— Позвони мне завтра, — прошептала она и положила трубку.

Я посмотрел на Лизу, которая стояла передо мной.

— Ну и где вся компания? — спросила она.

— Никто не пришел. Выпьешь? Ты с кем-нибудь?

— Я одна, — ответила Лиза.

Мы подошли к стойке и присели в углу. Лиза заказала нам выпить. Я пытался найти для нее какие-то слова, но у меня из головы не выходила малолетка, которая сейчас смотрела дома с подружками старый фильм.

11
{"b":"18447","o":1}