ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Что с тобой? — спросил Дэвид.

— И получил знак.

Дэвид быстро поднял голову, но уже ничего не увидел.

— Увидимся позднее, — сказал Микки.

— Куда ты? — спросил Дэвид.

— Туда, — ответил Микки, взбираясь по ступенькам. — Увидимся завтра в школе.

— Мы же учимся в разных школах.

— Отлично.

Дверь открылась, и появилась Филиппа, одетая лишь в купальный халат.

— Привет, детка, — сказал Микки. — Я скучал по тебе.

— Ты, чучело, мой папа вчера сказал, что, если я еще раз увижусь с тобой, он отошлет, меня в специальную школу на одном из кораблей в Карибском море.

Она обняла его.

— Где твои родители? — спросил Микки.

— На ужине в «Боло», Я должна подъехать туда к ним, но я, наверно, забыла об этом.

Они вошли в дом, который по размерам соперничал с домом Фладов. Однако, поскольку Филиппа была единственным ребенком и ей не разрешали устраивать вечеринки, в доме были невероятные чистота и порядок, как в музее.

— Что же ты хочешь делать вместо ужина? — спросил Микки.

— Я хочу, чтобы мы были самой романтичной парой в целом мире. Как Ромео и Джульетта.

Они поднялись наверх в ее комнату.

— Давай просто будем сами собой, — предложил Микки.

Одна Келли и слишком много парней

Арно расхаживал взад и вперед в Международном аэропорту Майами, ожидая Келли. Он был в белых пижамных штанах, черной, рваной футболке и босиком; из-за последнего он уже дважды поругался с охранниками аэропорта. Однако парень хотел предстать перед Келли абсолютно отвязным, потому что теперь, по каким-то непонятным для него самого причинам, он намеревался соперничать за нее с Рэндаллом Одди.

— Как дела, милый?

Подошедшая сзади Келли хлопнула его по животу и поцеловала в щеку. Арно подумал, что от нее пахнет кондиционером для ткани с запахом маргариток и коктейлями, выпитыми в самолете.

— Привет, — тихо сказал он.

Он понимал, что выглядит смущенным, сам не зная почему. Обычно когда он встречался с девушкой, то любил появиться с другой или даже с двумя, чтобы они ревновали друг к другу и в результате быстрее уступали ему. Но, думая о Келли, он забывал про других девушек.

И тут заметил Рэндалла Одди. Он протер глаза, но тотчас исчез.

— Привет, старик, — сказал тот. — Я опоздал на свой самолет и полетел вместе с Келли.

Они рассмеялись и ударили друг друга по плечу.

— Мой…

Арно удалось прервать себя, прежде чем он продолжил: «…отец не станет организовывать для тебя выставку, если ты не отстанешь от моей девушки».

— Твой?

— Мой автомобиль ждет нас, — сказал он.

Арно одолжил роскошный белый «Кадиллак» 1974 года с откидным верхом у менеджера галереи своего отца. Он едва мог водить его и надеялся, что поведет Келли. Но теперь придется ему, потому что будь он проклят, если Рэндалл Одди сядет где-нибудь, кроме как сзади.

— Твой отец готов оттянуться сегодня вечером? — спросил Рэндалл, приобняв Арно.

На Рэндалле была футболка с надписью «Уничтожайте богатых», пятнистые джинсы и сандалии. Арно едва поборол искушение указать охранникам на Рэндалла, закричать: «Террорист!» — и убежать с Келли.

На улице было ослепительно солнечно и очень жарко, везде росли пальмы. Зной заставил их замедлить шаг.

— Мне здесь нравится, — сказала Келли.

— Еще бы, — хором ответили Арно и Рэндалл.

Когда они ехали, по приемнику крутили ужасные Хиты на испанском, которые Келли знала лучше своих спутников и могла напевать. Она сидела, положив ногу на ногу, на соседнем с водительским сиденье, в то время как Рэндалл расположился сзади, а Арно, вцепившись в руль так, что побелели костяшки, рулил среди потока машин. Они выглядели эффектной компанией, хотя Арно сейчас было не до того.

— Ля-ля-ля. О, ми корасон! — распевала Келли.

Какие-то парни в красном «Мерседесе» пристроились рядом с ними и подпевали вместе с ней.

Арно взглянул в зеркало заднего вида на Рэндалла.

Их глаза встретились. А Келли в это время получила приглашение на вечеринку от парней в «Мерседесе».

Они подъехали к дому родителей Арно, четырехэтажному особняку в испанском стиле на Оушен Драйв, припарковались и прошли вокруг дома на задний двор, где располагался бассейн с бортиками, плавно спускающимися к воде.

— Я хочу забраться в этот бассейн, — сказала Келли, бросая сумку.

— Я тоже, — сказал Рэндалл.

— В шесть гости соберутся на коктейль, — заметил Арно.

— Они могут присоединиться к нам, — сказал Рэндалл.

Он стянул свою футболку и джинсы. Арно уставился на него. Он что, хочет купаться голым? Арно выпятил грудь и тоже стал раздеваться.

— Постойте, ребята. Мне нужно надеть бикини, — сказала Келли. — Я не собираюсь купаться голой днем.

— Ерунда, — махнул рукой Рэндалл.

Он показал им язык, стянул трусы и прыгнул в бассейн. Арно и Келли уставились на него. Арно слышал, как сквозь стеклянную дверь входят его родители.

— Черт знает что, — сказал Арно.

— Да, — сказала Келли, и у Арно возникло неприятное чувство, что ей нравится то, что она видит.

— Залезайте, вода отличная! — крикнул Рэндалл.

— Позднее, — сказала Келли. — Здравствуйте, мистер Вальденбургер, миссис Вальденбургер. Какой у вас прекрасный дом.

Рэндалл продолжал плавать в бассейне, быстро, потому что вода была очень прозрачной, а Келли беседовала с родителями Арно, которые, казалось, не обращали внимания на тот факт, что их сын стоит в одних трусах, а в их бассейне плавает голый художник.

Зарычав, Арно стал натягивать штаны обратно.

Дэвид не в состоянии справиться с собой

— Эй, плакса!

— Заткнись, придурок, — ответил Дэвид.

Шла игра Поттертонской баскетбольной команды с командой новичков. Дэвид играл в центре, постоянно получая мяч со всех сторон и постоянно его теряя, тщетно пытаясь думать только о баскетболе. И тут Адам Риккенбахер, этот красивый новичок, который почему-то не нравится Джонатану, начал на него наезжать.

— Извини, приятель. Ты такой чувствительный, — сказал он.

— Я надеру тебе задницу, Рикенсракен, — огрызнулся Дэвид.

Но чувствовал он себя совершенно подавленным.

Он подошел и вырвал мяч у Адама из рук, тот не сопротивлялся, но тут другой новичок хлопнул Дэвида по спине и прошептал: «Уа-уа». Дэвид отдал мяч другому игроку, ушел с площадки и сел, прислонившись к синей, покрытой мягкой обшивкой стене зала.

— Дэвид, вернись на площадку — крикнул ВиДжей Сингрэм, их тренер.

Вообще-то он был довольно мягким человеком, но сейчас в зале были родители потенциальных учеников, и он хотел казаться твердым. Все складывалось для Дэвида как нельзя хуже — тренер кричал, новички издевались, да еще эти родители восьмиклассников; и он был в центре всеобщего внимания. Прежде чем он сам понял, что происходит, Дэвид закрыл майкой лицо и заревел, как будто ему было шесть лет, и кто-то пинком прогнал его из песочницы.

— Всем продолжать игру! — крикнул тренер и направился к Дэвиду — Хоть бы Кто-нибудь прикончил меня, — всхлипнул Дэвид.

— Что случилось? Ты нам нужен на площадке.

— Сейчас, одну минуту.

— Проблемы с девчонками? Видимо, в этом все дело? Знаешь, все об этом говорят.

— Пожалуйста, оставьте меня в покое, — сказал Дэвид.

Взглянув на Сингрэма, он увидел, как у того на шее вздулись вены, а на лбу выступил пот.

— Как ты со мной разговариваешь?! — загремел тренер.

Он оглянулся. Полдюжины родителей смотрели на него; игра остановилась, и все ученики тоже наблюдали за происходящим.

— Ты хочешь вынудить меня научить всех на твоем примере?

— Я ничего не хочу от вас. Тем более вынуждать.

Дэвид вдруг почувствовал, что у него нет сил даже на то, чтобы говорить. Он медленно встал и пошатнулся. Адам Риккенбахер поддержал его под локоть. Дэвиду это было неприятно, но все же он оперся на него.

15
{"b":"18447","o":1}