ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Теперь послушайте меня, молодой человек, — сурово сказал тренер. — Чем вы все занимаетесь в свободное время — это ваше личное дело. Но когда ты приносишь свои обиды на обманувшую тебя девушку сюда, это уже моя проблема!

— Тренер, успокойтесь, — сказал Адам Риккенбахер.

— А что ты скажешь, Дэвид?

— Спасибо, тренер, вы подняли мне настроение.

— Выметайся отсюда!

— Уже иду, — ответил Дэвид.

Он оттолкнул Адама и побрел в душ, слыша позади смех и стук мяча.

Еще одно открытие выставки Одди

— У моих родителей такой большой дом, — говорил Арно Келли. — Мы можем оставаться в гостевом крыле, и никто даже не узнает о нашем присутствии.

— Замечательно, — ответила Келли. — Кстати, я только что познакомилась с поразительной женщиной — она владеет этим ночным клубом на Саут Бич, который пока еще не открылся. Ее зовут Ингрид Казарес, и она говорит, что я должна к ней заглянуть.

Мы сможем там потанцевать, и она будет подавать нам выпивку. Но это лишь через несколько часов.

А что мы будем делать сейчас?

— Не беспокойся, — сказал Арно. — Я что-нибудь придумаю.

Он стоял с ней около галереи его родителей на Линкольн Роуд. Хотя официальное открытие выставки уже закончилось, в галерее еще было полно народу; все восхищались творениями Рэндалла Одди. Это было на руку Арно, потому что художник был некоторым образом отрезан от Келли группой коллекционеров. Тем временем Арно медленно вывел Келли из галереи, ухитрившись, чтобы их никто не окликнул.

— Мы можем вернуться обратно и отыскать Рэндалла, — заметила Келли.

— Да, но неужели ты не можешь придумать ничего более интересного?

— Нет, — ответила Келли и улыбнулась.

В этот момент слуга подогнал белый «Кадиллак».

Арно не заказывал его. Но вот он здесь. С ключами зажигания в замке.

— Благодарю, — сказал Арно и залез внутрь.

Он махнул рукой Келли, которая пожала плечами и села на сиденье рядом с ним.

— Поехали домой, — предложил Арно.

— Постой! — раздался сзади чей-то крик. Арно увидел менеджера галереи — владельца «Кадиллака».

Он кричал и размахивал руками. Арно включил радио.

На светофоре Арно повернулся к Келли. Она улыбалась, и он поцеловал ее, сначала в шею, затем в губы. Ее кожа была горячей от солнца; она слегка рассмеялась и ответила на его поцелуй. «Наконец-то», — подумал Арно. Как правило, он добивался от девушек гораздо большего. Машины за ними засигналили.

Несколько минут спустя они въехали на вымощенную белым камнем парковку около его дома. Тут было тихо. Арно взял Келли за руку и повел ее вокруг дома к бассейну.

— Давай, наконец, искупаемся, — сказал он.

Келли не ответила. Она осторожно завернула за угол; вокруг бассейна горели свечи. В самом бассейне, в ведерке со льдом, прикрепленном к спасательному кругу, охлаждалась бутылка шампанского. Играла музыка в ритме самбы. Арно принюхался. В воздухе пахло благовониями. Но ведь он всего этого не готовил.

На какое-то мгновение он пришел в бешенство, подумав: неужели Рэндалл каким-то образом улизнул с открытия выставки и добрался сюда раньше их. Тогда где же он?

Арно крепко сжал руку Келли и осмотрелся. Не мог же Рэндал передвигаться так быстро.

— О Господи! — сказала Келли.

И тут Арно увидел своих родителей, выходящих из стеклянной двери. На них не было ничего, кроме полотенец, обернутых вокруг бедер. Как и он с Келли, они держались за руки.

— О нет! — сказал Арно.

Полотенца упали. Его родители были отчетливо видны обнаженными.

Он почувствовал, как Келли вырывает свою руку из его руки.

— Ни фига себе, — прошептала она.

Родители Арно начали страстно целоваться. Келли и Арно несколько секунд смотрели на них, словно парализованные, как свидетели автомобильной аварии.

— Вот черт! — пробормотала Келли и побежала обратно в машине.

— Нет, Келли, подожди…

Арно побежал за ней. Никогда за всю свою жизнь он еще не был в таком замешательстве.

— Прошу тебя, отвези меня обратно в галерею, — сказала Келли.

Она села в машину и закрыла глаза руками.

Арно, как можно тише, вывел огромную машину со стоянки. Он не произнес ни слова и не смотрел на Келли, которая громко жевала жвачку и рассматривала свои ногти. Арно осторожно вел машину и старался изгладить из памяти образ родителей, ласкающих друг друга при свете свечей у бассейна.

У Микки окончательно едет крыша

В среду утром Микки Пардо решил идти в школу.

Он убедил себя, что наконец оправился от одурманивающих болеутоляющих средств; и в любом случае он даже немного соскучился по школе. Поэтому он появился на втором уроке — физике и с удовольствием слушал, как миссис Алсадир рассказывает о каких-то маленьких кучках дерьма, именуемого кварками. Хотя он не понимал, о чем речь, это было занятно.

— Есть вопросы? — спросила миссис Алсадир.

— Я лишь хочу сказать, что мне нравятся эти дерьмовые байки, — крикнул Микки.

Миссис Алсадир лишь неловко улыбнулась и предложила урок. У Микки не было ни тетради, ни карандаша. Он сидел один, на заднем ряду. Спустя некоторое время он взобрался на лабораторный стол и прилег на бок. Миссис Алсадир по-прежнему ничего не сказала.

Затем ему позвонил Джонатан, и Микки решил поговорить с ним, поэтому направился в коридор. На нем был коричневый спортивный костюм, тяжелые ботинки, на шее висели какие-то старые цепочки, а также черные пилотные очки. Гипс сиял белизной, за исключением тех мест, где Микки пролил на него кофе или испачкал едой.

— Ты вернешься на урок? — окликнула его миссис Алсадир.

Микки ее проигнорировал.

— Ну что там, старик? — спросил он в трубку.

— А у тебя есть что-нибудь интересное? — откликнулся Джонатан. — Я разыскиваю Арно — он должен вернуться. Представь себе, он отправился во Флориду с моей кузиной.

— Неужели?

Микки почуял запах чего-то вкусного, вроде бекона, и оглянулся.

— У нее был свободный день между собеседованием в Нью-Йоркском университете и университете Сары Лоренс, и она отправилась в Саут Бич. Мне даже думать не хочется, чем они там занимались. Мне пришлось прикрывать ее, и теперь она вернулась.

Но Арно сегодня не вернулся. Кстати, ты не видел Дэвида?

— Он же ходит в Поттертон, помнишь? А я в Тэлбот.

— Ах, да. Слушай, я свяжусь с тобой еще раз, позднее, чтобы…

— Неплохо…

Микки оглядел коридор. Откуда такой приятный запах? Маленький восьмиклассник шел по коридору и что-то ел. Сэндвич. Так…

— Микки Пардо! — прозвучал жесткий мужской голос. Но Микки его не слышал. Он уронил телефон.

Мальчик с сэндвичем приближался.

— Наверно, мне надо прийти к тебе домой после школы, — продолжал бубнить Джонатан в воздух. — Мы вместе пойдем разыскивать Арно.

Микки широко расставил руки, как бы показывая, что намерен поймать мальчишку. Ему нужен был этот сэндвич. Восьмиклассник попытался обойти его слева. Потом справа.

— Микки Пардо! — взывал взрослый мужской голос.

Слишком поздно. Микки схватил мальчика, прижав его своим гипсом, и сэндвич вылетел у того из рук.

— Постой… — пробормотал мальчик приглушенным голосом, поскольку был прижат к груди Микки.

Микки подхватил сэндвич и отправил его себе в рот. Ему слышались вокруг какие-то голоса. Микки казалось, что он не ел много дней. Он сжал челюсти, но сэндвич выскользнул у него изо рта, как кусок скользкого мыла из рук, и Микки вновь сомкнул челюсти на чем-то мягком и движущемся. Микки заурчал. «Бекон», — подумал он.

— А-а-а! — закричал восьмиклассник, когда Микки укусил его за руку.

Потом Микки оторвали от его добычи, позвонили его родителям и отправили домой за то, что он укусил ученика.

Дэвид начинает кое-что понимать

— Ты видел Пэтча? — спросил Джонатан.

Они с Дэвидом стояли перед домом родителей Микки, дожидаясь, пока кто-нибудь их впустит.

16
{"b":"18447","o":1}