ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Кто же заботится о тебе?

— Фебрари, — ответила она, заворачиваясь в мой свитер.

— Серьезно?

Мы пошли по направлению к ее дому.

— Ну, Пэтч сказал родителям, что он будет присматривать за мной, и в любом случае это предполагалось на пару дней, но потом мама отправилась в Санта-Лючию, а папа задержался в Коннектикуте, в этой своей башне, куда никому не позволено входить, а Пэтч все это время неизвестно где, поэтому я, собственно, сама о себе забочусь. Заказываю суши или тайскую еду для себя и для Фебрари, когда она вспоминает, что голодна.

— Постой… Пэтча нет уже с прошлой недели?

— С прошлой среды.

— Ничего себе! И с тех пор у всех неприятности.

— Что ты имеешь в виду?

— Арно клеится к моей кузине и строит из себя идиота, Микки грозит исключение из школы, Дэвид порвал со своей девушкой и то и дело плачет на людях.

— И Пэтч пропал.

— Да, и это тоже.

Какое-то время мы шли молча и оказались перед ее домом. Я быстро оглянулся. Моя рука все еще обнимала ее.

— Хочешь подняться и посмотреть со мной «Школу рока» на большом телике в спальне моих родителей?

Я глубоко вздохнул. Я представлял себе, что произойдет, если я это сделаю, и хотя мне не слишком нравится подавлять свои порывы, я знал, что сейчас должен это сделать.

— Я всегда засыпаю на этом фильме, — сказал я, отодвигаясь от нее.

Но мы все еще держались за руки.

— Ну.., мы могли бы вздремнуть вместе.

— Нет, я не думаю, что стоит это делать.

— Джонатан, я не могу больше ждать тебя!

— Ты и не должна. То, что я тогда сказал — правда. Мне нравится встречаться с тобой — по-дружески. Это все.

— Но тогда, вечером, ты позвонил.

— Да, я знаю, тут есть противоречие, но все же…

Я понимал, что все это звучит неубедительно. Я выпустил ее руку. Флэн была слишком юной, и все потешались надо мной из-за того, что я встречаюсь с ней; и, как ни глупо это звучит, я знал: то чувство, которое я испытываю к ней, — это не правильно.

— Послушай. Я позвоню тебе позже, и мы решим, что делать с Пэтчем.

— Как хочешь, — сказала Флэн.

У нее внезапно испортилось настроение, она открыла дверь и исчезла в доме, даже не попрощавшись со мной.

Я побрел домой, думая, что надо бы повидаться с мамой; мы не виделись несколько дней. Но когда я пришел, ее не было. Зато в моей комнате была Келли, она развалилась на моей кровати.

— Ты все еще здесь? — спросил я.

— Да, мы не уедем до воскресенья. А может быть, я полечу обратно отдельно от мамы. Я пока не решила.

У меня еще много дел в этом городе.

— Понятно, — пробормотал я, опускаясь на стул. — А разве тебе не пора в школу?

— Мои дела здесь кажутся мне более важными.

Тут зазвонил ее мобильник. Она поднялась и улыбнулась мне так, словно мне было девять лет и пора ложиться спать.

— Разве это не ясно? Я здесь отлично, просто замечательно, провожу время.

Она вышла из комнаты. Я какое-то время сидел, а потом вспомнил, что у меня есть неотложное дело — отыскать Пэтча.

Я начал действовать, позвонил Флэн и договорился, что мы с друзьями встретимся у нее дома будущим вечером и решим, как нам искать Пэтча; если, конечно, он до этого времени не объявится сам. Фебрари Флад также могла бы помочь, хотя Флэн не видела ее со вчерашнего дня. Ее мама звонила из Санта-Лючии, так что Флэн хотя бы знала, что ее родители должны вернуться в воскресенье. Это означало, что нам следует постараться найти Пэтча к этому сроку.

Итак, наконец всерьез сосредоточившись на Пэтче, я стал вызванивать нужных людей.

Проблемы Микки нарастают как снежный ком

Микки и Филиппа расположились в ее комнате на третьем этаже в пятницу после школы, хотя, собственно, в школу ходила лишь Филиппа. Они лежали на кровати и так самозабвенно целовались, что едва не задыхались.

— Мне нужно сегодня быть у Фладов, — сказал Микки, медленно отрываясь от Филиппы. — Я обещал Джонатану.

— Да брось ты. Забудь о нем.

На Филиппе было лишь красное нижнее белье, которое она купила в «Маленькой кокетке» по дороге из школы. Микки отвел взгляд и сосредоточился, чтобы сформулировать предложение.

— Видишь ли, Пэтч куда-то надолго пропал, и Джонатану нужна наша помощь., чтобы найти его.

— А нам какое дело? — рассмеялась Филиппа.

— Кроме того, мне нужно убраться отсюда до того, как вернутся твои родители.

— Это правда, — согласилась Филиппа. — Так ты считаешь, что тебя действительно выгнали из школы?

— Вообще-то, я думаю, что мой старик должен поговорить об этом с твоим отцом, — сказал Микки.

Он взглянул на стену, где висела большая картина Рэндалла Одди: красивый зеленый глаз, искривленный и словно подмигивающий. Микки решил, что это крутая картина.

— Потому что мой папа состоит в попечительском совете Тэлбота?

— Правильно.

Через час Филиппа должна была ехать с родителями в их дом в Амагансетте; это было частью их соглашения после того, как она рассердила их на прошлой неделе. Теперь она должна проводить с ними больше времени и относиться к ним как к живым существам, а не бездушным машинам.

— Тебе пора выметаться отсюда, — сказала она.

— Встретимся позже, — ответил Микки.

Он встал, натягивая свой спортивный костюм и разыскивая на полу свои ботинки.

— Я не могу. Ты же знаешь, я ухожу. Микки, ты что, совсем теперь не носишь нижнее белье?

Микки повернулся к ней, они упали на кровать и снова начали целоваться. Но тут зазвонил телефон Микки, и они оба знали, кто это.

— Мне нужно идти.

— Может быть, я вернусь на такси и разыщу тебя завтра вечером, — сказала Филиппа. — К тому времени я уже успею порядком надоесть моим предкам.

— Хорошо бы. Мы найдем Пэтча, и я буду свободен. И замолви за меня словечко перед твоими родителями, ладно?

— Ну, это, наверно, не очень хорошая идея, — заметила Филиппа.

Он кивнул, потому что она была права.

Микки сбежал вниз по ступенькам. Он должен был убраться до прихода ее родителей. Ему было категорически запрещено появляться рядом с их дочерью.

Он подошел к входной двери и попытался отпереть ее, но замок почему-то не поддавался. Он нажал снова.

И тут ручка начала поворачиваться сама. Привидение?

Микки попятился, увидев входящего Джексона Фрэди.

— А, мистер Пардо, — сказал мистер Фрэди. — Какой приятный сюрприз.

— Ну.. Я, собственно, как раз собирался уходить.

— Нет, мистер Пардо, ваши планы изменились. Сегодня вечером мы ужинаем вшестером.

— Вшестером?

— Наша дочь, ваши родители, затем, конечно, мы с женой, и вы. Шесть.

Микки растерянно оглянулся. Я? Вшестером? Вот дерьмо.

— Мы воспользуемся этой возможностью, чтобы кое-что прояснить раз и навсегда.

У Арно разлад между чувством и поступками

В последний момент Арно надел черный костюм, хотя обычно не носил таких вещей. Ему показалось, что так он будет чувствовать себя лучше. Это был дорогой костюм от Ralph Lauren, который он, собственно, позаимствовал у отца (тот до сих пор находился во Флориде). Арно в своей комнате готовился к встрече в доме Фладов. Он поставил «Ясные глаза» и подпевал.

Дело не в том, что он любил Келли. Дело в том, что она от него все время ускользала. И это его очень раздражало.

— Кто из двоих окажется глупцом? — , распевал он. — Кто им окажется? Ты можешь мне объяснить?

Мне нужно это понять.

Тут он бросился на кровать и, сам не зная почему, разрыдался.

В это время зазвонил телефон. Джонатан.

— Где тебя черти носят?

— Я уже иду Я просто…

И не смог придумать, что сказать. Он отключил телефон и тупо стоял в отцовском костюме и белой оксфордской рубашке, и ему ужасно захотелось с кем-нибудь поговорить. Наконец ему пришло в голову позвонить Лизе Комански. Она всегда хорошо к нему относилась. Она его поймет.

18
{"b":"18447","o":1}