ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Разве ты не у Фладов? Вы ведь собирались разыскивать Пэтча? — спросила Лиза.

— Да. Я на пути к ним. Я на улице. Я тут подумал, что хорошо бы сначала увидеться с тобой.

— Ну, ты, наверно, увидишь меня позже, когда вы покончите с делами и начнется вечеринка.

— Но мне нужно увидеть тебя сейчас.

— Зачем?

— Просто нужно.

— Ладно. Давай.

Они договорились встретиться-перекусить в «Корнер Бистро».

Арно занял место в углу за перегородкой, где они были отделены от остальной публики. Лиза появилась несколько минут спустя. На улице начался дождь, и ее черные волосы были покрыты капельками воды. Она села и попыталась языком слизнуть капельку, упавшую с челки на нос. Арно протянул руку и стряхнул ее. Лиза прислонилась спиной к стене и посмотрела на Арно.

— Спасибо, что встретилась со мной.

— Без проблем.

Они заказали по гамбургеру и пиво за два доллара, которое по вкусу смахивало на подкрашенную содовую.

— Просто… — начал Арно.

Но он не мог говорить дальше. Как объяснить? Арно помрачнел, надулся и не мог ничего сделать, лишь водил по полу своим ботинком из крокодиловой кожи, который выглядел таким же странным, как обувь, которую обычно носит Джонатан. В конце концов Лиза пересела к нему.

— Ты хочешь, чтобы я сама это сказала? — спросила она.

Арно был мрачен. Он думал о Келли, ее лукавой усмешке, ее светлых волосах и темных бровях; о том, что она выглядит обнаженной и мечтающей о сексе, даже когда она одета и, возможно, думает о ком-то другом, кого она заставит увлечься собой в этом городе. А сейчас она где-то с Рэндаллом Одди и бог знает с кем еще, занимается неизвестно чем, может, черт бы ее побрал, позирует ему. Проклятье!

— Ты знаешь эту историю про Кортни Лав? — спросил Арно. — Про то, как она в пятнадцать лет составила список того, что хочет сделать, и под номером три — после записи хита и съемок в Голливуде — стояло: «Подружиться с Майклом Стайпом».

— Да, это крутой подход к жизни, — ответила Лиза. — Но ты ушел от темы.

— От какой темы? — спросил Арно.

— От той, на которую ты хотел со мной поговорить.

— Ладно, — сказал Арно с несчастным видом. — Говори ты.

— Тебя всегда влекло ко мне, но ты не хотел признаваться из-за Джонатана.

— Ну…

Лиза погладила Арно по щеке тыльной стороной ладони и отхлебнула свое пиво. Появилась официантка и поставила их гамбургеры на край стола. Они оба знали, что если не съесть их в ближайшие пять минут, они сморщатся, застынут и станут по вкусу похожими на холодную глину.

— Но дело в том, Арно, — продолжала Лиза, — что с Джонатаном покончено. Я больше не могу ждать его, к тому же неизвестно, что он там затеял с младшей сестрой Пэтча; на мой взгляд, это глупо и опасно; в любом случае.., я тоже думаю о тебе.

— Да?

Арно уставился на свою еду. Он знал, что не станет ее есть. Ему надо было сразу заняться Келли, как только он увидел ее. Тогда бы он уже давно про нее забыл.

— Да, и много, — ответила Лиза.

Арно наклонился и поцеловал ее прежде чем она успела сказать что-то, что еще более смутило бы его.

Они целовались десять минут, двадцать. Лиза оказалась весьма чувственной, хотя и в весьма своеобразной манере. Действительно, Арно всегда думал о ней как о девушке Джонатана. Однако он не хотел того, что происходило сейчас. На самом деле нет.

— Мне надо идти, — сказал Арно.

— Давай не будем никому говорить об этом.

— Это хорошая идея.

— До тех пор, пока мы не будем готовы.

— Я с тобой полностью согласен, — сказал Арно. — Давай подольше сохраним наш секрет.

Они поцеловались на прощанье, и он пошел вниз по улице, а его мысли возвращались к той пятнице, когда он закончил развлекаться с Амандой и увидел Келли.

Келли! Ему хотелось, чтобы она уехала и он смог забыть о ней.

А что с Дэвидом? Знает ли он, что Арно развлекался с Амандой? Не проболталась л и Аманда? Будем надеяться, что нет. Арно пожал плечами.

Когда приходилось иметь дело со всей этой ерундой: с чувствами и тем, чтобы не обижать людей, он просто терялся.

И СНОВА ПЯТНИЦА, ВЕЧЕР

Я никогда не просился на роль судьи

Днем в пятницу я купил новую пару обуви. Не могу сказать, что это было каким-то пятничным ритуалом. Просто я периодически — и, как правило, по пятницам — иду на Мэдисон-авеню и покупаю новую пару ботинок. Сегодня это были черные кожаные туфли от Prada на рифленой резиновой подошве. Выглядели они очень круто, чем-то напоминая маленькие «Порше-Каррера» или что-то подобное, поэтому я надел их без носков. Помимо этого на мне были брюки хаки, черная рубашка и черный свитер с капюшоном. До дома Фладов я добрался лишь через два часа, поскольку мне пришлось зайти домой и оставить там лишние ботинки, чтобы не таскать их с собой.

Когда я поднялся по ступенькам и позвонил, то почувствовал волнение из-за того, что Дэвиду и Арно придется столкнуться нос к носу; к тому же неловкость из-за моих отношений с Флэн тоже не улучшала настроения. Но сейчас Флэн, по крайней мере, не должно быть дома. Она собиралась пойти в кино, а потом остаться у Диланов. В глубине души я надеялся, что она отсутствует не из-за меня.

Дверь мне открыл Дэвид.

— Все уже здесь? — спросил я.

— Только я и Арно.

— Ах, так.

Судя по всему, Арно ничего не сказал Дэвиду, поскольку тот выглядел, по обыкновению, печальным, но не злым.

Мы вошли в гостиную, которую слуги убрали после гулянки в прошлую пятницу. Арно сидел на диване, закинув ногу на ногу, в одном из костюмов своего отца за пять тысяч долларов и с запотевшей бутылкой пива, которую он опустил на колено.

— Ты выглядишь неважно, — заметил я ему, садясь на стул между ним и Дэвидом, который занял место на диване напротив.

— Что ты имеешь в виду?

— Бледный, вялый, тусклый. Ты что, совсем не загорал во Флориде? Сколько дней ты пропустил в школе?

— Я ненадолго зашел туда в четверг, — ответил Арно.

Он выглядел совсем подавленным; у Дэвида тоже был несчастный вид. Но я не уверен, что они до конца понимали причины своих невзгод, а я не собирался просвещать их на этот счет.

— Я слышал, они до сих пор называют тебя самым чувствительным человеком на свете, — заметил я Дэвиду.

— Да. Но этот парень, Адам Риккенбахер, пытается убедить их прекратить доставать меня. Возможно, это с ним Аманда обманула меня, и теперь его мучит совесть, вот он и старается как-то загладить свою вину.

— Сомневаюсь, что это так, — сказал я и взглянул на Арно, который уставился в пол.

Какое-то время мы сидели молча. Но, я думаю, всем нам хотелось, чтобы вдруг появился Микки, швырнул что-нибудь из предметов обстановки Фладов об стену, а эти двое, наконец, разобрались бы между собой: кто кому чего сделал, и это ушло бы в прошлое, и мы опять стали бы друзьями.

Зазвонил мой мобильник. Это был Микки.

— Я на обеде, — сказал он. — Начинайте без меня.

— Мы не можем начать без тебя — Я не смогу прийти раньше десяти.

— Где ты?

— Я в аду, — сказал он и отключился.

Микки: обед в аду

Микки, его родители, Филиппа и ее родители сидели в «Золотой пальме», старом ресторане на Чарльз-стрит. Заведение было стилизовано под XIX век — со свечами, красным деревом и обоями с крупными красными цветами.

Вся компания сидела молча.

Официант в костюме той же эпохи принес им закуски.

— Прежде чем мы перейдем к проблеме, которую ты создаешь в нашем доме, давай разберемся с той маленькой неприятностью, которая случилась в школе, — начал мистер Фрэди, принимаясь за дымящихся улиток.

— Я сделаю все, что вы скажете, чтобы исправить ситуацию, мистер Фрэди, — сказал Микки.

Он взглянул на Филиппу, которая сидела рядом с ним.

— Конечно, письменное извинение и общественные работы — это только первый шаг, — сказал мистер Фрэди.

19
{"b":"18447","o":1}