ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ну а если ты ничего не придумаешь, то придумаю я.

— Спасибо.

Я посадил совсем расклеившегося Арно в такси и попрощался с ним. Он что-то сказал — я не понял, что именно, — шоферу, который сразу улыбнулся и начал оживленно болтать с ним.

— Что это? — спросил я.

— Фарси, — ответил — Арно. — Правда, круто?

Я немного научился у Дэвида. Я действительно надеюсь, что мы сможем остаться друзьями.

УТРО СУББОТЫ, СОЛНЕЧНО, ТЕПЛО

Микки Прадо напал на след

Микки сидел на потертом атласном диване в глубине зала в клубе «Спасите Роботов». Это был клуб в Ист-Виллидж, куда люди приходили, уже повеселившись в других местах, чтобы расслабиться, покурить Марихуану и подремать. Часов у Микки не оказалось, но было ясно, что время уже предрассветное; сквозь затемненные окна струился серый свет. Микки услышал какой-то скрипучий звук; он посмотрел на свой гипс, на который до сих пор не обращал внимания.

Его грызла мышь.

«Мне нужно вскочить», — подумал Микки. Но не сделал этого. Рядом с ним на диване стоял бокал с какой-то темной жидкостью. «Гиннес»? Возможно. Он глотнул и тут же выплюнул обратно, что бы это ни было. Проклятье, отец когда-нибудь убьет его. Хорошо, если он вчера уехал в Монток. Или позавчера? Надо лучше контролировать события. Нет, постойте. Он ужинал с отцом прошлым вечером. Черт! Может, они уехали в Монток после ужина?

Микки огляделся и увидел вокруг небольшие компании людей, которые, что удивительно, не спали и даже беседовали. Тут он кого-то узнал. Рэндалл Одди был там с какими-то парнями и несколькими женщинами, а также молодой девушкой, у которой, казалось, оставалось гораздо больше сил, чем у остальных.

О. Микки поднялся. Если бы он только был способен восстановить цепь событий. Но последнее, что парень помнил, это как он сидел на заднем сиденье черного автомобиля и ехал в Ист-Виллидж. Потом.., и это все.

— Эй! — окликнула его Келли.

— О, — сказал Микки.

— Хватит этого, — сказала Келли.

— Я не хотел… — начал он и остановился.

Говоря «О», он имел в виду, что на полу около ее ноги сидит мышь, но не решился пускаться в объяснения. Если Келли относится к тем девушкам, которым наплевать на мышь, грызущую край ее кожаного ботинка, то это ее проблема.

— Иди и присядь со мной и Рэндаллом, — позвала Келли. — Мы как раз обсуждаем, куда бы нам отправиться позавтракать. Мне уже надоел «Флорент».

— Тебе надоел «Флорент»? — спросил Микки. — Ты здесь всего-то с неделю! Кельвин Кляйн живет здесь уже лет девяносто, и он все еще ходит во «Флорент».

— Я знаю, — сказала Келли, стряхивая мышь с ботинка. — Я говорила с ним об этом в последний раз, когда была там.

Келли взяла его за руку и посадила рядом с Рэндаллом Одди и компанией. Они обсуждали, кого допустят на выставку в Уитн и, проходящую раз в два года.

Микки заметил, что Келли усиленно кивает головой, словно понимает, о чем идет речь.

— О Господи! — сказал Микки.

Он опустил взгляд и увидел у себя в руках блокнот с какими-то записями. Слова на странице казались полной ерундой, словно они были написаны на фарси.

Это свидетельствовало о двух вещах: что он потратил какое-то время, выясняя, куда девался Пэтч, и что он в результате напился.

— Я прошу прощения за прошлый вечер, — сказал Рэндалл Одди.

Микки постарался сфокусировать на нем свой взгляд. А-а, этот клоун.

— Все в порядке, — сказал он.

— Что это? — спросил Рэндалл Одди. Все собрались вокруг Микки и стали рассматривать его блокнот.

— Круто, — заметил кто-то.

— Послушайте, — сказал Микки. — Вы, ребята, все имеете дело с искусством и думаете, что видите перед собой рисунки. Не-е-е… Дело в том, что пропал мой друг Пэтч. И я все это записал прошлым вечером, но от чертовых болеутоляющих, которыми меня напичкали, я плохо соображаю, и получилась такая фигня.

Так что это не то, что вы думаете.

— Это не искусство, — сказал Одди.

— Нет — Как, ты говоришь, зовут твоего друга?

— Пэтч. Пэтч Флад.

— Смешное имя.

— У тебя тоже.

— Знаете, — сказал другой парень, с высоким голосом и волосами, закрывающими лицо, — мне кажется, я недавно слышал это имя. В доме у Грейс.

— Грейс? — переспросила Келли.

Даже Микки мог различить, что ей неприятно слышать имя другой женщины. Все замолчали.

— Если твой друг тот, кого я имею в виду, то он самый счастливый парень на свете, — заметил тот парень.

— Это он. Вне всякого сомнения, — ответил Микки.

Что надеть, отправляясь в поисковую экспедицию?

Я заехал за Дэвидом в субботу утром, и мы поехали на такси в «Барниз».

— Это поразительно, — сказал он.

Но поскольку он говорил это уже, по крайней мере, пятый раз, я его слова проигнорировал. Пока мы ехали, он смотрел в окно, словно видел Манхэттен впервые.

Мы зашли в «Барниз», и, конечно, мне пришлось, и не раз, напоминать себе, что я приехал сюда не для того, чтобы самому делать покупки. Это для Дэвида.

Он позвонил в субботу в девять утра. Я не планировал выбираться из дома раньше двенадцати, но он сказал, что ему нужно прикупить какой-нибудь стильный прикид. Должен признаться, это взбодрило меня, но я решил все же еще немного доспать. Я был уверен, что Келли еще не вернулась домой. Наши мамаши снова отсутствовали, гостили у своих старых друзей, Кофилдов, в их поместье в Вестчестере.

— Какая одежда тебе нужна? Чтобы все увидели, какой ты потрясающий баскетболист с чувствительным сердцем? В любом случае я тебе помогу, поскольку знаю, как надевают брюки. Понимаешь?

— Вчера вечером я понял, — сказал Дэвид, — что я все еще люблю Аманду.

— Ясно.

Я даже не мог вспомнить, когда я в последний раз видел Аманду. С кем она была? Я, конечно, мог бы спросить Лизу. Но, пожалуй, не стоит. Остается ли она еще моим другом? А Арно? От этих мыслей я почувствовал слабость в ногах.

— Я всегда знал это, где-то в глубине души. Я не понимал этого, когда развлекался с твоей кузиной, но после, с той девчонкой в клубе, я это осознал. И она тоже.

— А как насчет Арно? — спросил я.

— Он ведь влюблен в Келли?

— Да. По крайней мере, так было прошлой ночью.

— Тогда, может, он уже достаточно настрадался?

В «Барниз» мы не сразу пошли в мужской отдел; мне нравится проходить по женским секциям на первом этаже, где симпатичные девушки рекламируют духи и все такое.

— Откуда эта девушка в клубе могла знать, что ты влюблен в кого-то еще?

— Когда мы целовались, она сказала: «Я чувствую, что ты думаешь о ком-то другом».

— Может, ты просто плохо целовался, — заметил я.

Тут мы дошли до отдела мужских свитеров, и я отвлекся от Дэвида, наслаждаясь запахом кашемира, яркими цветами и сверканием витрин.

— Заткнись. Мне нужно измениться для Аманды, — продолжал Дэвид. — Я не должен постоянно потакать своим слабостям и вести себя так.., так эгоистично.

— Угу, — пробормотал я.

Мы проходили мимо курток из новой коллекции Yohn Varvatos, и я опять отвлекся от Дэвида.

— Вот почему мы здесь. Чтобы я смог измениться.

— Ясно.

Мы дошли до третьего этажа и начали выбирать кроссовки. Дэвиду понравилась одна пара от Miu-Miu, и он попросил принести его размер. Ожидая, мы присели на кожаные стулья.

— Ты действительно помог мне понять, кто я такой, — сказал Дэвид. — Спасибо тебе.

— Честно?

Я искоса взглянул на него, не припоминая, чтобы я что-то такое для него делал. Я подумал, не стоит ли мне пойти в другой отдел и посмотреть себе туфли; меня остановило лишь то, что последний раз я покупал себе обувь лишь вчера.

— А как насчет Келли? — спросил я. — Ты ведь занимался с ней сексом, не так ли?

— Ну, мы не зашли слишком далеко. Она, кстати, тоже мне сказала, что я влюблен в Аманду.

— Да, ты действительно ужасно чувствительный.

25
{"b":"18447","o":1}