ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чего хотят женщины. Простые ответы на деликатные вопросы
Никогда тебя не отпущу
Сколько живут донжуаны
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Чужая война
Гребаная история
Поединок за ее сердце
Роза и шип
Думай медленно – предсказывай точно. Искусство и наука предвидеть опасность
Содержание  
A
A

— Болит, — сказал Микки.

Она наклонилась и поцеловала его.

— Плевать на школу, — сказал он. — Я останусь в этой постели, пока ты не выйдешь за меня замуж.

— Выйду, я же сказала. А сейчас расскажи мне об этой Келли.

— Странно, когда я вспоминаю, она кажется более сексуальной, чем есть на самом деле. Как кто-нибудь в кино.

Они молча лежали на постели, когда вошел Джонатан, держа в руках стаканчики с черным кофе. Губы у него были скорбно поджаты, а на лице было такое серьезное выражение, что он выглядел лет на 25.

— Микки сделал вид, что не замечает Джонатана, так же поступила и Филиппа. Поэтому Джонатан прошел к окну и открыл один стаканчик. Затем он достал свой мобильник и позвонил домой.

— Привет, мам. Келли уже проснулась? Я просто хотел у нее кое-что спросить. Нет, не беспокойся. Я, наверно, позднее загляну домой. Да, обед был замечательный, и все были в восторге. Да, в полном восторге. Пока.

— Мне кажется, здесь кто-то есть, — сказала Филиппа и рассмеялась.

— Вы, двое, не могли бы немного прикрыться? — спросил Джонатан.

— А ты не смотри, — сказала Филиппа.

— Я и не смотрю.

— Тогда отстань. Однако мне все равно уже пора; мы с папой идем на аукцион Сотби. Он будет торговаться за Лихтенштайна с отцом Арно и хочет, чтобы я была при нем; он не желает, чтобы я путалась с этим типом. — Филиппа указала на Микки.

— Твой отец поскупится, — сказал Микки. — Отец Арно наверняка его обставит. Ты потом появишься?

Он дотянулся до тумбочки около кровати, взял несколько таблеток, проглотил их и запил водой.

— Нет. Я должна быть дома сегодня вечером, — сказала Филиппа, оправляя платье и затягивая пояс. — Но все равно позвони мне и скажи, что любишь меня.

И она ушла.

— Пошли позавтракаем, — сказал Джонатан. — Надевай штаны и потопали.

Они вышли на улицу и направились в «Корнер Бистро & Бар», где их хорошо знали, потому что они там часто перекусывали после школы еще с шестого класса.

Усевшись в дальнем углу и сделав заказ, они стали глазеть на стильную публику из Вест-Виллидж, жующую гамбургеры.

— У меня кружится голова от всех этих болеутоляющих лекарств, — сказал Микки, вращая над головой сломанной рукой, словно винтом вертолета.

— Значит, ты познакомился с моей кузиной, прежде чем грохнулся с крыши? — спросил Джонатан.

— Я ее не клеил.

— Уже хорошо. Но ты с ней пообщался?

— Ну, да…

— Арно тоже успел пообщаться.

— Да? И тесно они общались? Откуда ты узнал?

— Я не знаю, чем они занимались, но я оставил ее с ним более чем на час.

— Понятно. Может, поговорим о том, как сильно я люблю Филиппу? Я от нее без ума.

— Ерунда. Лишь на нервы действует.

— Любовь? — спросил Микки, откусывая кусок гамбургера.

Он был бы рад думать о чем-нибудь, кроме Филиппы, но не мог. Он не представлял себя без нее. Что с ним такое? Он начинает вытворять нелепые вещи.

Микки пошевелил рукой в гипсе. Тяжелая.

— Нет, я про Келли, — сказал Джонатан. — Арно всегда готов развлекаться с кем угодно, не думая о последствиях и о том, как это может отразиться на ком-нибудь из нас. Я не говорил тебе, что он учудил прошлым вечером? Он нарушил наш уговор.

— Какой уговор? — спросил Микки.

— Ну… Ладно, забудь, — сказал Джонатан.

Микки уставился перед собой, словно к чему-то прислушиваясь. Потом огляделся вокруг. Казалось, он был малость не в себе. Официант поставил на столик пару кружек пива, и Джонатан отодвинул одну подальше от Микки.

— Эта девушка, О.. — сказал Микки с набитым ртом, — Филиппе не понравилось то, что она про нее услышала.

— Она уезжает через несколько дней.

— Это хорошо. Филиппа сказала, что Лизе она не понравилась, а это всегда плохой признак.

И Микки улыбнулся блаженной улыбкой парня, который по уши влюблен и витает где-то в облаках.

Я должен был это предвидеть

Я вернулся домой в четыре часа после того, как мы с Микки перекусили, обзвонил всех и договорился, что в полдевятого мы вместе ужинаем в «Мен Рэй».

Нас, видимо, будет восемь: я, Микки, Дэвид, Арно, Лиза, Аманда, возможно, моя кузина Келли и, может быть, Пэтч, хотя я не видел его уже несколько дней.

Интересно, чем он занят? Определенно, я уже начал скучать по нему. Обычно он оказывал на нашу компанию успокоительное воздействие.

После того как я организовал ужин, настроение у меня улучшилось. Вообще-то я должен был прочитать какую-то пьесу Еврипида, но субботний день как-то не располагал к выполнению домашнего задания. Поэтому я позвонил Флэн, рассчитав, что она уже должна вернуться домой после верховой езды.

Я живу недалеко от Фладов, в большом многоквартирном доме на углу 5-й авеню и 11-й улицы, в квартире с десятком смежных комнат, образующих что-то вроде лабиринта, так что, когда мне скучно, я начинаю бродить по квартире с закрытыми глазами и пытаюсь угадать, в какой комнате или коридоре я оказался. Я подумал, что такая игра, наверно, понравится Флэн. Мы могли бы завязать глаза и отыскивать друг друга по голосу. И мне показалось, что вчера я не до конца использовал возможность поговорить с ней.

— Пойдем поедим мороженого, — сказала Флэн, когда я дозвонился до нее.

Я с радостью согласился, тем более что я люблю мороженое. Я переоделся, сменив кроссовки на более подходящие к случаю туфли, «яхтсменские», синие с белым, и побрел к «Отто». Это новый ресторан Марио Батали на 8-й улице, где они делают мороженое по-старому, сбивая его вручную. Флэн уже сидела там, за столиком у окна. Она была очень хорошенькой.

— Мы можем сесть не у окна? — спросил я.

— Ты боишься, что нас увидят вместе? — спросила Флэн.

Она встала, наклонилась и поцеловала меня в щеку.

Это было очень приятно и очень, очень не правильно.

— Да, — сказал я.

— Замолчи!

Она вновь меня поцеловала; и я заметил, что она смотрит на свое отражение в зеркале, и, возможно, она репетировала эту сцену у себя дома сегодня утром; и это заставило мое сердце учащенно забиться.

— Как у тебя дома? — спросил я.

— Ты хочешь пойти туда и все там прибрать?

— Ни в коем случае, — сказал я.

Я встал и пошел за мороженым. Я знал, какое она любит больше всего — вишнево-ванильное, покрытое шоколадом. Когда я расплачивался, зазвонил мой телефон Это была Лиза.

— Мы договорились на сегодняшний вечер? — спросил я.

— Да. «Мен Рэп», около девяти. Но я не уверена, что все парни смогут прийти.

— Что ты имеешь в виду?

— Я слышала, что кое у кого другие планы.

— У кого? — спросил я.

Но она отключилась, не ответив, что было в ее стиле. Я пошел обратно к нашему столику, держа в руках телефон, мороженое и сдачу. Флэн вскочила и забрала у меня мороженое.

— Джонатан, — сказала она, когда мы уселись, — куда все это приведет?

— Что?

— Наши с тобой отношения. Что будет дальше? Ты такой робкий. Но если мы будем с тобой встречаться, я должна всем об этом сказать. В первую очередь, я должна разыскать Пэтча и спросить его, правильно ли я поступаю.

— Ты шутишь?

— Я уверена, он не будет против. Но я должна ему сказать. Ты его не видел?

— Нет. И еще раз нет. Послушай, Флэн, я встречаюсь с тобой, но это другое, нечто большее, чем наши развлечения в компании с друзьями, ночные гулянки и черт знает что. Я с тобой отдыхаю душой. Ты мне нравишься, но ты еще ребенок.

— Нет, — заявила Флэн. — У нас все гораздо серьезнее.

— Нет, — сказал я. — Это невозможно.

Она уставилась на меня, и ее глаза наполнились слезами.

— Не вздумай плакать, — сказал я.

— Разве у меня нет причин для слез?

Она была так трогательна и очаровательна.

Я мог бы сделать тогда много всего, что было бы с моей стороны гораздо честнее, чем просто молчать и нервничать про себя. Она несколько раз лизнула свое мороженое, потом аккуратно положила его на салфетку И начала быстро-быстро дышать, словно пыталась сдержать рыдания. В конце концов, она вскочила и выбежала прочь.

8
{"b":"18447","o":1}