ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Через несколько минут один из наблюдателей сообщил, что менты вынесли из камеры хранения «дипломат».

— Идти за ними?

— Не стоит… — вяло отозвался Серый. Его мозг лихорадочно просчитывал возможные варианты случившегося, но ни один не казался ему достаточно вероятным. Не менты же, в самом деле, все это устроили!

Радиомаяк замолчал, и Валя вопросительно посмотрел на шефа.

— Уходим?

— Не торопись. Подождем еще немного.

Это ожидание стоило немалых неприятностей одному из людей Серого. Вася Шишмарев, по, прозвищу Утюг, слонялся по одному из перронов и попал в поле зрения двоих омоновцев. Находясь в плохом настроении после ночной попойки, Утюг вступил с ними в перебранку, а потом начал совершать то, что в дальнейшем в рапортах милиционеров было квалифицировано как «нецензурная ругань в адрес граждан и сотрудников милиции, попытка спровоцировать драку и хватание за форменную одежду». В результате всех этих попыток дорогая радиостанция «Кенвуд» вылетела из кармана куртки Утюга и приземлилась точно на рельсы. Один из омоновцев сказал многозначительное: «Ага!», и в следующую секунду солнцезащитные очки «хамелеон» перестали украшать Васино лицо и шмякнулись на перрон, а сам Вася, с завернутыми за спину руками, посеменил в пикет милиции.

Услышав сообщение об этом инциденте, Серый выругался и долго смотрел в окно, думая о том, что похабные исполнители могут провалить самый толковый план и опошлить самую высокую идею.

Прошло еще совсем немного времени, и Серому позвонил сам Крутой.

— Его дочка только что объявилась. Звонила папаше по телефону из Петровска, сейчас ждет его в местном универмаге. Папаша меня не послушал, полетел за ней сам. Я на всякий случай послал следом Антона с ребятами. Так что подтягивайся в контору, здесь ты нужнее.

Разговор с Ольгой Марковой ничего не дал. Своих похитителей она не видела, в каком месте ее держали — даже не предполагала. Да, она пошла на дискотеку, познакомилась там с хорошим парнем Женей и уединилась с ним в старом складе, потому что она уже достаточно взрослая и самостоятельная.

— Да, а что тут такого? Мне уже не тринадцать лет, — с вызовом говорила она и гордо вскидывала голову, понимая, что все неприятности уже позади, а семейные разборки, которые неминуемо последуют после ухода двоих незнакомых мужиков, просто мелочь.

Задав еще несколько вопросов, Серый и Валя-Латыш распрощались и ушли. На лестнице их догнал Марков.

— Вы должны их найти! — шумно дыша, заявил он… — Вы меня слышите? Я… Я требую, чтобы вы их нашли.

«Пошел ты на х… со своими требованиями», — подумал Серый, но вслух говорить этого не стал. До определенного момента Маркова следовало оберегать от лишних волнений.

— Не беспокойтесь, Владимир Иванович, — Серый даже изобразил некое подобие улыбки, — Естественно, мы их найдем. Сами понимаете, ваши проблемы — и наши тоже. Чудес, конечно, не бывает, и я не могу вам обещать, что сегодня вечером мы их вам покажем. Но то, что это будет, и будет довольно скоро — можете быть уверены. До свидания.

— Я на вас очень надеюсь, — пробормотал Марков и посторонился, освобождая проход. В голосе Серого он уловил какие-то интонации, заставившие его потерять былую напористость, и чуть ли не в первый раз задумался о том, стоило ли ему вообще ввязываться в дело с «Балкой»…

Когда за ними захлопнулась дверь подъезда, Валя-Латыш усмехнулся.

— Веселый он парень!

Серый посмотрел на своего помощника и промолчал. Эта история не нравилась ему. Раз Ольгу отпустили, то, получается, похитители все-таки получили свои деньги. Перегрузили их из «дипломата» в свою сумку и вынесли из камеры хранения, оставшись незамеченными для многочисленных постов наблюдения. Кто же играл против них?

Усаживаясь в машину, Серый уже наметил план действий.

— Давай в офис, — приказал он водителю, а потом, наклонившись ближе к помощнику, распорядился: — Этого охранника, Рубцова, пусть ждут. Как только появится — поговори с ним сам и сразу мне сообщи. Потом решим, что с ним делать.

Поздним вечером Серый узнал, что никаких бомб на вокзале обнаружено не было, видимо, в очередной раз кто-то развлекся модной в последнее время шуткой. Зато осмотр камер хранения принес неожиданно богатый улов. В проходе между стеллажами стоял «дипломат» с вмонтированным в днище включенным радиомаяком, в одной из ячеек нашли сумку с тридцатью тысячами долларов, а в другой — тщательно упакованные в большой дорожный чемодан две мужские ноги. Деньги были изъяты и пока находились в ЛОВД, ожидая того, кто придет и сможет доказать свои права на них.

Серый вздохнул. Если бы не хитрый «дипломат» и ноги, то можно было бы послать кого-нибудь за деньгами. Но в такой ситуации незачем привлекать к себе внимание, тем более, что тридцать тысяч долларов для их организации — не более, чем копейки. В то же время получается, что похитители денег не получили, но заложницу почему-то отпустили. Узнали, с кем связались, и решили вовремя отступить? Вряд ли, хотя и возможно. В любом случае, тут было над чем серьезно подумать, и Серый, открыв новую банку пива, запер дверь кабинета и сел к своему любимому компьютеру.

— Сука, ты кому п…ть будешь? — Олег сопроводил вопрос ударом ноги, и Толя в очередной раз, взмахнув руками, согнулся и рухнул на пол. Падая, он прикусил губу, и кровь обильно потекла по подбородку, капая на разорванную грязную рубашку.

Разговор проходил в одном из боксов гаража Олега. По причине воскресного дня гараж был пуст, а так как стоял он на пустыре и толстые бетонные стены обеспечивали надежную звукоизоляцию, то разговоры здесь можно было вести любые.

— Посмотри, как на улице, — не оборачиваясь, приказал Олег Марату.

— Порядок, — спустя минуту отозвался тот.

— Ну и отлично, — ухмыльнулся Олег, подходя ближе к лежащему на боку Толе и присаживаясь на корточки. — Что, животик болит? Так это ерунда, это, считай, еще ничего у тебя не болит… Это только начало. Отдышался маленько? Ну и чудненько… Хочешь, я тебе расскажу, как оно на самом деле было?

— Я правду говорю, — с трудом пробормотал Толя, прикрывая руками живот. — Я деньги переложил, как договаривались. А потом там почему-то шухер поднялся, менты всех гонять начали, к камерам никого не подпускали… Я не вру!

— Врешь! — отрезал Олег, и резко ударил Толю под ребра. — Врешь, сучонок недоделанный. Просто увидел ты деньги большие первый раз в своей вонючей жизни и решил их скрыть от нас… Лежат они сейчас где-нибудь, тебя дожидаются, а ты признаться боишься. Только я ведь не опер, чтобы тебя на признание чистосердечное уговаривать. Сказать, где деньги, все равно придется, рано или поздно. Только останешься ты после этого инвалидом.

— Да не вру я, честное слово! — взвизгнул Толя и попытался вскочить, но Олег наотмашь ударил его кулаком по челюсти, и Толя опять завалился на бок.

— Не хочется мне об тебя руки марать, — произнес Олег, поднимаясь и что-то обдумывая. — Не хочешь, не надо… Нет просто другого выхода.

Олег прошелся по гаражу, сунув руки в карманы и опустил голову, стараясь боковым зрением уследить и за валявшимся на полу Толей, и за Маратом, курившем в дальнем углу, около полуразобранного старого «Москвича».

Приняв решение, Олег опять направился к Толе, который, всхлипывая и растирая по лицу кровь, смотрел на него испуганным злым взглядом. Не доходя метров двух, Олег резко остановился и выхватил из-за пояса «ТТ». Марат подавился табачным дымом, а Толя, прикрыв голову локтем, засучил ногами по полу, стараясь отодвинуться как можно дальше.

Олег, улыбаясь, взвел курок.

— Послушай меня, урод несчастный. Ты был нам почти другом, но решил обмануть нас и теперь жалеть тебя никто не станет. У меня в пистолете шесть патронов. С такого расстояния я не промахнусь. Последний патрон я выпущу тебе в голову, а все остальные — сам понимаешь, куда. Умирать ты будешь очень-очень долго и сто раз пожалеешь о том, что решил поиграть со мной. А перед тем, как умрешь, расскажешь, куда спрятал деньги. Обязательно расскажешь. Не веришь? Напрасно, ты в этом сам убедишься. А знаешь, в чем самое смешное? В том, что я потом позвоню ментам, покажу твой вонючий трупешник и расскажу, что ты напал на меня с пистолетом, а я, защищаясь, отобрал у тебя оружие и застрелил тебя. Может быть, они мне и не поверят, там дураков не так много, но доказать-то ничего не смогут. Марик подтвердит все, что надо. И посмотри, какой у нас расклад получается. Ты ведь в розыске, за квартирный грабеж. Помнишь ту хату, где ты мужика подстрелил?

20
{"b":"18448","o":1}