ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Олег вышел за квартал от дома и прошелся пешком, поглядывая по сторонам и с удовольствием цедя купленный в ларьке «джин-тоник». Во дворе, недалеко от дома, забравшись правыми колесами на поребрик, стоял белый «джип» с огромной антенной на крыше. Дверцы левого бока были распахнуты, и около них, переминаясь с ноги на ногу и хихикая, толклись три иные красавицы. Стекло задней, пятой дверцы машины было приспущено, и Олег разглядел стриженые затылки и крепкие шеи пассажиров. Один, продолжая разговаривать с девчонками, медленно повернул голову в его сторону, и они встретились глазами. Олега кольнуло в сердце, он сбился с шага и поспешно отвел взгляд.

Зайдя в подъезд, Олег переложил пистолет в боковой карман куртки и крепко сжал потными пальцами рукоятку. Но оружие не потребовалось. Он без приключений добрался до квартиры и, заперев дверь, перевел дыхание.

Матери не было, она ушла куда-то вместе с собакой, а значит, собиралась вернуться поздно. На столе в кухне она оставила записку, от содержания которой у Олега подкосились ноги:

«Сегодня утром к тебе приходили из милиции, что-то по поводу твоей роботы на дискотеке. Просили позвонить по т. 57-13-10. Решай сам, ты уже взрослый. Надеюсь, ты никуда не впутался».

Олег присел на табуретку. Этот парень, приятель Ольги, так и не вышел в зал… Неужели этот придурок Толя переусердствовал? Черт, а если они убили его?

Олег добежал до телефона, перетащил аппарат из коридора в свою комнату, плюхнулся на кровать и начал звонить своим знакомым с дискотеки. Почти все уже ушли на работу, и только пятый звонок принес удачу. Миша Крылов жил совсем рядом с ДК им. Крупской, и Олег перехватил его буквально в коридоре.

— Подожди, я сейчас к другому аппарату подойду… Так слышно? В общем, проблемы у нас, Олежка… Вчера вечером после твоего ухода кто-то уделал одного парня. На том самом складе. Проломили парню голову дубинкой. Ментов и врачей целая куча понаехала. Почти до утра лазили. Я так понял, что ничего они не выяснили, но, сам понимаешь, Степаныч очень интересовался, куда ты пропал и каких друзей перед этим привел. С него ведь в первую очередь спросят, сам понимаешь. После ментов Андрюша Скользский приезжал, те же вопросы задавал. И еще кто-то был, ребята говорят. Соображаешь?

— Ага — ответил Олег, хотя голова напрочь отказывалась что-либо соображать.

— Ты сегодня будешь? Уже время…

— Нет… Ты это, скажи Степанычу, что я заболел. Скажи, что я звонил из пригорода. Дома пусть меня не ищет.

— Я-то скажу, конечно, мне какое дело. Я у тебя ничего не спрашиваю, смотри сам.

— Да нет, Миша, все в порядке. Я к этому отношения не имею. У меня… э-э… другие проблемы.

— Ну, смотри. А Степанычу я передам, как ты говорил. Пока!

Олег повесил трубку и долго сидел, глядя в окно. Вспомнив о джипе, он встал и выглянул во двор. Из его квартиры машину былю не видно. Во дворе никто посторонний не болтался, но это его не успокоило — если видели, как он прошел, то теперь вполне могут ждать на лестнице. Хотя, зачем им ждать, входную дверь одним взглядом вышибить можно. Но это если они — менты. А если нет, то лишний шум им ни к чему, и тогда точно будут ждать под дверью. Ищут его менты… Но те трое на них совсем не похожи. Сами по себе еще ладно, в милиции тоже спортсмены есть, но вот такой машины у них точно нет и никогда не будет.

Чувствуя, что совсем запутался, Олег сел обратно на кровать и закурил.

— Ты мне сто долларов не разменяешь, а то на пиво мелочи нет? — озабоченно спросил Дима Тихий, вертя перед носом у девушки новенькую хрустящую банкноту, и все засмеялись.

— У меня с собой нет, — покраснев, ответила рыжеволосая,

— Как нет? — Тихий театрально взмахнул руками и изобразил на лице гримасу крайнего огорчения. — А говорила, что замужем… Или муж тебе денег совсем не дает? Не дает? Учти, меньше ста долларов в день на карманные расходы — это не деньги. Правильно я говорю, братва?

— Правильно, — солидно подтвердил сидевший за рулем джипа Коля-Пилот.

— Вот! — обрадовался Тихий. — Все говорят, что меньше ста долларов — не деньги. И сто — тоже не деньги. Я своей шестьсот баксов в среду дал, на продукты. А она вечером и говорит: «Дима, мне не хватило! Я там немного купила, там немного…»

— Ты всегда жмотом был, — перебил Пилот. — Сам за день на кабаки больше просаживаешь, а жену куском хлеба попрекаешь…

— Да не попрекаю я никого! — возмущенный Тихий ударил себя кулаками в грудь; обычному человеку такой удар наверняка сломал бы ребра. — Я вообще не про то говорю!

У Тихого на языке давно уже вертелась шутка, которую он, с переменным успехом, употреблял по десять раз на день. Подходящего момента ее произнести не подворачивалось, но и ждать больше он не хотел.

— Просто меня бесит, когда разденешь бабу, — а у нее трусы за полторы тысячи!

Тихий радостно загоготал, глядя на смутившуюся рыжую.

— Ну, если за полторы тысячи баксов — то очень даже ничего, — возразил Пилот. — Я бы не отказался такую раздеть!

— Да ты вообще ни от кого не отказываешься, — давясь от смеха, ответил Тихий.

В этот момент сидевший рядом Рома-Клешня толкнул его в бок локтем:

— Посмотри осторожно. Вон, похожий пошел.

Пока Тихий вытирал выступившие от смеха слезы и оборачивался, Олег уже скрылся из поля зрения.

— Где? Не вижу я никого, — Тихий развернулся, едва не выломав сиденье. Клешня поморщился.

— Ушел уже. Очень похож, по-моему.

— Да? Ну так пошли, посмотрим! Подвиньтесь, девушки, мы скоро придем. Поищем, может, кто разобьет стошку.

Клешня и Тихий вылезли из джипа и пошли к дому, расположенному напротив дома Олега. В подъезде они поднялись на пятый этаж и встали на площадке, внимательно глядя на окна квартиры Рубцовых. Тихому это занятие быстро наскучило и, пробормотав: «Да нету там никого», он нашел себе более интересный объект — в одной из квартир третьего этажа молодая блондинка занималась аэробикой.

— Эх, жалко у нее в ванной окон нет, — вздохнул Тихий, но Клешня снова толкнул его.

— Смотри!

Олег подошел к окну и, прижавшись лбом к стеклу, стал разглядывать двор.

— Он!

От радости Тихий врезал кулаком по стене.

— Ну что, берем? Я там дверь одним плевком вынесу.

Тихий очень любил выбивать двери и делал это мастерски, но Клешня отрицательно покачал головой.

— Подождем. Никуда он не денется.

Второй раз за один день осторожное ожидание принесло «центровой» группировке неприятности. Перекурив и немного успокоившись, Олег взял телефон и набрал «02».

— Алло, милиция! Во дворе дома пятнадцать корпус два на улице Сиреневой стоит белая «тойота»-джип, уже несколько часов. Там трое бандитов сидят, с оружием. Надо бы проверить.

После звонка Олег еще минут десять промаялся в квартире, а потом, набрав полную грудь воздуха и теребя в кармане пистолет, вышел на лестницу.

— Уходит! — Тихий едва не подпрыгнул на месте. — Смотри, уходит, падла!

— Вижу, — Клешня внимательно наблюдал, как Олег выскочил из подъезда и почти побежал вдоль дома. — В ту сторону до остановки далеко, машины у него нет. Пошли!

Они выбежали на улицу и остановились, будто наткнулись на стеклянную стену. Около их белой «тойоты» стоял бело-синий «УАЗик», и трое милиционеров, с автоматами и в пятнистых бронежилетах, выволакивали Пилота из машины. Девушки отошли в сторону, с интересом наблюдая за разворачивающейся сценой.

— Вы что, ох…ли, что ли?! — бушевал Пилот. — У меня ж на него разрешение оформлено, все, как полагается! Охранная фирма «Оцепление», все законно, в натуре!

— Вот и отлично, — радостно возражал ему лейтенант, с любопытством вертя в руках изъятый у Пилота «кольт». — Проедем в отделение, и там разберемся. Заявочка на вас поступила, граждан пугаете.

— Каких, на х…. граждан?! — возмутился Пилот. — К бабе я своей приехал, не видно, что ли?

— Не видно, — возразил лейтенант. — И матом, пожалуйста, не ругайтесь. Это мелкое хулиганство, мы на вас протокольчик составим.

22
{"b":"18448","o":1}