ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Из ДК имени Крупской? — догадался Ковалев.

— Из него самого. Получается, это именно она была той девушкой, с которой Баранов был. Якобы продержали ее сутки на какой-то даче, а потом папаша заплатил выкуп, ее отпустили. Вывезли в Петровск и там бросили в каком-то дворе. В милицию они, естественно, не заявляли. И никогда бы не заявили, если бы папаша жив остался. В общих чертах так. Так что езжайте сейчас в Ленинградское РУВД, найдете там Григорьева или Хромова из «убойного» отделения, они должны быть на месте. Поговорите, а дальше определитесь сами. Может, удастся раскрутить.

— Пусть РУОП подключается, это явно их тема, — проворчал Петров.

— Брось, Дима! Как маленький, прямо… Давайте, двигайте туда, и так уже времени много. Можете заехать пообедать, только недолго. Кстати, Римского ведь главк себе забрал? Что там у них, не звонили вам?

— Работают, — пожал плечами Дима. — Правда, почему-то наш район бросили, сейчас поднимают его эпизоды по Московскому. А у нас ведь еще десяток «глухарей» — его.

— Ладно, я сам узнаю, — Владимир Карпович поморщился. — Идите…

— Странно, я думал, он сам все это знает, а он у нас спрашивает, — сказал Дима в коридоре. — Черт, чувствую, запорет главк это дело. Премии себе понахватают, а наши дела больше никто и трогать не будет. Так и останутся висеть «глухими».

— Первый раз, что ли? — пожал плечами Костя. Несмотря на полученное от руководства прямое указание ехать сразу в Ленинградское РУВД, торопиться они не стали. Дорога предстояла неблизкая, и просто так жечь свой собственный бензин, который никто и никогда не компенсирует, не хотелось. Из своего кабинета они дозвонились до Григорьева и договорились о встрече, и только потом начали собираться.

— Жалко, что Герка уволился, — Дима кивнул в сторону пустующего письменного стола. — Хоть и хреновничал он в последнее время, но работать умел. Кого вместо него дадут?

— Найдут кого-нибудь.

— Кстати, не слышал, говорят, должны скоро прийти выпускники нашей областной школы. Из тех, кого без армии набирали, сразу после школы. Девятнадцать-двадцать лет, а уже лейтенант милиции. Кто же это придумал-то такое? Неужели непонятно, что большинство туда идет просто, чтобы от армии отвертеться и образование юридическое получить, а не из-за какого-то там призвания. Нет, ну скажи мне, какой может быть опер в девятнадцать лет? Чему бы его в этой школе ни учили, но посади ты перед ним сорокалетнего мужика, у которого за спиной четыре судимости и двадцать лет лагерей, так он и разговаривать с ним не станет!

— Ну, я думаю, смотря как научат. Какие преподаватели будут. Хотя это, конечно, не серьезно.

— Во, и я говорю! Ладно, хотят набирать школьников — пусть набирают. Но пусть берут в патрульную службу, в постовые… В ГАИ пусть берут, там всегда есть место подвигу. А кто проработает несколько лет, покажет себя — тогда пусть идет в оперативные службы. У американцев же, по-моему, так? Почему у нас считается, что двадцатилетний, который ни хрена еще в жизни не видел, но прослушал какие-то лекции и притащил, на практике, парочку пьяных в отделение, может работать опером или следователем, а тридцатилетний взрослый мужик, который десять лет форму таскает и преступника не только по телевизору видел, но не имеет высшего образования, на это не способен? Что, умственные способности и порядочность от образования зависят?

Костя опять пожал плечами.

— Не знаю. Начальству, наверное, виднее. Наверное, зависят. Поехали?

Григорьев, опер из «убойного» отделения Ленинградского РУВД, занимал крошечный угловой кабинетик, в котором с трудом умещались письменный стол, пара стульев и невероятных размеров ободранный сейф. На стенах были развешаны плакаты и фотографии самых разных размеров и качества. На нескольких групповых снимках некоторые лица были аккуратно обведены черным фломастером. На сейфе, между графином и горшком с засохшей геранью, стоял большой пожелтевший череп. Здороваясь с хозяином кабинета и усаживаясь на стул, Петров несколько раз опасливо покосился в ту сторону, пока не убедился, что череп все-таки пластмассовый.

Сидя за столом, Григорьев дотянулся до сейфа, открыл дверцу и вытащил тонкую папку с бумагами.

— У вас сигареты есть? Спасибо. А то сижу с самого утра, никак до ларька не выбраться… Ну что, давайте с самого начала? Значит, вот все данные на Маркова, а это — на его секретаршу. Кстати, Кормухиной она стала совсем недавно, после замужества, а до этого всю жизнь была Соколовой. Довольно известная, кстати, личность. В РУОПе ее хорошо знают, да и у нас она пару раз мелькала. Начинала когда-то валютной проституткой. Не слышали? Я потом подробнее расскажу. А это вот злодеи. Рыбников Василий Арнольдович и Грибко Роман Сергеевич. Машинка у них была интересная, ВАЗ-2105, девяностого года выпуска. По номерам двигателя и кузова — снята с учета два года назад, в связи с продажей. Бывший ее владелец, примерно в то же время, пропал без вести и до сих пор не найден. У Рыбникова в кармане были и техпаспорт, и доверенность. Все фальшивое, как и висевшие на ней госномера. Еще у товарища Рыбникова был при себе пистолет, что-то непонятное, но явно заграничное и дешевое. Эксперты до сих пор разобраться не могут, что за модель и кто ее произвел. Стреляли из автомата, АКС-74У. Весь рожок выпустили. Автомат, по номерам, нигде в розыске не числится. По нашему городу он «чистый», дальше еще не успели проверить. Стрелял товарищ Грибко. Часть пальцев он стер, перед тем, как автомат выкинуть, но несколько, вполне пригодных, все-таки нашли. У товарища Грибко еще оказался и револьвер «таурас», девятимиллиметровый, бразильского производства. Из него он пытался дважды поразить нашего гаишника, но — сами знаете, что получилось. С револьвером получается интересная штука. Полной уверенности пока нет, но очень похоже, что именно из этого ствола убили некоего Кашина. Помните, апрель прошлого года, по нашему району? Так, что еще про них… Вот, тут адреса… Оба не судимы. У Рыбникова — только одна мать, живет в пригороде. У Грибко — нормальная семья, вполне приличные родители. Грибко в марте вернулся из армии, несколько месяцев служил в Чечне, в каком-то стройбате. Ничем определенным он после этого не занимался. Родители говорят, что давали ему немного денег. Кое-что он привез с собой, да и где-то еще подрабатывал. Где — они не знают. Рыбников в армии не служил, ни у кого не дошли руки взяться и отправить его туда, а добровольцем он почему-то не пошел. Числился в каком-то техникуме, но последний раз появлялся там в декабре. Сессию, правда, умудрился сдать на одни четверки. Откуда и когда у него появилась машина — так и не установили. До этого он катался на какой-то старенькой «бээмвухе», приезжал в свой техникум. Ни номеров, ничего другого нет. Водительские права его в гаишном компьютере не числятся, но сделаны на высшем уровне. Я связывался с РУОПом, но они пока про этих ребят ответа не дали… Дочка этого Маркова утверждает, что пару недель назад ее похитили с дискотеки в ДК имени Крупской. Продержали сутки где-то за городом, а потом выкинули в Петровске. Заявления они не делали. Говорит, что похитителей было трое, одного якобы звали Толей… Привезли ее туда на каком-то грузовике или микроавтобусе, держали в подвале. Потом протокол почитаете, я пока в двух словах объясняю. Были мы в фирме этого Маркова. Там все в глубоком шоке. В основном, как я понял, из-за того, что попросту не знают, что им сейчас делать. Там ОБЭП и налоговая ковыряют, а пока, как я понял, получается, что дела у конторы шли далеко не блестяще, прибыли практически никакой. Хотя и это, видимо, неплохо. Совсем недавно, по крайней мере, год назад — точно, они вообще были в убытке. С приходом Маркова — а он у них как раз около года и директорствует — потихоньку стали подниматься. Они сейчас переживают из-за того, что все нити он в своих руках держал, все их деловые контакты через него шли. Сейчас не знают, что делать. Есть там такой Иванов, Альберт Никитович, заместитель Маркова. Замом он стал совсем недавно, до этого трудился бухгалтером. Так он сейчас просто в панике, не знает, что делать. Рассказал он одну любопытную вещь. Якобы недели три назад был на фирму, а конкретно — на самого Маркова, какой-то левый «наезд». Завалились под конец рабочего дня какие-то ребята, молодые и стриженые, прямо в директорский кабинет. Марков их, вроде бы, выставил, но они потом звонили с угрозами и якобы даже подкараулили этого Маркова где-то у дома. Когда они в офис приезжали, Иванов это сам видел. Была там еще и секретарша, но она подтвердить уже ничего не может. Про второй случай, с засадой у дома, он знает со слов самого Маркова, тот ему как-то пожаловался. Водитель Маркова говорит, что шеф ему тоже об этом упоминал.

49
{"b":"18448","o":1}