ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как-то все очень складно получается, — задумчиво проговорил Ковалев. — Какие-то молодые «отморозки» решили легких денег срубить, «наехали»… С ходу не получилось, тогда они его дочку похитили. Но, раз они ее отпустили, выходит, что папаша их требования все-таки выполнил. Тогда какой смысл был его потом валить? Что получается, что один раз он на что-то согласился, а потом вдруг уперся, наплевав на здоровье дочери и все остальное, — и ни в какую? И все равно непонятно, зачем им это было надо, с мертвого-то какой спрос?

— Сами об этом думаем, — кивнул Григорьев. — Но тут мелькнула любопытная информация, что Марков готовился провернуть какое-то крупное дело и получил для этого очень солидную сумму. Речь, якобы, шла о нескольких миллионах долларов. Должен был он за границей купить нечто особо ценное и привезти сюда, и на закупку товара некие лица и выдали ему такой солидный кредит. Можно только гадать, что именно он должен был купить.

— И насколько точная эта информация? — спросил Петров.

— Ну, — Григорьев развел руками. — Сам понимаешь. Вероятность от нуля до ста процентов. Другое плохо — нет пока никаких способов подтвердить ее или опровергнуть, и не предвидится, что в дальнейшем появятся. Вкратце, наверное, все. Почитайте протоколы. Да и с людьми, наверное, сами захотите поговорить.

— А что за гаишник завалил Грибко? — спросил Ковалев.

— Гаишник как гаишник. Старший лейтенант милиции, двенадцать лет в органах. Нареканий к нему нет, в отделе своем на хорошем счету. Между прочим, в далекой своей комсомольской юности занимался стрельбой, кандидатом в мастера спорта был. Выступал за сборную города. Так что его меткость в этой ситуации вполне объяснима.

— А как они во двор этот попали? Больно уж красивое совпадение. Я, сколько работаю, ни разу с таким не сталкивался. Все б так работали, у нас и преступлений бы не было.

— Да, совпадение красивое, но ведь, по идее, оно так и должно быть. Оба гаишника говорят, что ехали по проспекту Лермонтова, услышали что-то очень похожее на автоматную очередь и решили посмотреть. Свернули во двор, а навстречу им несется эта самая «пятерка». Сразу после аварии Грибко выскочил с револьвером в руке и дважды выстрелил, ну а дальше… Проспект Лермонтова входит в зону их маршрута, так что с этой стороны все нормально. Может, конечно, Грибко и не успел ни фига в него выстрелить, но тут уж только гадать остается. Лозанов, наш начальник ГАИ, от этих своих ребят в восторге и особо приставать к ним с расспросами не дает. Да и повода сомневаться в их словах нет. По крайней мере, пока. Хотя, при нынешнем бардаке, все это действительно чудом кажется, в этом я согласен.

— Н-да, — Ковалев вздохнул и потер лоб. Эта история с перестрелкой вызывала у него большие сомнения, причину которых он, сколько ни думал, так и не мог обосновать. Коллеги четко и умело выполнили свои прямые обязанности, и надо бы радоваться этому, но почему-то кажется, что есть во всем этом какой-то второй план. Слишком все красиво… Или, может быть, развал дошел до такой степени, что нормальная, профессионально выполненная работа кажется невероятным чудом или чьей-то провокацией?

Сомнения Ковалева были полностью оправданы. История с перестрелкой, действительно, имела второй план, но узнать правду операм так и не было суждено.

Рыбникова и Грибко «подставил» Серый. Несколько лет назад он завербовал гаишника, носившего в то время погоны младшего лейтенанта. Крючок, на который зацепил его Серый, был довольно слаб, но гаишник сам не хотел соскальзывать, и их плодотворное сотрудничество продолжалось. Особо серьезных требований Серый не выдвигал — так, кое-какие незначительные разовые услуги и некоторая информация, не представлявшая большой важности. Но платил за все это исправно, а потому и мог, в нужный для себя момент, рассчитывать на полную отдачу. Готовя операцию с Марковым, Серый старался учесть абсолютно все. Квартира, в которую Света приводила своего шефа, была подобрана так, чтобы располагалась на территории, обслуживаемой этим старшим лейтенантом ГАИ. Неподалеку от места покушения, действительно, были выставлены наблюдатели, но их задача была совсем иная, нежели ее представлял Дрын. В нужном месте и в нужное время, с точностью до секунды, патрульный наряд пресек бегство двух наемных убийц. Чтобы все прошло гладко, Валя Латыш, перед самым выездом на задание, выдал Васе и Дрыну два дополнительных ствола. «Мокрый» «таурус», из которого год назад Латыш собственноручно застрелил предпринимателя Кашина, достался Дрыну. Чтобы старший лейтенант сильно не волновался, ему было обещано, что оружие будет заряжено холостыми патронами. Когда же он все-таки узнал правду, ему было популярно разъяснено, что соврали ему для его же пользы, и добавили лишнюю тысячу долларов. Разрабатывая эту комбинацию, Серый надеялся, что уголовное дело по факту убийства Маркова и Кормухиной будет прекращено «в связи со смертью лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых», и никто не станет копать глубоко. Похищение дочери Маркова, естественно, запланировано не было, но Серый сумел обыграть в свою пользу не зависящие от него факты.

— Вот, наверное, и все. Это можете забрать, у нас еще копии есть. К Марковым сегодня поедете? Они должны дома быть.

— Поедем, еще ведь не поздно.

— Нельзя сказать, что они убиты горем, так что разговор, наверное, получится. У супруги его, по-моему, давно уже запасной вариант был готов. Я позавчера к ним заехал неожиданно, там мужик у нее один вертелся…

— Посмотрим. Поехали, Егорыч?

— Поехали. Спасибо огромное.

— Да не за что. В следующий раз вы нам поможете. Удачи!

— Счастливо.

Они вышли на улицу и пошли к машине Петрова.

— Надо будет по дороге воды купить. Солянка была слишком острая, все время пить хочется, — пожаловался Дима.

— По пути навалом киосков будет. Мне надо сигарет купить. Есть какие-нибудь мысли гениальные по этому поводу?

Дима пожал плечами.

— Посмотрим, что они нам расскажут. Черт, не очень мне верится, что все это… Не знаю даже, как сформулировать. А этот, последний налет на дискотеку что, тоже из той серии? Так ведь здесь «центровые» были, а не какие-то сопляки с большими пустыми карманами. И Тихий, которого Рубцов завалил, тоже ведь из «центровых» был… Может, налет был устроен в отместку за Тихого, а Рубцов, Рыбников и Грибко — одна компания?

— Да, получается, что так! Ладно, разберемся. А пока запишем все это в загадки.

По дороге они купили сигареты и лимонад, а также утихомирили пьяного, который прицепился на автобусной остановке к девушке.

— Все, день прожит не зря, — объявил Дима, усаживаясь в машину. — Подвиг совершили, поэтому предлагаю все остальное отложить на завтра. А то сегодня еще чего-нибудь совершим, может и в привычку войти. Нет, я серьезно! Вдруг сейчас поговорим со вдовой и с ходу как раскроем и похищение, и… И еще чего-нибудь. То же убийство Кашина, например. Кстати, ты слышал, наши убийство Кавтарадзе подняли? Помнишь, в ресторане «Сирано»? Ты тогда по району дежурил и выезжал туда.

— Да помню, конечно! И кто там?

— Лопух! — Петров занялся настройкой магнитолы и замолчал, но Костя терпеливо ждал, и Дима, найдя нужную волну, продолжил без напоминаний: — Оказалось, там почти бытовуха. Резо этот с одной подругой встречался, семнадцатилетней. Потом она ему надоела, он ее оставил… Она пыталась с него деньги и после разрыва качать. Он давал немного, но ей все мало казалось, она и начала пугать, что, мол, малолетняя она и заявит на него куда следует. Он как эти угрозы услышал, уперся и вообще ни копейки больше не дал. Она обиделась и как-то нажаловалась своему новому приятелю. Тот естественно, пообещал разобраться, но так бы, наверное, и забыл, если бы баба не капала ему на мозги постоянно. А потом вообще придумала, что, мол, знает, где у этого Резо кубышка с баксами и бриллиантами, и если паренек ей поможет обидчику отомстить, то она с ним очень даже поделится. Подробностей-то я не знаю, но примерно так. Парнишка этот в какой-то команде состоял, не выше дворового уровня, но со своим названием. Какие-то «боровичевские». Слышал о таких?

50
{"b":"18448","o":1}