ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Остаток пути до пункта междугородной телефонной связи Олег посвятил обдумыванию того, считает он сам себя преступником или нет. Подходя к широким стеклянным дверям, он решил, что ответ, скорее, отрицательный. Все его действия, конечно, нарушали какие-то законы и правила, но либо были железно обоснованны, либо не причиняли никому существенного вреда. Дочке Маркова они ничего плохого не сделали, разве что ограничили, на время, в свободе передвижения, да и то, это даже полезно для ее воспитания — меньше будет по дискотекам шляться и знакомиться черт знает с кем. Для Маркова тридцать тысяч долларов — не деньги, да и они ушли в доход государства. Мужика на дискотеке изуродовал не он, а Толя. Бандита он застрелил, но это была, в чистом виде, самозащита, а Толя получил то, что заслужил. Хотя бы за того же мужика. Оставался еще налет на квартиру, но это было так давно, а роль самого Олега — настолько несерьезна, что он об этом и не вспомнил…

Несмотря на раскрытые настежь окна, в переговорном пункте было душно, как в парнике, и Оксана вышла на улицу. Олег купил жетоны и зашел в кабину.

Связь с Петербургом была плохая, но, потратив минут десять, все-таки удалось дозвониться. Друг оказался дома — отсыпался перед «ночной работой», как он пояснил. Особого энтузиазма и радости в его голосе Олег не услышал, но обещание встретить и помочь устроиться все-таки было получено, и трубку Олег повесил, заметно повеселевший.

Оксана стояла между скамейкой и торговым ларьком и разговаривала с двумя кавказцами. Один, с большим животом и в расстегнутой почти до пупа рубашке, крутил на пальцах четки и надменно смотрел сквозь огромные зеркальные очки. Второй, невысокого роста и тщедушный, но с орлиным носом и воинственными усиками, что-то быстро-быстро говорил, размахивая руками и тесня Оксану к скамейке. Оксана пыталась отвечать, но кавказец превосходил ее темпераментом и заглушал ее слова своими, постоянно пытаясь схватить девушку за руку. У поребрика стоял сверкающий белый «мерседес» с несколькими длинными антеннами на крыше и багажнике. Дверцы правой стороны были распахнуты, и из салона доносились звуки индийской музыки. За рулем сидел еще один «черный», в белом костюме и красной рубашке, а на заднем сиденье, с банкой пива в руке, развалился блондин явно славянского происхождения. За разворачивающейся сценой знакомства оба наблюдали с явным интересом. Водитель, убавив громкость магнитолы, крикнул худосочному земляку что-то подбадривающее, и тот усилил напор.

Олег вышел на улицу, чувствуя, как спину покрыла испарина, а руки начали мелко дрожать. Стычка с «черными» ничего хорошего не сулила, тем более, что это явно были не простые торговцы с рынка.

— Олег! — крикнула Оксана, увидев его. Тщедушный мгновенно замолчал и развернулся в его сторону. Немного позже, сверкнув стеклами очков, развернулся и толстый.

— Привет, — сказал Олег, стараясь держать в поле зрения этих двоих и контролировать «мерседес». — Я все понимаю, но нам надо идти. Мы очень спешим. Пошли, Оксана.

Оксана шагнула в сторону, но темпераментный кавказец перегородил ей дорогу и схватил за руку.

— Эй, отпусти! — крикнул Олег, оставаясь на месте, но подведя руку поближе к пистолету.

— Девушка идет с нами, — спокойно и без всякого акцента сказал толстый, глядя на Олега через зеркальные стекла очков. — А ты — пошел на х..!

— Не, ребята, так не годится. — Олег смотрел на толстого, но боковым зрением отметил, что в «мерседесе» произошло какое-то движение и блондин, отложив пиво, собирается выбраться наружу. — Это — моя девушка, и мой город, в конце концов. Давайте по-хорошему разойдемся. Отпустите ее.

— По-хорошему ты не хочешь. — Толстый повернулся к «мерседесу»: — Коля, иди сюда!

Светловолосый Коля выпрыгнул с сиденья на асфальт и начал медленно приближаться, сверля Олега ненавидящим взглядом голубых глаз и играя мышцами рук.

На противоположной стороне улицы и за киосками, на безопасном расстоянии, начали собираться первые зрители.

— Уе…ай по-хорошему, — предложил Коля, останавливаясь метрах в трех перед Олегом. — Не видишь, что ли, с кем связался? Ничего с твоей бабой не случится. Покатается и вернется. Для того они и сделаны. А будет себя хорошо вести, так еще и денег принесет. Ну, давай, вали отсюда, маленький.

«Вот суки», — подумал Олег, видя, как прохожие изменяют маршрут, торопясь обойти опасное место, а кольцо зевак становится все плотнее, но придти ему на помощь никто не торопится.

— Ладно, ты, похоже, ни х… не понимаешь. — Коля хрустнул пальцами, сплюнул под ноги и решительно двинулся вперед.

Олег рванул из-за пояса «ТТ». В этот раз палец не соскочил, и курок, щелкнув, занял боевое положение.

— Стоять, суки! — рявкнул Олег, направляя ствол на Колю. — Стой!

Коля замер, будто наткнулся на невидимую стену. В толпе зрителей кто-то радостно выматерился.

— Брось «пушку», щенок, — спокойно сказал толстый. — Брось, тебе же лучше будет.

— Молчать! — Олег держал пистолет двумя руками, стоя на широко расставленных и согнутых в коленях ногах, водя стволом от толстого к Коле.

Оксана ударила окаменевшего тощего по рукам и отскочила в сторону.

— К машине! — Олег, не спуская глаз с противников, кивнул в сторону «мерседеса». — Быстро, все к машине!

— Сопляк, сам туда посмотри, — толстый презрительно ухмыльнулся. — Только не дергайся, все равно не успеешь. Тихо-тихо посмотри. Видишь?

Олег скосил глаза в сторону.

Водитель «мерседеса» пересел на соседнее, пассажирское сиденье и опустил ноги в ярких носках и кожаных шлепанцах на поребрик. Он улыбался, сверкая великолепными белыми зубами. Только через несколько секунд Олег понял причину его улыбки. В правой руке водитель держал огромный черный пистолет, ствол которого смотрел точно в грудь Олега. Рука не дрожала.

— Разглядел? Если ты дернешься, то Алик разрежет тебя напополам, как кусок сыра. Знаешь, что у него в руке? Это — «беретта». Она может стрелять очередями. Так что не дергайся, не надо. А девушка твоя поедет с нами. Или — Алик стреляет. Скажи ей, чтобы она садилась. Ну?

Олег молчал. Пистолет в его руке начал выписывать восьмерки. Что делать, он не знал. Мелькнула мысль, что надо запомнить номер машины.

— Брось свою «пушку», — приказал толстый. — Ну, бросай!

Руки Олега дернулись. Ствол «ТТ» смотрел теперь в землю.

— Бросай, сука! — рявкнул толстый.

В конце улицы из бокового проезда вывернул и стал стремительно приближаться желто-синий «УАЗик». Мигалка на его крыше посылала яростные вспышки, но сирена молчала, и никто из кавказцев патрульную машину пока не замечал.

Олег медленно опустил пистолет. Толстый воспринял это, как знак согласия. Добивать противника окончательно он не стал. Потеряв к Олегу всякий интерес, он повернулся к Оксане, выставив свою спину в качестве отличной мишени и тем самым показывая, что ее приятеля, несмотря на оружие, он не боится ничуть.

— Садись. На заднее сиденье. Видишь, все вопросы можно уладить.

Оксана молчала, глядя в пространство между Олегом и «мерседесом». Алик лучезарно улыбался, продолжая удерживать Олега на мушке, готовый открыть огонь в любой момент. Коля переминался с ноги на ногу, ожидая любого приказа и снова набрав уверенность в своих силах. «УАЗик» летел по проспекту. Олег разглядел, что рядом с водителем сидит мужчина в штатском, а с заднего сиденья выглядывает кто-то в камуфляже. «Сейчас они подъедут, и все закончится», — с облегчением подумал Олег, забыв о том, что для него тоже все будет кончено.

— Коля, помоги девушке, — распорядился толстый, слегка пожав плечами.

Коля ухмыльнулся и двинулся вперед. Оксана попятилась и посмотрела на Олега. Взгляд ее выражал одновременно понимание и робкую надежду на помощь.

— Оба, блин, менты! — кто-то из зрителей заметил «УАЗик» и поспешил оповестить остальных.

Толстый среагировал моментально и первым бросился в «мерседес». Коля, продолжая ухмыляться, сделал по инерции несколько шагов, но потом смысл услышанного дошел и до него — он мгновенно развернулся и прыгнул на заднее сиденье вслед за маленьким кавказцем. Алик уже сидел за рулем и, как только хлопнула дверца, «мерседес» задним ходом вылетел на перекресток и врезался в бок не успевшего увернуться старого «Москвича». «УАЗик» взревел сиреной и прибавил скорость, а из укрепленного на крыше громкоговорителя донеслись хрип и что-то похожее на команду остановиться.

54
{"b":"18448","o":1}