ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ее последний вздох
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Вне сезона (сборник)
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Горький квест. Том 1
Я признаюсь
Принцесса моих кошмаров
Warcross: Игрок. Охотник. Хакер. Пешка
На грани серьёзного
A
A

Четкого плана действий у него не было, но последняя победа окрылила его, он почувствовал вкус своего успеха и был уверен, что оставшийся барьер не окажется слишком высоким.

Закидывая в шкаф пустые коробки, обувь и одежду, он вспомнил Марата и усмехнулся. Жалкий неудачник! Все, что он мог, — это сидеть в кабаке и строить грандиозные планы. А для настоящего успеха нужны не только мозги, но и сила, и воля, и удача. Все это есть у него, и потому-то именно он, несмотря на все ошибки, сумел извлечь из них уроки и теперь добьется своего. Осталось совсем немного.

Когда он закинул в шкаф последнюю коробку и закрыл створку, в дверь позвонили. Торопливо осмотревшись кругом и убедившись в отсутствии явного беспорядка, он поправил пистолет и пошел открывать.

Проходя мимо зеркала, он оглянулся в него и не смог сдержать довольной улыбки.

— Из милиции? — пожилая женщина недоверчиво посмотрела на оперов, медленно переводя взгляд с одного на другого. — Что-то я вас раньше не видела.

— Мы не из этого района, — Дима широко улыбнулся. — Но суть не в этом. Мы ищем девушку по имени Оксана. Она живет где-то в этом доме, скорее всего — в вашем подъезде. Возможно, не одна, а с молодым человеком. Не припоминаете такой?

— Молодая она?

— Лет около двадцати, — Дима виновато развел руками. — К сожалению, подробнее и сами не знаем.

— Оксана… Покажите-ка еще раз свое удостоверение! Что ж вы, до сих пор лейтенант?

Почти год назад Петров стал уже старшим лейтенантом, но заменить вкладыш в удостоверении до сих пор не удосужился.

— Я еще не старый, просто так выгляжу, — Дима решил не вдаваться в подробности.

— Оксана у нас, кажется, действительно живет. Слышала я такое имя. Я ведь раньше тут почти всех жильцов знала, это сейчас много новеньких понаехало… Она, мне кажется, тоже недавно вселилась. Кто-то говорил про нее. Но плохого ничего сказать не могу!

— Да бог с вами, почему обязательно плохое? Нам просто адрес ее никак не найти!

— Да? Что ж получается, она не прописана?

— Получается, что так. Но ничего страшного в этом нет, никто ее за это наказывать не собирается.

Видимо, Дима так и не убедил свою собеседницу в отсутствии у него злых намерений, и разговор закончился безрезультатно.

Так же безрезультатно опера прошли еще два этажа, а потом остановились на площадке перекурить.

— Еще четыре осталось, — сказал Дима, выбрасывая пустую пачку.

— И соседний подъезд, если в этом не найдем, — добавил Костя. — Но, по-моему, где-то здесь она. Имя-то достаточно редкое, но уже двое его вспомнили. Сколько у нас осталось? Шестнадцать квартир… Ну что, пошли?

— Что ты меня вечно торопишь-то? Пошли, пошли… — Дима выбросил окурок в окно. — Черт, пить хочется. Спроси у кого-нибудь стакан лимонада. У тебя лицо доверие внушает, и в «ксиве» капитан целый написан.

— Лучше водки. Правдоподобнее выглядеть будет.

Они снова принялись обзванивать квартиры. Петрову открыл седой мужчина с напильником в руке, а Косте — накачанный молодой человек с короткой стрижкой и наглыми глазами. Бросив короткий взгляд на удостоверение, он ухмыльнулся и крикнул в глубину квартиры:

— Ленка, сделай потише! Тут к нам из ментовки пожаловали.

Обернувшись к Ковалеву, он ухмыльнулся еще шире и спросил:

— Извините, вам не обидно, что я так сказал? Но так ведь все говорят!

— Не обидно. Давно здесь живете?

— Не-а, — ухмылка стала еще шире.

— Как вообще подъезд, спокойный?

— Ну.

Парень стоял в коридоре квартиры, но перегнулся через порог, облокотившись рукой на распахнутую дверь. Костя задумчиво посмотрел в его лицо, чувствуя нарастающее желание изо всей силы ударить в прыщавый, с плохо выбритой щетиной массивный подбородок. Вздохнул.

— Большое спасибо.

— Да не за что, — парень постарался придать лицу серьезное выражение, но не сдержался и опять широко ухмыльнулся.

— Маленький совет, — Костя придержал начавшую закрываться дверь. — Выпендривайся поменьше. Иногда это вредно бывает.

— Ага, — парень рывком захлопнул дверь. Костя выругался в его адрес почти теми же словами, которые донеслись из квартиры.

Дима уже закончил разговор и звонил в следующую дверь.

— Живет, — возбужденно сказал он, поворачиваясь к напарнику. — Точно живет. На восьмом или на девятом. И парень у нее несколько дней назад был. Я показал фотографию, говорит, похож!

— Кто? — донесся требовательный голос.

— Милиция! — нетерпеливо крикнул Дима и торопливо закончил: — Здесь одна бабулька живет, она точно должна знать.

— Милиция? Одну минуту!

«Бабульке» оказалось лет шестьдесят пять. Она была ярко накрашена, одета в малиновые брюки и сиреневую куртку от спортивного костюма и курила длинную сигарету в мундштуке.

— Заходите, если вы из милиции.

— Да мы на минутку.

— Заходите, не буду же я вас на лестнице держать!

Опера, потоптавшись на вытертом половике, зашли в квартиру. Кроме хозяйки, в коридоре их встретили два здоровенных рыжих кота и болонка.

— Здравствуйте, у нас к вам всего пара вопросов, — привычно начал Дима. — Простите, как вас по имени-отчеству?

— Валентина Петровна. Да, Валентина Петровна Солуянова, такая вот редкая фамилия… А вы кто по званию будете?

— Старший лейтенант. Валентина Петровна, у нас…

— У меня первый муж тоже был военный. Только он до полковника дослужился. Ну, да у вас еще все впереди!

— Спасибо. Ва…

— А коллега ваш, он кто, тоже старший лейтенант?

— Нет, он — целый капитан. Вален…

— Да что же вы стоите-то? Проходите в комнату, садитесь! Приятно, что милиция не оставляет нас своим вниманием. Подождите, я сейчас приготовлю кофе. Вы же на службе, вам ничего крепче нельзя…

— Нет-нет-нет, спасибо огромное за кофе, но — в другой раз. Мы…

— Ну, не могу же я вас просто так отпустить! Простите, но это с моей стороны будет просто невежливо. Проходите! Обувь можете не снимать.

— Спасибо, но — в другой раз. Сейчас мы, к сожалению, очень торопимся. Если вас не затруднит, то налейте просто стакан воды, холодной.

— Простой воды?

— Да, просто воды.

— Я вас компотом угощу, — с победным видом решила Валентна Петровна и, дымя своей огромной сигаретой, удалилась на кухню. Оба кота, мяукая, затрусили следом. Опера переглянулись.

На кухне долго звенели кастрюли и переливались какие-то жидкости, а потом Валентина Петровна вернулась, неся перед собой две налитые до краев кружки.

— Спасибо, очень вкусно, — Дима в два глотка осушил и отставил, в сторону свою. — Валентина Петровна, у нас к вам всего один вопрос…

— Да, я вас внимательно слушаю!

— Вы ведь давно здесь живете и всех знаете. Как нам Оксану найти?

— Да я не так уж и давно здесь живу, всего-то лет шесть… Или уже семь?

— Да это и не так важно, — Дима попытался направить разговор в нужное русло, но безуспешно.

— Даже, наверное, больше семи… Я сюда въехала в январе восемьдесят восьмого. Да, уже семь с половиной лет получается! А до этого я жила в Правобережном районе, на Рентгена. Там еще милиция недалеко. Вы ее, наверное, знаете…

— А Оксана…

— А Оксану очень просто найти, — Валентина Петровна пожала плечами, одновременно выпустив огромный клуб дыма. — А вы почему не пьете, товарищ капитан?

— Пью, — Костя героически сделал еще один глоток бледно-розовой кисловатой жидкости.

— А она что, натворила что-нибудь?

— Нет, простая формальность.

— А-а, а то я и думаю: такая хорошая девушка, спокойная, вежливая. Здоровается всегда. Хотя к ней часто приезжают молодые ребята такой, знаете ли… э-э-э… устрашающей, я бы сказала, наружности.

— Бандиты?

— Что? А-а, да-да, правильно, на вид — настоящие бандиты, но ведь по внешности нельзя судить…

— Так где, вы говорите, она живет?

— А на последнем этаже! Или на восьмом? Да, точно, на последнем! Квартира — дверь напротив моей, такая серая, железная, с глазком.

69
{"b":"18448","o":1}