ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прослушав монолог о пистолете, Волгин внутренне усмехнулся, обратив внимание на совпадение. С утра, во время ставшего ритуальным кофепития, пространно разглагольствовал Акулов, теперь — эксперт. Что это — хороший знак? Или просто ничего не значащее проявление закона парных случаев, на который любит ссылаться Андрей?

Баллист продолжал:

— Особенностью пистолета является устройство автоматического предохранителя. Видишь вот эту пластину? Обхватывая рукоятку, ты надавливаешь на неё и выключаешь предохранитель. Но если давление прекратить, он обратно не включится, для этого необходимо нажать вот эту кнопочку. — Эксперт продемонстрировал деталь, расположенную на корпусе слева. — С её же помощью производится и разборка оружия.

Произведя манипуляции с кнопкой, эксперт слегка сдвинул и приподнял затвор, а потом при движении вперёд отделил его от пистолета. Вслед за этим, после поворота вокруг вертикальной оси на девяносто градусов, отделил ствол и ловко справился с деталями ударно-спускового механизма, разложив их на столе в ровный ряд.

— Ты когда успел потренироваться? — удивился Сергей. — Тебе же все это привезли часа три назад!

— Меньше. Только после твоего звонка я пошёл в канцелярию и попросил, чтобы экспертизу «расписали» на меня. А тренироваться мне не надо… У этой модификации ёмкость магазина составляет шесть патронов. Кроме неё выпускались более крупные по габаритам модели калибра 7,65 и 9 миллиметров. Обрати внимание на внутренние поверхности: ни одного следа ржавчины. Здесь и здесь остались частицы ружейного масла. Видно, что хозяин за пистолетом ухаживал. Выбор оружия меня удивляет. Для серьёзного дела специалист предпочёл бы другой ствол.

— Какой был, таким и воспользовался.

— Из чего следует, что человек оружием владеет уверенно. Не боялся, что шести патронов на троих не хватит.

— У него мог быть запасной магазин. И ТТ на случай, если эта пушка откажет.

— Скорее всего, он раздобыл её случайно. Я бы не стал покупать эту вещь, будь у меня какой-то выбор. Кстати… Убийцей не может быть женщина?

— Пока неизвестно. Но почему бы и нет? Намекаешь…

— Вот именно. Размеры, устройство предохранителя, маленькая отдача…

— Ну не знаю; если бы у нас было разрешено ношение оружия и в магазинах продавалась сотня образцов, тогда… Скорее всего ты прав, пистолет попал к убийце случайно. Посмотришь по картотеке?

— Начну с того случая, о котором уже говорил. Как сейчас помню: второе апреля девяносто пятого года, воскресенье. Моё первое дежурство по городу.

Ждать пришлось значительно дольше, чем Волгин рассчитывал, но результат того стоил. Сияющий эксперт вернулся из помещений пулегильзотеки и пригласил Сергея в свой кабинет.

— Совпало! — Он начал говорить, не дожидаясь, пока Волгин сядет. — Кому рассказать — никто не поверит. Убийство двух неустановленных мужчин. Их нашли, как я и говорил, второго-четвёртого-девяносто пятого на пустыре в конце Суздальского проспекта. Насколько мне известно, преступление до сих пор не раскрыто.

— Суздальский? Это у нас какой район получается?

— В местное РУВД можешь не торопиться. Этим делом не так давно интересовались рубоповцы. Не знаю уж, в какой связи, но явно не из праздного любопытства. Фадеев Игорь из пятого отдела. Ты с ним, случайно, не знаком?

* * * 

Игорек выглядел мрачно.

Смотрел на Волгина и, казалось, пропускал большую часть сказанного мимо ушей. Много курил и кивал невпопад, а когда зазвонил телефон, вздрогнул и уставился на дребезжащий аппарат с таким испугом, что и самому ленивому наблюдателю стало бы ясно: у Фадеева серьёзные неприятности.

Спрашивать о них Волгин не стал.

Разговаривали в кабинете РУБОПа. Здание, занимавшее половину квартала в историческом центре города, смотрелось величественно только снаружи. Если смотреть на фасад и не ходить дальше отделанного мрамором вестибюля — цитадель борьбы с оргпреступностью. Стоит увидеть изнанку — обычная ментовка, только что людей в форме поменьше, а гонора и претензий на ФБР — много больше.

— С Андрюхиным-то как получилось, — вздохнул Фадеев после того, как Волгин рассказал все. — Я позавчера и не знал, что это она перед нами плясала. Неловко теперь как-то… Я Гордеича, конечно, запытаю. Он мужик умный и наблюдательный, должен кое-что прояснить. Но мне лично кажется, что с делами клуба убийство не связано.

— Почему?

— А чёрт его знает! Кажется, и все тут. Опыт, наверное. Но я, конечно, проверю. Что касается пистолета, то и здесь тебя порадовать нечем. Проскочила у меня одна информация, вот я и полез старые дела ворошить. Не подтвердилось ничего, наверное, совпадение просто. А может, ещё подтвердится. Надо дождаться ответов из Питера. Направил туда три запроса, а в ответ тишина. Командировку не разрешают, а то бы я прокатился на Невский проспект посмотреть. Люблю путешествовать за государственный счёт, только последнее время от нас никуда, кроме Чечни, не отправляют. Я, наверное, после Нового года поеду. Надо зарабатывать положительные характеристики — глядишь, и на суде пригодятся.

Несколько месяцев назад Фадеев оказался под следствием. Нашли во время обыска множество боеприпасов, но оказалось, что в квартире проживает судья, и ситуация перевернулась с ног на голову. Подозреваемые превратились в потерпевших, менты — в обвиняемых. Чем дело закончится, было неясно, но Игорь все чаше смотрел на будущее без оптимизма. В оправдательный приговор он не верил. Возможности отмести обвинение кончились и результата не принесли. Если не посадят, то непременно уволят. Игорь не сомневался, что легко подыщет новую работу, но оптимизма это прибавляло немного.

— Пять лет назад на пустыре расстреляли двух человек. Их личности до сих пор не установлены, хотя мне и нашептали, что эти ребята, скорее всего, приехали из Петербурга. У одного в руке был «Макаров» с пустым магазином, у второго в кармане — какая-то иностранная пушка. Нашли их в воскресенье, второго апреля, но смерть наступила сутками раньше. На двоих — четыре ранения, и все смертельные. Завалили их, как ты уже догадался, из этого самого «ортгиса». Пятого апреля, в среду, нашли ещё один интересный трупешник. Некто Гмыря Ростислав Ростиславович, шестьдесят второго года рождения, уроженец города Сясьстрой Ленинградской области. В восемьдесят восьмом он был осуждён за разбой, получил шесть лет, срок отбыл целиком. Сидел в нашей колонии, после освобождения нигде не прописался и домой, судя по всему, не поехал. Остался в нашем славном городе. Есть данные, что у себя на родине он входил в одну серьёзную ОПГ и сохранил с нею связь до самого последнего времени. Почему он освободившись, не поехал домой, можно только гадать. Якобы был связан с торговлей каким-то металлом, причём очень крупными партиями. Труп Гмыри пытались сжечь вместе с машиной, «мицубиси-паджеро», которой он пользовался по фальшивой доверенности. Причина смерти — три огнестрельных ранения в живот. Из того самого «макарки», который был в руке первого убитого парня. Машина стояла в лесополосе неподалёку от речного порта, труп лежал в багажном отсеке за задним сиденьем. Что странно — разутый. Один ботинок всё-таки валялся в машине, а второго так и не нашли. По моей информации, у покойного была «стрелка» с питерцами, которые специально приехали, чтобы предъявить ему серьёзные претензии. Скорее всего, по поводу металла, которым он якобы торговал. Очевидно, мирного разговора не получилось. Похоже, там был кто-то четвёртый, который расшлёпал двух чужаков, а потом попытался сжечь труп и машину. Кто он такой и где может находиться сейчас, я не знаю. Может, самого давно закопали. А может, прибрал железную тему к рукам и банкует. Вот, собственно, и все.

— Не так уж плохо.

— А когда я тебя подводил? Надо искать четвёртого, причём искать не около клуба, а в окружении одной из трёх барышень. Скорее всего — в окружении кого-то из убитых, а не Андрюхиной сестры.

Волгин подумал, стоит говорить Игорю о блокноте, который обнаружил Акулов в квартире Виктории, или лучше пока промолчать? Решил не торопиться.

61
{"b":"18449","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Страна Лавкрафта
Сегодня – позавчера. Испытание сталью
Как вырастить гения
Узнай меня
Сигнальные пути
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Сглаз
Minecraft: Остров
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов