ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он распаковал винтовку, завёрнутую в несколько слоёв материи и газеты. Произвёл беглый внешний осмотр и остался доволен: при транспортировке ничего не пострадало. Вставил магазин с пятью патронами 7,62x54R и передёрнул затвор.

В отличие от грохота дурацкой жестянки этот звук показался тихим и почти ласковым.

* * *

Акулов никогда не питал иллюзий относительно несения службы постовыми в больницах, но эти двое превзошли все ожидания.

Андрею выдали шлёпанцы и белый халат, который оказался тесноват, так что его пришлось просто накинуть на плечи и не застёгивать. Показали дорогу: от кабинета завотделением до палат следовало идти длинным извилистым коридором с многочисленными боковыми ответвлениями. По пути встретилось множество врачей и медсестёр, но все остались к Акулову равнодушны, никто не остановил, чтобы спросить, чем занят посторонний человек в помещении, куда доступ «с улицы», в общем-то, запрещён.

Коридор заканчивался железной перегородкой, в которой была прорезана невысокая дверь. Сбоку, на подоконнике и на единственном стуле, тащили службу два сержанта. Тот, что постарше, решал кроссворд. Второй читал книгу в мягкой обложке, из которой несколько страниц выпало и лежало на полу под ногами. Как и представителей медперсонала, появление Андрея их нисколько не потревожило. Старший окинул Акулова ленивым взглядом, а его напарник уважительно хмыкнул, видно, прочитав в боевике какое-то смачное место.

Акулов остановился перёд запертой дверью и положил руку на кнопки замка:

— Какой код?

— Три шесть девять. — «Кроссвордист» закинул ногу на ногу, хрустнул глянцевым журналом и спросил: — Не подскажешь? Персонаж произведений Носова. Семь букв, первая «Ш».

— Шпунтик.

— Точно!

Решив разобраться с горе-охранниками на обратном пути, Андрей пошёл к палате, в которой лежала сестра. За его спиной громыхнула тяжёлая дверь, и, словно это было командой, Акулов остановился, назвал себя ослом и хлопнул по лбу. В спешке он не купил сестре никакого гостинца.

Можно было бы вернуться и подобрать что-нибудь подходящее в ближайшем магазине. Хозяева торговых точек, расположенных поблизости от лечебных учреждений, как правило, имеют весь необходимый ассортимент подарков и угощений, так что покупки не отняли бы много времени, но Андрей решил не возвращаться. В конце концов, лучше точно узнать, что именно требуется, и сбегать потом.

Сестра не спала. Лежала на спине, укрытая по горло одеялом, с перебинтованной головой. От двух капельниц к руке тянулись прозрачные шланги. Заметила брата сразу, как он вошёл. Слабо улыбнулась:

— Привет.

— Здравствуй. — Окончание приветствия Андрей не смог произнести, помешал комок в горле. Сглатывая его, он подсел к кровати на табуретку и поправил синее больничное одеяло, хотя оно и без того лежало как надо. — Здравствуй.

— Привет.

Начато диалога получилось оригинальным и многообещающим.

— Как себя чувствуешь?

— Голова болит. И слабость дикая. Как мама?

— Переживает.

— Ругается?

— Вот поправишься — тогда отчитает как следует.

Вика опять улыбнулась. Шевельнула рукой.

— Осторожно! — предупредил Андрей. — Смотри, иголки отвалятся.

— Не отвалятся. У меня плохие вены, да?

— Почему? — Акулов непонимающе посмотрел на голую руку; под «плохими венами» он привык понимать наркотские «дороги», в которых не найдёшь места, куда бы можно было всадить иглу.

— Незаметные. Трудно ставить капельницы.

— Тьфу, бл… Извини. Ты можешь говорить?

— Могу.

— У нас мало времени…

— Я была уверена, что ты скажешь именно это. Сразу, как только очухалась, постаралась вспомнить, как было дело. Но я не видела, кто стрелял! Репетиция началась как обычно. Нас было трое: Анжела, Каролина и я. Собрались все вовремя, Анжелика меня подобрала на половине дороги, она ведь ездила на машине. Приехали, начали репетировать.

— Дверь запирали?

— Которая во двор? Должны были закрыть. Но Каролинка часто забывала это делать. И в тот день она заходила последняя. Вот… Мы немного размялись, а потом я пошла позвонить. В тренерскую пошла, мне надо было договориться с одним человеком о встрече.

— С Юрой?

— Ты уже о нём знаешь?

— Наслышан.

— Но вы ещё не встречались, да? Правильно, с Юрой. Только наоборот, я хотела отменить нашу встречу. Я ведь обещала повидаться с тобой, но его забыла об этом предупредить. Хотела сказать, чтобы он не приезжал за мной к школе.

— Ты ему дозвонилась? Вы говорили?

— Не сразу. Телефон долго был занят, но потом соединили. Я начала говорить… Кажется, сказала всё, что хотела. Собиралась прощаться… А потом ничего не помню. Я за столом сидела, боком к двери. Но я не помню, чтобы кто-нибудь входил. Просто вдруг стало темно, а очнулась я уже здесь. Вчера. Ничего не понимаю, спрашиваю, что случилось. Один врач рассказал. Я, как про девчонок узнала, сразу истерику закатила. — Виктория улыбнулась. — Мне что-то вкололи, и я уснула. Спать было хорошо. И сегодня уже полегче. Только я одного не понимаю: за что их?..

— А тебя?

— Я не знаю.

— Кто такой Юра?

— Мой друг.

— Откуда он взялся?

— Анжелка нас познакомила. Мы с ней были в одном ночном клубе. Просто так, отдыхали. И он был с каким-то приятелем. Они сидели за другим столиком, а потом он подошёл. Оказывается, они когда-то были знакомы с Анжелой. Поговорили. Потом он с приятелем пересел к нам. Так всё и началось… Андрюша!

— Да.

— Я тебя прошу, ты не думай ничего, он хороший!

— Он сам об этом сказал?

Виктория закрыла глаза. Андрей сбавил гон:

— Какие неприятности были у Юры? Ты хотела со мной поговорить по этому поводу?

— Да. Я хотела, чтобы ты узнал, объявлен ли человек в розыск. Это ведь можно?

Настал черёд Андрея немного прикрыть глаза. Хотелось стукнуть кулаком по столу и закричать что-нибудь типа: «Дура, ты с кем связалась?»

Акулов не закричал, но Виктория почувствовала его состояние. Повторила своё утверждение, словно это был факт, не требующий доказательств:

— Он очень хороший.

— Кто его ищет?

— Он думает, что никто. Ему просто раньше наврали, вот он и поверил. А потом догадался, что обманули. Но проверить хотел. На самом деле об этом лучше спросить у него.

— Каким образом? С воскресенья он не появляется дома,

— Боится, наверное. Он думает, что ты его сразу посадишь.

Акулов мысленно выругался,

— Ну и что мне надо сделать, чтобы он соблаговолил со мной встретиться? Встать на колени? Заплакать? Или этого недостаточно? Последнее время я только тем и занимаюсь, что переубеждаю людей, которые думают обо мне плохо. Скоро сам начну верить в то, что я очень хороший. Почти как твой Юра.

— Ты иногда злой…

— Это необходимость. Добро должно быть с кулаками.

— Он передал мне записку.

— Сюда?

— Куда же ещё? Вечером я напишу ответ. Напишу, чтобы он с тобой созвонился. Он и сам хотел это сделать, но решил подождать, пока я немного поправлюсь. Только пообещай, что ты не станешь ничего делать, а спокойно дождёшься его звонка. Завтра он позвонит, я уверена.

Акулов просчитал варианты. Скорее всего, переписка осуществляется через одну из медсестёр. Теоретически можно её просчитать и установить наблюдение, чтобы задержать Юру, когда он придёт за ответом Виктории. А если придёт не он, а какой-то «левый» посыльный? Юра со стороны увидит, как его гонцу крутят руки, и затаится. В большом городе, имея минимальные навыки и трезвую голову, можно прятаться годами. Так что лучше с захватом повременить. Подобные действия хороши после тщательной подготовки, когда привлечено достаточно людей, есть время для разведки на местности и согласование групп. В противном случае серьёзное розыскное мероприятие скатывается до уровня авантюры, чреватой полным провалом с последующими язвительными обвинениями друг друга в профнепригодности.

— Хорошо, я обещаю, что не стану ничего делать и дождусь его звонка. Надеюсь, ему есть что мне сказать. Ты хоть знаешь, как его фамилия и откуда он родом?

66
{"b":"18449","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Хирург для дракона
Я большая панда
Новая ЖЖизнь без трусов
Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь
Отец Рождество и Я
Черновик
Стратегия жизни