ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Да, было понятно, что Сталин продолжает отбиваться, он даже отвоевал зимой какую-то территорию. Но теперь армии Рейха отбросят осторожность, проявленную прошлой осенью. Некоторые участки фронта немцы продолжали твердо удерживать, хотя это казалось невозможным. Конечно, еще возникали опасные моменты, но, несмотря на прерывистый фронт, несмотря на морозы, несмотря на бардак, наше положение снова стало совершенно надежным.

Русские в 1941 году понесли колоссальные потери. Их зимнее наступление провалилось, провалилось полностью.

Наступал последний раунд борьбы. По крайней мере, мы так думали, совершенно уверенные, что близится исход великой битвы.

***

Никогда еще немецкие армии не были столь мощными.

Рейх предпринял необычайные усилия, чтобы восполнить потери, понесенные зимой, и довести численность соединений до штатной. Полки снова имели полный состав. Дивизии даже были усилены, получив по запасному батальону численностью 1500 человек для восполнения потерь, которые будут после начала нового наступления в бескрайних степях.

Каждое подразделение получило новую технику и новое вооружение в отличном состоянии. Было приятно видеть эти дивизии численностью от 15 000 до 17 000 великолепных, жизнерадостных молодых людей, прямых и сильных, как молодые дубки, под командованием опытных офицеров и унтер-офицеров. Таких солдат не имела ни одна армия в мире.

Зима была забыта. Если мы теперь и вспоминали ее, то со смехом. Вспоминая перенесенные страдания, мы лишь радовались тому, что видим сейчас. Человек, отморозивший себе нос, вынужденный спать в избе, кишащей вшами, которые были настоящими людоедами, вынужденный питаться гнилыми сухарями, теперь думал об этом с некоторым изумлением. Судя по разговорам, люди стали совершенно несгибаемыми.

Внезапно произошел сенсационный поворот в ходе войны, который позволил немецкому командованию еще раз продемонстрировать свое исключительное мастерство.

Высшее немецкое командование обладало совершенно непревзойденным хладнокровием и спокойствием. Немецкие генералы сидели в своих штабах за картами, как шахматные чемпионы за доской, склонившись над фигурами. Они все тщательно продумывали и делали только далеко рассчитанные ходы.

10 и 11 мая 1942 года германское командование привело в движение свои войска на Донце, чтобы начать наступление на восток. Но пока эти войска выдвигались на исходные позиции, советский маршал Тимошенко нанес чудовищный удар, начав наступление в самом северном секторе нашего участка фронта. Он прорвал оборону ниже Харькова и бросил несколько сот тысяч человек на Полтаву и Днепр.

Войска Тимошенко глубоко вклинились на занятую немцами территорию. Московское радио и Би-би-си объявили о неизбежном выходе русских на Днепр. Драпавшие войска добежали аж до нашего расположения, распространяя мрачные слухи.

Германское Верховное командование было полностью переиграно русскими. Однако немцы спокойно восприняли свой провал, не поддавшись панике. Гораздо более важным было то, что немцы так и не отказались полностью от своего плана наступления. Приготовления продолжали идти согласно плану. Верховное командование позволило русским наступать целых пять дней, в результате чего возник огромный выступ с центром в Полтаве. Все это время немецкие батальоны спокойно выходили на указанные им позиции. Ни один маневр не был ускорен ни на час.

***

Наш легион еще не получил новобранцев в качестве пополнения. Однако ему выделили широкий участок как раз в горловине фронта на Донце.

Наши окопы и траншеи находились в отличном состоянии. Они шли вдоль гребня цепи высоких холмов, склоны которых круто спускались к речной долине и к деревне Яблонская. Яблонская господствовала над проходом, и красные превратили ее в мощный узел обороны. Их артиллерия простреливала всю долину. Снаряды сыпались на наши позиции, словно кто-то закидывал их шариками для пинг-понга.

Ночью наши добровольцы бесшумно ползли подобно ласкам между минами, густо усеявшими наш сектор, чтобы проверить оборону русских. Они должны были укрыться среди вражеских позиций и провести день, наблюдая за врагом. Они тщательно изучали все коммуникации красных, расположение пулеметных гнезд и артиллерии.

На рассвете мы рассматривали холмы, занятые красными, в бинокли. С вершины стога сена наблюдатели должны были на мгновение поднять руку и помахать носовым платком. Наши солдаты отлично умели маскироваться. Наши пулеметы должны были прочесать окружающий район очередями, чтобы прикрыть сорвиголов, если русские их заметят.

Некоторые взводы отваживались на подобные рейды каждую ночь, отправляя по два человека. На следующую ночь мы слышали тихое шуршание в назначенном месте и ползли к краю минных полей, чтобы встретить возвращающихся товарищей. Они всегда возвращались в полном порядке, принося детальную информацию и захватывающие истории.

***

Вечером 16 мая был получен приказ начать наступление.

Мы не имели понятия, куда именно заведет нас атака. Как уже не раз случалось, каждый день назначались новые цели. В армии нет нужды бессмысленно напрягать мозги и заглядывать далее, чем в завтра. Для нас 16 мая 1942 года это был проход в Яблонской.

Наступление началось в 02.55. На нашем левом фланге на северо-восточном берегу реки немецкие танки нанесли массированный удар, обошли Яблонскую, а потом повернули к небольшой долине.

Мы бросили в бой только часть добровольцев. Их задачей было вышибить русских из Яблонской, атаковав ее с фронта. Но наша атака была бы только уловкой. Пока советские войска отвлекутся на нас, танки должны были нанести главный удар с северо-востока. Остальные наши силы пока удерживали позиции на гребне холмов, ожидая развития событий.

***

Ночью с 16 на 17 мая время тянулось мучительно медленно.

В 02.30 впервые горизонт стал серым — приближался рассвет. Тысячи людей, готовых к атаке, затаили дыхание. Ни один звук не нарушал тишину нарождающегося дня.

Зеленые и серебряные лучи медленно ползли по склонам долины. Внезапно раздался совершенно неожиданный звук, громкий и радостный: «Ку-ку! Ку-ку!»

Это запела кукушка! И это в долине, где вот-вот заговорят пушки и выглянет мрачное лицо смерти!

«Ку-ку!»

Но затем птица умолкла. Грохот танковых гусениц заполнил воздух. 17 мая 1942 года. Началось наступление на Харьков.

Яблонская

Начало наступления повергло тысячи людей в секундный ступор, словно на них обрушился ураган.

Утром 17 мая в 03.00 советские войска на Донце явно не ожидали ничего. Они все были в восторге от успешного наступления на Харьков — Полтаву и не могли даже подумать, что, чем дальше на запад заходят их дивизии, тем быстрее все они будут уничтожены!

Из деревни Яблонская в конце долины какое-то время не раздавалось ни одного выстрела. Ночь как ночь, много таких уже прошло.

Вскоре после того, как грохот немецких танков стал громче, мы увидели, как над брустверами траншей замелькали маленькие круглые каски.

Могучий рев танковых моторов эхом отдавался в полях на плато. Примерно десять минут еще звучал грозный лязг танковых гусениц, а потом рассвет взорвался оранжевыми и зелеными сполохами. Артиллерия открыла огонь, и загрохотали одновременно сотни орудий.

Со своих позиций на склонах холмов мы с удивлением следили за тем, куда падают снаряды. Советская деревня была разнесена на куски, перевернута вверх дном, перемолота в щепки, словно огромный великан изрубил его чудовищным топором.

А потом наши солдаты начали бегом спускаться в небольшую долину.

***

Склоны были совершенно голыми и крутыми. На дне текла река, ближе к вражеским позициям, и скошенные поля были усеяны старыми, заброшенными скирдами. Фронт атаки сначала сузился, но потом снова расширился, так как начались поля, подходящие вплотную к первым домам Яблонской.

20
{"b":"184494","o":1}