ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Шенандоа, это не имеет к тебе ни малейшего отношения. Просто есть дело, которое необходимо довести до конца. Дело, начатое задолго до нашей встречи. А теперь мое время на исходе – вот все, что тебе можно знать.

– Роже, я...

– Надо пойти присмотреть за лошадьми. Наверное, у Реда есть хотя бы небольшая конюшня. А ты приведи себя в порядок или отдохни – как хочешь. Вечер обещает быть долгим и трудным. Только не высовывай отсюда носа – так безопаснее.

– Ладно. Только Роже... Дирк, ты постараешься раздобыть что-нибудь съестное, хорошо?

– Именно этим я и собираюсь заняться. Когда я выйду, подопри дверную ручку вот этим стулом. Договорились?

– Да. Кстати, Дирк... Роже обернулся.

– Будь поосторожнее там!

Он согласно кивнул, улыбнулся и вышел. Шенандоа прежде всего решила умыться, но и тут ее мысли неотступно следовали за Роже. Что бы ни заставляло его столь упорно торопиться в Ледвилл – оставалось лишь надеяться, что здесь не замешана другая женщина. Слишком явно он не желал делиться с нею причиной своих тревог, а тем паче подробностями прошлого. Словом, партнер доверял ей намного меньше, чем она ему. А ведь опаснейшее дело спасения Арабеллы наверняка потребует от обоих безусловного и полного доверия и понимания – какими бы разными они ни были.

Усевшись на кровати, Шенандоа постаралась успокоиться и собраться с мыслями. Этим вечером она не просто собиралась играть в карты, чтобы выиграть, – главной целью было убедить всех посетителей таверны, что они с Роже – заправские грабители. И ей предстояло выглядеть отнюдь не девственницей, а бывалой, опытной бабенкой. Господи, только бы ей поверили!

Ночь накрыла «Эль-Торо-Роджио» душным покрывалом; тишина сонной мексиканской деревни нарушалась лишь отзвуками веселья, доносившегося из таверны. Местные жители не решались сетояать ни на пьяный хохот, ни на вопли гнева, ни даже на вспыхивавшую то и дело перестрелку. На стороне «американцев с Севера» стояло слишком много оружия и золота, и все они были чересчур вспыльчивы и не стеснялись в поступках.

И Шенандоа пришлось столкнуться с этой вспыльчивостью в первый же вечер за зеленым сукном. В одном из отдельных кабинетов таверны в течение нескольких часов она развлекала покером завсегдатаев «Эль-Торо-Роджио». Роже практически не отходил от нее ни на шаг, и сковавшая его черты мрачная гримаса красноречивее всего говорила о том, с какими опасными людьми ей приходится иметь дело.

Этим вечером в таверну набилось полно американцев. Не надо было обладать особой проницательностью, чтобы распознать в большинстве из них воров и бандитов – по особому отчаянному блеску в глазах, некоей ауре бесшабашности и привычке жить только сегодняшним днем, свойственным этому племени. То был опасный народ, скрывавшийся за южной чертой границы, чтобы продолжать грабить своих соотечественников.

Как правило, все эти сорвиголовы были неравнодушны к хорошеньким женщинам, и неожиданное появление среди них такой красавицы не могло остаться незамеченным. Выстроилась целая очередь из желающих поиграть в покер. И хотя большинству пришлось порядком раскошелиться, никто не ощущал горечи поражения – столь велико было удовольствие от общества Шенандоа.

В этой глухой деревушке, где мающимся от безделья бродягам нечем было развлечься между бандитскими вылазками по ту сторону границы, удивительное появление I Шенандоа могло бы показаться волшебной сказкой, если бы не белобрысый верзила, постоянно ошивавшийся рядом. Все они были счастливы лишний раз поймать на себе игривый взгляд, которым красавица то и дело награждала партнеров по покеру, – но ни один из мужчин не смел переступить границы собственности, на которую столь очевидно наложил лапу мрачный чужак.

Шенандоа не преминула выяснить либо имя, либо кличку всех тех, с кем успела перекинуться в карты. Ей не терпелось поскорее услышать имя Брайтон, однако ни один из братьев в эту ночь так и не появился в таверне. Оставалось надеяться, что новость о красавице незнакомке, играющей в покер в «Эль-Торо-Роджио», быстро достигнет ушей и этих разбойников, став хорошей приманкой. А им с Роже остается только набраться терпения – как бы трудно ни было.

Не все посетители таверны оказались американцами. Были тут и мексиканцы, и испанцы – национальность мало кого волновала. Ред явно устроил у себя притон для отбросов общества – и имел немалый доход. Он и сам с удовольствием сыграл с красавицей До несколько партий, однако по большей части проводил время за прилавком, бдительно следя, чтобы бокалы клиентов не пустовали. Присутствие Шенандоа было ему на руку – ведь она привлекала посетителей не хуже, чем вино и виски.

Игра шла полным ходом, однако Шенандоа все пристальнее следила за одним из игроков. Он явно был профессионалом почти того же уровня, что и она. Обычно ей нравилось играть с профессионалами – это делало состязание более напряженным и захватывающим. Только на сей раз она все больше убеждалась, что бледный вертлявый испанец по имени Альфредо нечист на руку. Хотя он никогда не возглавлял торговлю[3], слишком часто выигрыш шел ему в руки, и это при подозрительно низких ставках. Скорее всего он передергивал, то есть скрывал где-то на себе или под столом, крупную карту, чтобы подменить ее в нужный момент и побить карту ведущего игрока.

На Западе шулерство являлось опасным промыслом. Обычно пойманного с поличным шулера приканчивали без разговоров прямо на месте. Но даже несмотря на это, племя шулеров множилось и процветало, и такие солидные заведения, как «Грандине» в Нью-Йорке или «Билль энд Финк Компани» в Сан-Франциско, исправно поставляли Западу все новые приспособления в этой области.

Эти компании вместе со множеством более мелких предприятий вовсю торговали тайниками, которые можно было прятать под столом, в рукаве или жилете. Карты крапили, снабжали едва заметными насечками или подсматривали при помощи любой гладкой поверхности, будь то золотые часы, булавки или потайные зеркала, в которых отражалась карта партнера. Ну и конечно же, в ход шли заранее помеченные или подтасованные колоды, и ловкие руки незаметно обеспечивали выгодный расклад. Словом, уловок и хитростей было не меньше, чем любителей ими пользоваться.

Как ни странно, при этом было крайне трудно доказать, что игрок действительно нечист на руку. Шенандоа^ была вполне уверена в том, что напротив сидит шулер. Постепенно, если бы проигрыш не возрастал чересчур быстро, она сумела бы выяснить точно, к какого рода уловке прибегает Альфредо, и вывести его на чистую воду. Правда, это было не очень-то приятно, однако если не схватить этого малого за руку, он запросто выудит всю наличность, имевшуюся у них с Роже.

Сыграли еще круг. Шенандоа выиграла. Альфредо был достаточно осторожен, чтобы не выигрывать беспрерывно, – настоящий ловкач. Покосившись на Роже, Шенандоа взглядом спросила, заметил ли он подробности происходящего за столом.

Он ободряюще кивнул.

Она улыбнулась и послала любимому соблазнительный взор.

– Если можно, принеси, пожалуйста, кофе.

– Секунду.

Как только Роже вышел, Шенандоа почувствовала себя совершенно беззащитной. Оказывается, он стал ей необходим – намного больше, нежели она того желала.

– Джентльмены, – обратилась она к окружающим, – сыграем еще? – Естественно, обращение «джентльмены» совершенно не вязалось с отребьем, сидевшим за столом, однако таков был обычай, и не ей его менять.

– Ты бы лучше послала подальше своего переростка, чтобы можно было сыграть в игры поинтереснее, – буркнул один из мужчин, жадно лаская взором нежную, гладкую кожу, обнаженную низким вырезом зеленой атласной блузы.

– Точно, – подхватил другой. – Такая бабенка, как ты, стала бы здесь настоящей королевой!

– Но я привыкла зарабатывать картами, джентльмены, – возразила она, стараясь казаться не слишком уж недоступной – именно такой слух о ней должен достичь ушей братьев Брайтонов.

– Оно верно, да только это не все, на что ты способна. И это ясно любому парню из собравшихся тут.

вернуться

3

Имеется в виду торговля в картах.

12
{"b":"1845","o":1}