ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Что ж, я непременно ей помогу – если она примет мою помощь.

– Конечно, примет.

– А вот в этом я не уверен – после того как насмотрелся...

– Но ведь ей тоже пришлось в каком-то смысле играть свою роль, Роже...

– Ладно. Мы все тут артисты, все играем роли. А теперь можешь купаться, Шенандоа. Я же сказал...

– Роже, неужели ты не желаешь выслушать меня? – взмолилась она, положив руку ему на локоть.

Роган вырвался и отскочил в сторону. Когда он снова обернулся к Шенандоа, взгляд синих глаз помутился от бушевавшей в его груди ярости. Широко расставив ноги, не снимая руки с рукоятки кольта, он приказал:

– Ну валяй, Шенандоа, раздевайся. Ты же собралась купаться. И я имею не меньше прав глазеть на тебя, чем Тед.

Шенандоа совсем растерялась.

– Что это значит? – еле слышно выдохнула она. Широко раскрытые от испуга глаза потемнели.

– Не прикидывайся дурочкой. Хотел бы я знать, как далеко ты успела бы зайти с Тедом, если бы вам не помешали?

– Я же сказала...

– Я слышал, что ты сказала, не глухой. Но и не слепой!

– Роже...

– Раздевайся, Шенандоа.

Она впервые видели Рогана в таком состоянии. И не на шутку испугалась. Ведь от него зависело спасение Арабеллы. А что, если цена этого спасения окажется для Шенандоа непосильной?! Там, в «Эль-Торо-Роджио», она действительно хотела быть с ним. Но теперь, столкнувшись с этим разъяренным, неуправляемым незнакомцем, готовым возвести на нес любую напраслину, бедняжка боялась его. Какая ужасная несправедливость! Ведь она совершенно не хотела уступать Теду Брайтону. И только о том и думала, как бы отделаться от него. Но что она может придумать теперь, чтобы образумить Роже?

– Валяй раздевайся, – повторил приказ Роган. – Я же принят в игру на равных, верно? Впрочем, ты-то ведь только и знала, что играла со мной, – играла с самого начала, не так ли? Интересно, долго ли еще я бы продолжал верить в твои сказки? Ведь ты действительно игрок и готова пойти на что угодно ради выигрыша – независимо от ставок!

– Роже, ты несешь несусветную чушь. Я ничего не понимаю. И ничего не хочу, кроме спасения Арабеллы!

– А как насчет того, чего хочу я?

– Чего же ты хочешь, Роже? – еле слышно спросила она, смущенно потупившись.

– Тебе известно, чего я хочу.

Шенандоа услышала, как Роган шагнул к ней. Она подняла взгляд. Он стоял вплотную. Синие глаза сверкали холодом льда.

– Ты требуешь с меня плату за услуги?

– Снимай тряпки и полезай в пруд, Шенандоа! О плате за услуги поговорим позже.

Она прерывисто вздохнула и больше ме посмела прикоснуться к нему. В этот миг ей было даже страшно подумать, чем все может кончиться. Ей хотелось крикнуть Роже в лицо всю правду, заставить ею поверить... Но еще больше хотелось, чтобы он обнял ее и прижал к себе... только ласково и нежно. Ах, как ей не хватало его уверенной, защищающей от всех невзгод мужественной силы! А он вместо этого напугал ее, обвинил бог знает в чем! Шенандоа заставила себя успокоиться. Она не позволит вывести себя из равновесия. Она должна держать себя в руках, если желает помочь сестре и выбраться отсюда живой. Может быть, таким образом ей удастся успокоить и Роже.

– Хорошо, Роже, – согласилась Шенандоа. – Я искупаюсь. А ты подержишь мою одежду.

Его глаза напряженно сощурились, а она вдруг почувствовала некое непонятное удовольствие оттого, что раздевается перед ним вот так медленно, не спеша. Она расстегнула блузку и позволила ей соскользнуть с плеч, следя за реакцией Роже, пожиравшего ее взглядом. Мужественное, бесстрастное лицо словно застыло. И когда она протянула ему блузку, Роже, послушно принял ее, двигаясь как в трансе. Ткань все еще хранила тепло ее тела, и сильные пальцы как бы сами по себе жадно сжали ее в горсти.

Верхнюю, а за ней и нижнюю юбку Шенандоа сперва расстегивала и оставляла свободно падать, а потом поднимала и отдавала Роже. В воздухе вдруг разлился аромат мыла. Его ноздри затрепетали. А руки еще сильнее сжали одежду.

– Помоги мне снять башмаки, Роже, – попросила она.

Роган сморщился, но отложил ее одежду в сторону. Шенандоа уселась на устланную хвоей землю. Он сел рядом и рывком сдернул с ее ног пыльные башмаки.

Отставил их в сторону, выпрямился и протянул ей руку. Она приняла ее. Роже медленно поднял Шенандоа с земли и поспешно отступил, снова опасаясь оставаться слишком близко к ней.

Полуобнаженная, в прозрачном нижнем белье, она постояла перед ним, чтобы дать возможность разглядеть себя до мельчайших деталей. После этого красавица невозмутимо двинулась мимо Роже к берегу. У самой кромки воды он остановил ее.

– Ты должна снять все, Шенандоа.

У нее перехватило дыхание. Синие глаза Рогана все еще оставались замутненными, а лицо – каменно неподвижным.

– Роже, но я...

– Ты была готова сделать это для Теда. Шенандоа подавила рвавшийся наружу протест. Он не поверит ей – не в этом состоянии, не сейчас. И она должна умиротворить снедавший Рогана гнев – ради Арабеллы. Позже она поквитается с ним. Набрав в грудь побольше воздуха, она решительно сняла нижнюю сорочку. Нежная кожа матово блеснула в сумерках, опустившихся на заводь. Роже внезапно охнул и напрягся. Помедлив, Шенандоа сняла трусики. Держа в руках остатки одежды, она шагнула вперед, изо всех сил стараясь скрыть страх и растерянность оттого, что оказалась совершенно голой перед чужим мужчиной. Ради Арабеллы она должна оставаться спокойной и сильной!

– Ну, а теперь я выкупаюсь, Роже, – небрежно промолвила красавица, протягивая ему невесомый сверток.

Когда он взял в руки еще теплую сорочку, на его щеке нервно забилась жилка.

А Шенандоа направилась к воде, прихватив по дороге кусок мыла. Роган не спускал с нее глаз. Она физически ощущала его взгляд, как некое обжигающее прикосновение, и невольно постаралась повернуться спиной.

Уже в следующий миг бедняжку бил озноб – вода оказалась буквально ледяной. Боже мой, сколько еще она сможет выдержать между молотом и наковальней, между Брайтонами и Роже?! Смятенные мысли снова вернулись к Арабелле. Ее сестре наверняка пришлось пережить нечто еще более страшное. Шенандоа – старшая, и она обязана оставаться храброй и стойкой, какой ее привыкла видеть Арабелла.

Желая извлечь из невольного купания хотя бы какое-то удовольствие, Шенандоа забралась поглубже в воду, подальше от алчного взора Роже; и не спеша намылилась. Как приятно было почувствовать себя снова чистой! И она постаралась смыть вместе с дорожной пылью все страхи, заботы и следы от прикосновений жадных рук Теда Брайтона. Конечно, это удалось лишь в малой степени, но по крайней мере физически она была теперь чиста. Окунувшись напоследок в прозрачную воду, Шенандоа снова обернулась к Роже.

Роган словно прирос к месту: он стоял, широко раздвинув ноги, сжимая в кулаке ее нижнее белье и не сводя с нее помутившегося взора. Медленно, почти лениво она направилась к берегу, содрогаясь от ужаса перед дальнейшим, однако полная решимости выдержать все ради спасения несчастной сестры.

Стряхивая с себя воду, она вышла на берег и снова вздрогнула. Вечерний воздух дышал прохладой. Скоро станет совсем темно. Роже не шелохнулся. Он буквально пожирал ее глазами. Чтобы хоть немного отвлечь его, Шенандоа промолвила:

– Роже, сейчас я оденусь, и мы сможем вернуться. – Разве вы этим собирались заниматься с Тедом?

– Да ничем мы не собирались с ним заниматься! – взорвалась Шенандоа, чувствуя, что терпение ее на исходе. Она попыталась выхватить у него свою одежду.

Но Роже отдернул руку и вкрадчиво промолвил:

– Подойди поближе.

– Не потеряй мою сорочку, – прошипела Шенандоа и направилась за остальной одеждой.

Но Роже грубо схватил ее за руку и привлек к себе. Она и охнуть не успела, как ее влажное, прохладное тело оказалось притиснутым к его горячей груди.

– Шенандоа, – выдохнул он и приник к ее губам. Второй мужчина за этот день целовал ее против воли.

23
{"b":"1845","o":1}