ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире
Путы материнской любви
Время-судья
Почувствуй,что я рядом
Как быть, а не казаться. Викторина жизни в вопросах и ответах
Я продаюсь. Ты меня купил
Постарайся не дышать
Слушай Луну
Здоровая, счастливая, сексуальная. Мудрость аюрведы для современных женщин
A
A

– Это кто же? – изумился Том.

– Кабы я знала, разве б им спустила?

– И у меня в Томбстоуне вечно кошек крали, – с сочувствием кивнул Том.

– А ведь здесь без кошек никак нельзя: крысы сожрут заживо. И к тому же я их люблю.

– А я-то! Послушай-ка. Я держу кошку на руднике, и у нее скоро будут котята. Один, считай, твой.

– Парень или девчонка?

– Посмотрим, кого принесет. Если девчонок будет хотя бы две, одну подарю тебе. Ну а на кошака можешь рассчитывать твердо.

– Заметано. Отличный ты парень, Том Бартон!

– Спасибо на добром слове, – Том подумал и добавил: – А мне нравится ход твоих мыслей, Кейт.

Шустрому Эду пришлось прокашляться, чтобы эти двое вспомнили про остальной мир.

– Не хочу мешать, – сказал он, – но нам нужно многое обсудить с Роже, Том.

– Вот дьявольщина! Ох, прости меня, Кейт!

– Валяй, чертыхайся сколько влезет. Моим мулам доводилось слыхать кое-что и похуже.

– У меня как-то все из головы вылетело. Ты уж не серчай, Кейт, да только мне надо как следует потолковать с Роганом, и я...

– Можешь не продолжать. Всякий человек имеет право заниматься своими делами. Но не забывай, если что, я готова помочь, только кликни.

– Обязательно кликну. И спасибо за пиво.

– Не стоит.

Когда Кейт Колорадо покинула гостиную, Том с серьезнейшим видом взглянул на Роже и заявил:

– С этой женщиной забудешь обо всех неприятностях, Роже, а их у нас немало. Это как пить дать.

– Ну так расскажи мне о них. – И Роже поудобнее устроился в кресле.

– Кто-то пытается выкурить нас из шахты! – гневно начал Том.

– А именно?

– Ну, поначалу все шло как по маслу. Но стоило наладить добычу в нижних забоях, как начались всякие мелкие неполадки. Ну, к примеру, то трос лопнет, то крепь затрещит. Оно вроде и ерунда, а все ж время на этом теряешь. Мы продолжали копать, хотя старатели и волновались. Ну, ты сам знаешь – пошли байки про проклятые шахты и прочую дребедень.

– Они вбили себе в голову, что в забое Микадо видели призраков и слыхали всякие странные звуки, поэтому и стараются избегать этот забой всеми правдами и неправдами, – вставил Шустрый Эд.

– Это и есть ваши неприятности? – спросил Роже.

– Да, – кивнул Том. – Я боюсь, что рабочие разбегутся. Подумай сам, они ведь рискуют шкурой всякий раз, как лезут под землю. Тут хочешь не хочешь, а научишься быть осторожным, ну и суеверным тоже. Если так пойдет дальше, мы не сможем нанять ни одного мало-мальски опытного шахтера. Пока, правда, еще никто не просил расчета, но долго ждать не придется...

– И мне тоже это не нравится, – согласился Роже. – И что, все эти пакости начались разом?

– Да, – подтвердил Шустрый Эд. – Как только Том стал управляющим. Видимо, кто-то смекнул, что с его помощью рудник быстро начнет приносить доход, и немалый.

– Ну что ж, тем более нельзя позволить, чтобы нас выжили оттуда! – решительно заявил Роже.

Шустрый Эд взглянул на Шенандоа, не пропустившую из разговора ни одного слова. Потом сказал:

– Нужно выяснить, кто стоит за этим, и схватить его с поличным, Роже. И здесь можем помочь мы с Шенандоа. Карты любят все, и наверняка кое-кто располагает нужной для нас информацией.

– Я бы не хотел впутывать вас в эту историю и подвергать ненужному риску. Ведь проблема скорее моя, чем ваша, – возразил Роже, не сводя глаз с Шенандоа.

– Но ведь мы – партнеры, – напомнил Шустрый Эд. – А значит, твои проблемы касаются и меня.

– И я с радостью помогу, как сумею, – поспешно вставила Шенандоа. – Роже, вспомни «Эль-Торо-Роджио». Ты знаешь, что я могу за себя постоять.

– Здесь совсем другое дело.

– Неправда. Я...

– Я не желаю подвергать тебя опасности! – воскликнул Роган и тут же замялся, опасаясь, что присутствующие догадаются об их с Шенандоа истинных отношениях.

– Осторожность никому не повредит, – сказал Том, – однако мы должны положить этому конец, прежде чем случится что-то серьезное.

– А как у нас со временем? Сколько еще осталось до залежей самой богатой руды? – поинтересовался Роже.

– Даже если учитывать всякие непредвиденные мелочи, мы все равно вот-вот докопаемся до нее. Роже, в этом руднике прорва серебра, но чтобы добыть его, потребуется еще немало пота. И времени тоже.

– Знаю, – откликнулся Роже. Не в силах усидеть на месте, он встал и подошел к окну. – К сожалению, именно времени у меня и нет.

– Если тебя еще что-то беспокоит, можешь посоветоваться с нами, – предложил Шустрый Эд. – Четыре головы лучше, чем одна.

– Да нет, спасибо, – отмахнулся Роже и снова повернулся к окну. – Ведь это мое личное дело, в котором вы мне не помощники. В общем, ясно одно: лучшее, что мы можем сделать, – это поскорее навести порядок на «Серебряной звезде». Шустрый Эд, вы с Шенандоа будете собирать новости в казино. В городе у меня есть кое-кто из старых приятелей, – может, они что-то знают. Ну а ты, Том, больше всего пользы принесешь в шахте.

– Ты нынче заночуешь в городе? – спросил управляющий.

– Да, – покосившись на Шенандоа, ответил Роже. – Но на рудник приеду с самого утра. Шенандоа, ты не хочешь прокатиться со мной и посмотреть «Серебряную звезду»?

Она замялась, но тотчас же заметила, как помрачнел его взгляд. Поэтому сказала:

– Да, с удовольствием. Дядя Эд, как ты думаешь, можно будет оставить Арабеллу одну?

– Ей предстоит провести одной в своей комнате всю ночь, не думаю, что еще несколько часов одиночества изменят дело. К тому же я собираюсь остаться в городе, да и Кейт за ней присмотрит.

– Отлично, значит, я могу прокатиться с тобой на рудник, Роже.

Он удовлетворенно кивнул и направился к двери. Внезапно обернулся:

– Пойдем со мной, Том, у нас еще остались дела. – И добавил, многозначительно глядя на Шенандоа: – До завтра.

Когда они ушли, Шустрый Эд промочил горло пивом и сказал:

– Роже – хороший парень, Шенандоа. Мне он очень нравится. И хотя не все у него в жизни гладко, он выкарабкается.

– Надеюсь. Знаешь, если бы не он, я ни за что не спасла бы Арабеллу.

– Я рад, что он оказался рядом с тобой. В жизни трудно пробиваться одному, но подчас еще труднее делить свою жизнь с другим. Теперь я знаю, как много потерял, позволяя оставлять себя тем женщинам, которых любил. Не советую повторять мои ошибки.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Человек может оказаться одиноким, даже находясь в толпе. Просто помни: если встретишь настоящего человека, в которого можно верить, – ни за что не позволяй ему уйти.

– Ну, ЯЛ.

– Я вовсе не жду от тебя ответа. Достаточно и того, чтобы ты не забывала мои слова. В противном случае жизнь может пролететь впустую – и сама не заметишь как. И не вздумай считать, что привязана ко мне навсегда.

– Но, дядя Эд...

– Лучше послушай. Ты уже взрослая женщина. И может настать момент, когда захочется изменить свою жизнь, обзавестись семьей и домом.

– Дядя Эд, но ведь я – игрок, и не из последних!

– Верно, игрок. И мне хотелось бы верить, что ты сумеешь о себе позаботиться. После войны нам предоставили не слишком-то богатый-выбор. Кругом царили нищета и разруха. Работы не было. И, судя по всему, не предвиделась. Все деньги, что печатала Конфедерация, превратились в пустые бумажки. Словом, я веду речь к тому, Шенандоа, что ты вольна выбрать свой путь и вовсе не обязана всю жизнь просидеть за зеленым сукном.

– Я все поняла, дядя Эд, просто слишком непривычно слышать от тебя такое.

– Может, это – предчувствие смерти. Может, только сейчас я понял, что ты стала взрослой. И я хочу повторить еще раз: ты вольна сама выбирать дорогу в жизни. Слушайся своего сердца, Шенандоа, и никогда не пожалеешь.

– Постараюсь.

– Ну, довольно стариковского скрипа! Расскажи лучше про Арабеллу. Мне не нравится ее настроение. – Отставив в сторону бутылку, Девис надолго закашлялся, прикрыв рот черным шелковым платком.

– Дядя Эд, ты не болен?

37
{"b":"1845","o":1}