ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Куда все запропастились? Ночь еще не кончилась, и завсегдатаи клубов не расходятся по домам в такое время! Она набрала в легкие побольше воздуха, чтобы крикнуть еще громче, но тут из задней комнаты выскочил бармен.

– Что вам угодно? – спросил он.

– Я ищу Арабеллу Уайт... Беллу.

– Белла уехала.

– Уехала?!. – У Шенандоа перехватило дыхание. – Куда?

– Они со Спайком перебрались в Силвер-Сити.

– Не понимаю. – Она без сил рухнула на стул.

– Вы ведь знаете – старательский обычай. Никто подолгу не засиживается в таких городах. Эй, вам плохо?

– Когда они уехали? – спросила Шенандоа, не обращая внимания на беспокойство бармена.

– Ну, пожалуй, ничего страшного не случится, если я выложу вам все. – Он посмотрел на нее испытующе. – Они сели на первый утренний поезд. С собой почти ничего не взяли. Спайк упаковал свои драгоценные картины и прочие вещи – их вышлют следом.

– Кто-то купил у него «Постмортем»?

– Еще бы! Да об этом скоро заговорит весь город. Заведение купила Топаз... Ну, вы должны знать... с Тигровой аллеи. Вот уж никогда бы не подумал, что придется работать на нее!

– Что ж, спасибо, – кивнула Шенандоа. Она поднялась со стула и направилась к выходу. У двери обернулась: – А Белла никому не оставила писем?

– Нет, – немного подумав, ответил бармен. – Насколько мне известно, не оставила.

– Благодарю.

Шенандоа поспешно покинула «Постмортем». Сердце ее бешено колотилось. Ладони стали липкими от пота. Она чувствовала себя обманутой, преданной. Как Арабелла посмела с ней так обойтись? Впрочем, ответ был ясен. Ведь сестра знала ее достаточно хорошо, чтобы предугадать: Шенандоа ляжет костьми, но не позволит ей уехать.

На углу она замедлила шаг, внезапно сообразив, что больше никто не стоит между нею и Роже. Однако прежде чем навсегда покинуть Ледвилл, следовало заглянуть еще в одно место.

Взяв напрокат лошадь, она поехала за город. У подножия ближайшей горы всадница спешилась и привязала поводья к ограде городского кладбища. Она не могла уехать, не попрощавшись с человеком, столь много значившим в ее жизни.

Преклонив колени возле свежей могилы в дальнем углу кладбища, Шенандоа скорбно прошептала:

– Я никогда не забуду тебя, дядя Эд!

Она настороженно оглянулась. Кажется, что-то послышалось?.. Нет, наверное, показалось. И она, опустив глаза, продолжала:

– Дядя Эд, не тревожься за нас. Все будет хорошо. Я присмотрю за Арабеллой. И еще какое-то время пробуду вместе с Роже. Он ждет не дождется меня в Силвер-Сити.

Она снова насторожилась. Вот. Кажется, опять тот же звук! Похоже на стон. Шенандоа вскочила, с беспокойством озираясь. Снова послышался глухой стон. Она невольно поежилась: делать нечего, придется искать того, кто стонет.

В нескольких шагах от могилы дяди Эда, за чьим-то массивным резным памятником, ничком лежал человек. Шенандоа поспешила туда и перевернула его на спину.

Не в силах сдержать отчаянный крик, она дрожащей рукой прикоснулась к мертвенно бледному лицу Роже Рогана.

– Роже?..

Он снова застонал.

Она принялась ощупывать его. И обнаружила рану в животе. Засада! Страшное слово пронзило мозг, наполняя душу ужасом. Ведь точно так же погиб ее дядя!

Шенандоа выпрямилась, осмотрелась. Она одна, совершенно одна! И нет возможности вернуться в город за помощью: каждая потерянная минута может стоить Роже жизни. Приняв решение, она оторвала оборки от нижней юбки и как можно туже перевязала рану, надеясь приостановить кровотечение. Затем бегом вернулась к ограде и привела лошадь.

Опустилась рядом с Роже и зашептала, прижав ладонь к его лбу:

– Роже, я здесь. Я отвезу тебя к доктору... Ты поправишься. Пожалуйста, не умирай!

Глаза задвигались под опущенными веками; раненый с трудом приоткрыл глаза и сфокусировал взгляд на заплаканном лице:

– До

– Не надо, молчи. Береги силы!

– Вот пришел... попрощаться... с Шустрым Эдом...

– Да-да, понятно! А теперь надо усадить тебя на лошадь. Ты можешь двигаться?

Роже покосился на рослую кобылу, потом снова взглянул на Шенандоа:

– Тебе ни за что... не управиться.

– Неправда, я все сделаю. Только молчи!

– До, на всякий случай... я хотел сказать...

– Нет! – Не замечая, что давно обливается слезами, Шенандоа стала поднимать его с земли.

Роже оказался невероятно тяжелым, и, если бы не отчаянное стремление во что бы то ни стало отвезти раненого в Ледвилл, у нее действительно ничего бы не вышло.

Кое-как поднявшись на ноги, Роган навалился всей тяжестью ей на плечо. Оборки, когда-то белые, стали алыми: возобновилось кровотечение.

Не зная, что предпринять, Шенандоа попыталась плотнее прижать к ране повязку.

– Не поможет, – выдохнул Роже, едва стоявший на ногах.

– Роже, тебе нужно взобраться на лошадь!

Она помогала ему, как могла, однако если бы не, железная воля Роже и не желание выжить, ему ни за что не удалось бы взобраться в седло. Он едва не свалился на землю, но Шенандоа успела подобрать юбки, вскочить на круп лошади позади него и обхватить руками за плечи, удерживая в седле.

– Обопрись на меня, Роже. Мы мигом доедем до города.

Он промолчал. Потеря крови лишила его последних сил, а ведь еще надо было усидеть в седле.

Шенандоа осторожно направила лошадь к дороге. Она не смела пускать ее слишком быстро, ведь даже рысь могла оказаться смертельной для Роже. Казалось, город отдалился на самый край света...

– Кейт! – закричала Шенандоа, подъезжая к пансиону Колорадо. – Кейт, иди скорее сюда! Мне нужна помощь!

Ответом ей было молчание.

– Кейт! Ну пожалуйста, Кейт!

Парадная дверь наконец распахнулась, и на пороге показалась растрепанная Кейт. Следом за нею вышел Том.

– Тысяча дохлых кошек! – взорвался валлиец. – Что стряслось?

– Том, Роже нужен доктор, немедленно! Не теряя времени, Том побежал по улице.

– Я его отнесу, – уверенно сказала Кейт, протянув к Роже сильные руки.

Глотая слезы, Шенандоа помогла стащить с седла обмякшее тело Рогана. Колорадо тотчас же подхватила его на руки.

– Лучше всего положить его в моей комнате. А ты беги вперед и поставь подогреть воду!

Но Шенандоа не решалась расстаться с Роже ни на миг: она брела следом за Кейт. Когда раненого уложили на кровать, она принялась осторожно снимать с него рубашку.

– Ты бы лучше не лезла не в свое дело, – посоветовала Кейт. – Доктор сам сделает все, что нужно. Ладно уж, сиди тут, а я вскипячу воду.

Шенандоа пододвинула стул к кровати, опустилась на него и зашептала, грея в ладонях холодную руку Рогана:

– Роже... Роже, пожалуйста, не покидай меня! – Она наклонилась и поцеловала его в губы. – Пожалуйста, не умирай, хотя бы ради меня, Роже!

Внезапно в комнате стало очень людно: вернулся Том Бартон с доктором, а Кейт принесла чистые тряпки. Шенандоа неохотно отошла в сторонку: теперь оставалось только ждать.

Прежде всего доктор разрезал и снял с раненого повязки, после чего занялся раной. Шенандоа металась из угла в угол. Том навис над кроватью, внимательно следя за действиями врача и помогавшей ему Кейт. Казалось, прошла целая вечность, когда доктор наконец посмотрел на окружающих и проговорил:

– Думаю, он выживет. Поездка до города дорого обошлась: ему нельзя было двигаться. Но он молод, крепок и полон жизненных сил – думаю, все обойдется. За ним нужен уход.

– Я ни на шаг от него не отойду, – заверила Шенандоа; ее зеленые глаза блестели от непролитых слез.

– И я тоже, – с мрачным видом добавила Кейт.

– Мы сделаем все, что нужно, – пообещал Том.

– Пуля попала в живот, – озабоченно кивнул врач. – Но, насколько я могу судить, она прошла навылет. Это внушает надежду. Позовите меня, если ему станет хуже. Я еще загляну к вам попозже. – Доктор с улыбкой посмотрел на Шенандоа: – А он счастливчик... Еще немного – и было бы поздно. Он истек бы кровью.

Шенандоа судорожно сглотнула.

53
{"b":"1845","o":1}