ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медленно, неохотно она сползла с кровати и направилась к умывальнику. Налила в тазик свежей воды и принялась обтирать губкой все тело. Сняла даже корсет и чулки. Навалилась ужасная усталость. Роже стал значить для нее слишком много, и если бы она не проявляла бдительность, чувства вышли бы из-под контроля – чего доброго, хватило бы глупости в него влюбиться.

Она подняла глаза и увидела в зеркале измученное, растерянное лицо. Что делать с чувствами, которые разбудил в ней Роже? Что делать с чувствами, которые и впрямь вырвались из-под контроля?.. Неужели он ничего не чувствует? Неужели относится к ней только как к должнице и расстанется без сожаления, когда она выплатит свой долг?

А что, если к тому времени она окончательно утратит свое «я», – и тогда даже каре из королей и туз на руках не обеспечит ей выигрыш!

Шенандоа бессильно опустилась на кровать, чувствуя себя ужасно одинокой. Наверное, Роже не вернется до самого утра, и нечего его ждать. А она привыкла к ночному образу жизни и к тому же была разочарована встречей с Арабеллой. Из-за того, что Роже со Спайком стояли над душой, сестры и поговорить не смогли по-человечески.

Шенандоа принялась одеваться. Она сейчас же отправится в «Петушиный насест» и еще раз: попытается убедить Арабеллу. Если повезет и Спайк будет занят, то им никто не помешает. Осторожно выскользнув из отеля, она торопливо зашагала по улице, опасаясь, что может наткнуться на Роже.

Добравшись до аллеи возле заведения Камерона, она на миг задержалась, прежде чем выйти под свет газовых фонарей. Ей нужно было успокоиться и держать себя в руках, иначе разговор опять не получится.

И вдруг у нее за спиной звякнули шпоры. Шенандоа обернулась. В темноте аллеи промелькнула тень и высокий широкоплечий мужчина тут же исчез, смешавшись с толпой гуляк, заполнивших улицу.

Шенандоа словно приросла к месту, глядя ему вслед. Она похолодела от страха. И вдруг с замиранием сердца обнаружила, что все мужчины стали на одно лицо... Это было ужасное, жестокое лицо Теда Брайтона! Шенандоа зажмурилась, и наваждение рассеялось. И тем не менее она была уверена, что минуту назад видела Теда. Ведь ей до самой смерти не забыть его походку вразвалочку, резкий запах потного тела и звон огромных испанских шпор.

Но как здесь появился Тед? Ведь он погиб! А рас-. судок тем временем как бы сам по себе выискивал возможные варианты. Допустим, Тед Брайтон уцелел тогда в Мексике – значит, он непременно захочет отомстить и отправится за ними следом, хоть до самого Ледвилла. Шенандоа вздрогнула, вспомнив, как им с Роже послышался звон шпор в безлюдной аллее. Неужели все это время Тед находился так близко? Она тут же подумала о том, что Тед, возможно, и убил Шустрого Эда. И, может быть, это он пытался прикончить Роже. А тот одинокий бандит, который грабил почтовые поезда и в Ледвилле, и здесь, в Силвер-Сити! Все, все сходилось на Теде Брайтоне?..

Она хотела тотчас же бежать в отель и рассказать обо всем Роже, но ведь его там не было... А что, если она ошиблась? В темноте ей не удалось как следует разглядеть того человека. Тем не менее ее не покидала уверенность, что она повстречала Теда. Сама не своя от страха, Шенандоа помчалась в «Петушиный насест». Яркий свет, суета и хохот на улице немного успокоили ее. Но стоило подумать о Теде – и она в ужасе вздрагивала.

Шенандоа увидела сестру на площадке для танцев. Спайк же куда-то исчез. Обрадованная такой удачей, Шенандоа подошла поближе к танцорам и дождалась, когда умолкнет музыка.

– Нам надо поговорить, – решительно заявила она, увлекая Арабеллу в сторонку.

Та удивилась, нахмурилась, но все же неохотно кивнула и направилась к бару.

– Ты больше не думаешь про Теда Брайтона? – выпалила сгоряча Шенандоа и тут же прикусила язык: ничего себе, дипломатичное начало!

Арабелла приподняла бровь и промолвила:

– Нет. Я запретила себе такие мысли. Но постоянно вижу его во сне.

– Постоянно?

– Вот именно. Еще в Мексике Тед стал являться ко мне во сне: он приходит и забирает меня с собой.

Шенандоа ужаснулась: а ведь, чего доброго, сон окажется в руку!

– Но почему ты спросила об этом?

– Ну просто... просто вспомнилось... Ведь я и сама иногда про него вспоминаю. – До нее дошло, что сестре нельзя ни в коем случае сообщать о встрече с Тедом. Такое известие может окончательно добить Арабеллу.

– Он был сильным, неотразимым мужчиной, но погиб. И лучше если память о нем погибнет тоже.

– Конечно, ты права. И я вовсе не хотела тревожить...

– Ничего страшного. Зачем ты вернулась?

– Я хотела сообщить, что Роже перевел нашу часть денег от продажи «Серебряной звезды» в здешний банк. Половина принадлежит тебе. Я пока не собираюсь их трогать – ведь это все, что осталось нам от дяди Эда. Там не так уж много, но на какое-то время хватит, и если ты захочешь оставить работу...

– Спасибо за такое великодушие, Шенандоа, но Шустрый Эд не был мне родным дядей.

– Но тебя он любил как родную племянницу – не меньше, чем меня. И хотел тебе тоже кое-что оставить.

– Но у меня все в порядке. И деньги мне не нужны.

– А что, если ты уйдешь отсюда? Я бы научила тебя играть в карты.

– Перестань! Впрочем, лишние деньги еще никому не мешали – если уж тебе так приспичило отдать мне половину. Но ведь ты сама говоришь, что надолго их не хватит, если бросить работу. А с другой стороны, я вовсе не желаю ее бросать. И не хочу расставаться со Спайком. Мне никогда не стать такой, какой я была до Мексики. Мне нет пути обратно.

– Это неправда.

– Неправда? Разве ты не видела меня в Мексике? Разве ты не видела меня со Спайком?

– С помощью денег дяди Эда мы могли бы начать новую жизнь.

– Две женщины – одни? А как же Роже?

– Ну, пока я не могу с ним расстаться, – замялась Шенандоа.

– То-то и оно. Твоя личная жизнь для тебя важнее. Так позволь же и мне устроить свою.

– Это совсем не то, что ты подумала. Я в долгу перед Роже. Мы заключили с ним сделку, и теперь я выполняю свою часть...

– Какую такую сделку?

– Ну, когда мы собрались за тобой в Мексику...

– То есть ты хочешь сказать...

– Арабелла, я была в отчаянии. И готова была пообещать все, что угодно, только бы заручиться чьей-то поддержкой. Никто не осмелился отправиться со мной через границу. Дядя Эд уже переехал в Ледвилл. Рядом оставался только Роже. Но он не хотел тратить па тебя время. И согласился помочь в обмен на обещание выполнять любые его требования в течение того срока, который он сам установит.

Арабелла облокотилась о стойку бара. В синих глазах промелькнуло сочувствие.

– Вот уж не знала. Я даже ни разу не поблагодарила тебя за помощь.

– А это и ни к чему. Мы с тобой – одна семья.

– Я была унижена, обесчещена и запугана до безумия. И не хотела возвращаться.

– Но теперь-то ты рада, что вернулась?

– Нет. Мне нужен был один Тед Брайтон, и я хотела остаться с ним, а там будь что будет. Он был у меня первым. И я вполне подходила к их компании. А потому не могу благодарить тебя за то, что ты сделала. Я могу сказать спасибо лишь за искреннее желание мне помочь.

– Но, Арабелла, ведь эти Брайтоны насиловали тебя!

– Знаю. И стараюсь думать об этом поменьше. Я стала тем, во что меня превратили. И мое место рядом со Спайком Камероном.

– А что будет, когда ты ему надоешь?

– Найдется кто-нибудь еще.

– Но, Арабелла...

– А вот тебе не мешало бы понять, что ты давно ничего не должна Роже. Ваша сделка с самого начала была глупостью – с твоей стороны. Я действительно пришла в отчаяние сразу после похищения, но очень скоро научилась забывать о своих чувствах. И знаешь, так даже лучше.

– Этого не может быть.

– Ты просто не в состоянии взглянуть на вещи реально, Шенандоа, – возразила, поднимаясь, Арабелла. – Роже не собирается возиться с тобой всю жизнь. Так что лучше бы тебе подумать о том, как остаться в городе и пристроиться в каком-нибудь казино, а не тащиться к нему на ранчо.

57
{"b":"1845","o":1}