ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Одно из твоих самых ценных качеств, Белла, – беспрекословное послушание. Видно, тебя кто-то отлично вымуштровал.

Арабелла залилась краской, заметной даже под слоем румян.

– Ну, а я с большим удовольствием займусь твоим воспитанием, Шенандоа. И не пожалею времени на то, чтобы ты признала во мне своего единственного хозяина.

– Ты порешь несусветную чушь! – вскричала Шенандоа.

– Да неужто? А ну-ка посмотри на свою сестру! Разве она всегда была такой?

– Тебе это не удастся, Спайк, – возразила Шенандоа, стараясь не обращать внимания на сжавшие ее сердце холодные тиски.

– Завтра мы уже будем далеко отсюда. С мешком денег и милой Беллой, покорной любому приказу. И ты быстро познаешь сладость послушания, Шенандоа, ты покоришься мне!

– Арабелла, помоги мне. Вдвоем мы с ним справимся!

– Она слушается только одного хозяина, не так ли, милая Белла? – хмыкнул Спайк.

Арабелла кивнула и добавила:

– Шенандоа, тебе же будет лучше поскорее смириться. Он все равно добьется своего.

– Нет, ни за что!

Пока Арабелла помогала надеть припасенное Спайком алое платье, Шенандоа с надеждой подумала о пистолете, засунутом за подвязку чулок. К счастью, Спайк не потребовал, чтобы она сменила и нижнюю юбку. Поэтому он не заметил, что она вооружена, – у нее оставался шанс. Но в маленьком пистолете имелся всего один заряд. И пользоваться им придется наверняка.

Спайк подтащил Шенандоа к большому зеркалу и сказал:

– Пока Арабелла превратит тебя в королеву ночи, я поведаю тебе то, что ты так желаешь узнать, но сначала...

Не успела Шенандоа сообразить, что у него на уме, как Спайк схватил ее за руки и завел их за спину. Она хотела вырваться, но Камерон был гораздо, гораздо сильнее. Он без труда связал ей руки прочным сыромятным ремешком. И лишь затем отступил на несколько шагов.

– Ты лжец! – яростно вскричала она. – Ты ничего не знал про дядю Эда! – И она бросилась на Камерона.

Но тот схватил ее за плечи:

– Наоборот, я расскажу тебе все про Шустрого Эда. Этот урок пойдет тебе на пользу! Первый урок в науке послушания. Я что-то не замечаю должной почтительности. Надеюсь, ты обретешь ее – после моего рассказа.

И он толкнул ее обратно к зеркалу. Она стояла, пылая от негодования, пока Арабелла поправляла и одергивала алое атласное платье – так, чтобы стянутые тугим корсетом пышные груди оказались на виду.

– Что за отвратительный наряд! – вырвалось у Шенандоа.

– Он тебе очень подходит, – возразил Спайк. – Ну а теперь позаботься о ее лице и прическе, Белла.

Шенандоа усадили в кресло. Арабелла принялась накладывать пудру и румяна на посеревшее от гнева лицо сестры. А потом занялась волосами, завивая их мелкими колечками.

– Итак, твой дядюшка посмел оскорбить меня, Шенандоа, – начал Спайк, поглаживая холеные усы и наблюдая за ее «перевоплощением». – А я не прощаю оскорблений. К тому же он пугался у меня под ногами и доставлял массу хлопот.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что...

– Это я убил Шустрого – Эда Девиса. Шенандоа вздернула подбородок и посмотрела Спайку прямо в глаза.

– Не верю. Ты еще скажи, что был тем самым бандитом в маске, который грабил поезда в Ледвилле и «Серебряном городе».

– Вовсе нет. Я никогда не пускаюсь в такие хлопотные и рискованные предприятия. Я не полагаюсь на удачу. И играю только наверняка.

– Не верю, – повторила Шенандоа.

И тут Арабелла отшатнулась: голубые глаза широко распахнулись, лицо ее исказилось от ужаса. Однако Спайк с Шенандоа были слишком заняты выяснением отношений и не обратили на Арабеллу внимания.

– Он попал в засаду на «Серебряной звезде», – сказал Спайк.

– Об этом знал весь Ледвилл.

– Да, но только я знаю о том, что засада была устроена в лесу. Он искал там кошачий выводок, верно? И сумел найти – или нет?

– Этого не знал никто, кроме...

– Тебя, Рогана, Тома и, возможно, Кейт. Шенандоа снова с воплем бросилась на Спайка, но тот грубо толкнул ее обратно в кресло и ударил по лицу. На правой щеке проступило алое пятно.

– Ну вот, полюбуйся, до чего ты меня довела! Белла, поправь грим. Мне угодно, чтобы этим вечером она выглядела безукоризненно.

Арабелла, повинуясь, снова принялась накладывать пудру, однако руки ее дрожали. Потом она занялась волосами сестры. Шенандоа застыла в кресле, стиснув зубы. Рано или поздно она отомстит. Спайк Камерон за все заплатит! Просто придется подождать...

Но постепенно к ярости стал примешиваться и страх. До сих пор она не очень-то прислушивалась к угрозам Спайка. А теперь поняла, что ошибалась. Это был ужасный человек, и ей придется подчиниться, чтобы просто остаться в живых. Его следует опасаться не меньше, чем Теда Брайтона. Даже если это не Тед убил дядю, все равно он рыскал поблизости, выжидая, когда сможет добраться до них.

– Я тобой доволен, вижу, что ты мне веришь. И теперь понимаешь, что я не шучу. А будешь продолжать упрямиться... очень об этом пожалеешь – вместе с Беллой.

Шенандоа с сомнением покосилась на сестру. Надо быть предельно осторожной.

– Могу сообщить еще кое-что интересное. В Роже Рогана тоже стрелял я.

Шенандоа так и подскочила, но Спайк толкнул ее обратно. Арабелла продолжала возиться с прической пленницы.

– Он должен был подохнуть – и тогда мне не пришлось бы дожидаться так долго своего часа. Ты еще торчала в Ледвилле, и прихватить тебя с собой при отъезде не составило бы труда. Это был чудесный городок и к тому же достаточно большой, чтобы умный человек мог держать свои дела в секрете.

Шенандоа похолодела при воспоминании о Роже, истекавшем кровью на кладбище. Этот негодяй убил ее дядю и поднял руку на Роже. Он совратил ее сестру, хочет сделать то же и с ней! Его необходимо остановить во что бы то ни стало.

– Ты редкостный мерзавец, Спайк Камерон! – процедила она, призывая на помощь профессиональную выдержку и хладнокровие. Нет, она не даст Спайку запугать себя и лишить веры в удачу. Раз у него на руках все козыри – что ж, остается прибегнуть к блефу. А для хорошего блефа необходимы холодный расчет и твердая рука. Во имя всего, чему учил ее дядя Эд, она должна набраться терпения и сохранить выдержку игрока.

– Ты бесподобно прекрасна, – ухмыльнулся Спайк. – Словно холодный бриллиант чистой воды, оправленный в пламя. Взгляни.

Шенандоа посмотрела в зеркало. Ее лицо оставалось неподвижным, ничем не выдавая изумления. Но Спайк сказал правду. Бледная кожа светилась, словно мраморная; грубо размалеванные черты сковала непроницаемая маска – тогда как копна каштановых волос, впитав в себя алый оттенок платья, превратилась в пылающий ореол.

Теперь Шенандоа представляла себе, как могла совершиться столь чудовищная метаморфоза с ее сестрой. Новый облик брал верх над тем, кому был навязан, побуждал внутренне преобразиться, чтобы соответствовать новой внешности. Она тоже вдруг ощутила такое же желание, но сумела подавить его – ведь недаром Шустрый Эд гордился своей ученицей. Хладнокровие и выдержка – вот ключ к успеху. Хорошо продуманный блеф – и она проложит путь к спасению.

– Ты удивлена, не так ли? – продолжал Спайк. – Белла поработала на славу. Ступай оденься сама. Но прежде... – Он прижал к себе Арабеллу и стал жадно целовать ее, одновременно запустив руку за корсаж Шенандоа. Грубые пальцы больно сжали одну грудь, потом другую, но Шенандоа даже не шелохнулась, чтобы этого не заметила ее сестра. К тому же следовало сбить Спайка с толку – пусть думает, что сумел запугать ее.

Наконец Камерон отпустил сестер и довольно улыбнулся:

– Представляю, как чудесно я буду проводить время с вами обеими! А теперь, Белла, одевайся. А ты, Шенандоа, поди сюда! – И он подтащил ее к кровати и уселся рядом на мягкий, покрытый бархатным покрывалом тюфяк.

Пока Арабелла одевалась, Спайк продолжал разглагольствовать:

– Шенандоа, милашка, я так рад, что ты не осталась равнодушной к моей истории. Ведь я могу быть чертовски грубым, хотя буду сожалеть, если придется подпортить столь совершенную красоту!

74
{"b":"1845","o":1}