ЛитМир - Электронная Библиотека

Пока Гена делал заказ, Саша совершенно безразлично рассматривал новую официантку и не менее безразлично думал о том, что было бы очень неплохо завалить её прямо на этот столик, задрать юбку и сделать то, что он привык делать не менее одного раза в день. Девушка абсолютно не возбуждала его. Просто она была новенькой, Саша видел её в первый раз и очень хотел бы узнать её, сделать ей больно, тем самым сняв напряжение, неминуемо овладевавшее им каждый вечер, если в течение дня он не получал разрядки.

Когда официантка, делая пометке в своём блокноте, наклонилась к их столику, в разрезе её блузки мелькнула розовая лямка лифчика. Лицо Саши окаменело, и на какое-то время его глаза заволокло тёмной дымкой, сменившейся рябью ослепительно ярких точек. Потом все прошло, осталось только противное ощущение от прилипающей к взмокшей пояснице рубашки. Девушка уже отошла от них и направилась к стойке. Саша смотрел ей вслед. Из всех деталей женского туалета именно лифчик производил на него необъяснимое гипнотическое воздействие, после которого он, как правило, переходил сразу к активным действиям, неминуемо добиваясь своего. Эту Сашину особенность хорошо усвоили молоденькие продавщицы из подконтрольных ему ларьков. Если бы в зале «Ориента» никого больше не было, то и невзрачная официантка обогатилась бы новым жизненным опытом. Но посетители в зале были, Саша, обливаясь потом, остался сидеть на месте, и только в голове у него, набирая силу, зазвучала тонко дребезжащая струна.

Когда официантка удалилась, Вова посмотрел на своих друзей и констатировал:

— Н-да, не повезло. Но ничего, сообразим чего-нибудь.

Он закурил и начал оглядывать зал в поисках катализатора, способного направить мысли в нужном направлении.

Существовало несколько возможностей. Можно было отправиться к его приятелю, управляющему конторой «Жаннет», и взять кого-нибудь там. Но предлагаемый «Жаннет» товар был далеко не лучшего качества и мог удовлетворять лишь кавказцев, падких до выбеленных перекисью блондинок, да командированных, одуревших от скуки и водки в ободранных номерах дешёвых гостиниц. Кроме того, в этом случае пришлось бы платить, что, по понятиям Вовы, было «западло». Можно было позвонить в любую другую подобную контору, благо в городе их навалом. Но там могли отказаться принять заказ не на квартиру или прислать пару крокодилий, годных разве что для Саши. Или вообще дать от ворот поворот, справедливо рассудив, что бандиты платить не станут.

Официантка поставила на стол холодные закуски и салаты, соки, плоскую бутылку водки «Смирнофф», сообщила, что шашлыки скоро будут готовы, и отправилась рассчитывать шумную компанию «борисовцев» — бандитов из конкурирующей группировки, которая, кстати, «держала» и «Ориент». Один из них обхватил официантку за бедра и усадил к себе на колени. Не обращая внимания, та продолжала подсчитывать сумму на калькуляторе. Саша поглядывал в ту сторону голодными глазами.

Вова выпил ананасовый сок и принялся за салат, продолжая свои рассуждения. Можно было бы отправиться к Светке домой, но, во-первых, далеко, а во-вторых, ещё неизвестно, чем она заболела: обычной простудой или… Последняя мысль очень не понравилась Вове, и он поспешно отогнал её от себя.

Они выпили, немного закусили и выпили опять. Официантка принесла шашлыки, и Гена налил по третьей рюмке. По какой-то причине его «пробило» на романтику, и он провозгласил:

— За то, чтобы пули ментовские нас не догнали!

Вову тост немного покоробил: сталкиваться с ментами настолько близко, чтобы пришлось убегать от их пуль, в его ближайшие планы никак не входило, но он выпил, не став перечить своему шефу. Саша выпил, явно думая о чём-то своём.

— Вынь кирпич из головы, — посоветовал ему Вова, принимаясь за шашлык, но Саша никак не отреагировал.

После четвёртой рюмки, которую Гена пропустил, а Саша принял с тем же отстранённым видом, Вову наконец озарило. Он вспомнил, как ему рассказывали о том, что в конце проспекта Ударников появился новый вид услуг. Там, где после пустырей начинается промышленная зона, около одного из заборов каждый вечер, начиная с одиннадцати-двенадцати часов, стоят две машины. Обычно две одинаковые чёрные «девятки» с тонированными стёклами. Подъехав к ним, надо переговорить со старшим, которого зовут Джоном, и если он останется разговором доволен, то буквально через несколько минут его ребята подвезут пару малолеток, которые отлично делают минет. При желании можно заказать и мальчика. А если заплатить немного больше и, желательно, представить чьи-нибудь рекомендации, то можно будет съездить на квартиру, где двенадцатилетняя девочка очень любопытно «играет» со специально обученной собакой. Ещё раз все обдумав, Вова решил: это именно то, что надо. Дороговато, конечно, встанет, но за такие развлечения можно и заплатить.

Через полчаса они закончили ужин. Предложение Вовы, как и следовало ожидать, было принято. Саша сидел мрачный и замкнутый, Гена выглядел как обычно, а настроение Вовы заметно улучшилось благодаря выпитой водке и вовремя найденному решению. Правда, в желудке появились не очень приятные ощущения, вызванные, видимо, излишне жирным шашлыком, но, «опрокинув» ещё одну рюмку и затеяв с Геной какой-то интересный разговор, Вова вскоре позабыл об этом. Подозвав официантку, Гена распорядился:

— Принеси бутылку приличного шампанского и пару пачек «Мальборо». Потом рассчитай нас.

Девушка, выслушав его, ушла к стойке и, вернувшись, поставила на стол бутылку итальянской «спуманты», положила сигареты, заглянула в блокнот и быстро назвала итоговую цифру. Гена посмотрел на Вову, и тот расплатился, небрежно бросив на стол несколько купюр.

— Пошли?

Все поднялись. Гена прихватил сигареты, указал Саше на бутылку шампанского и первым пошёл к выходу. Обходя прибиравшую столик официантку, Вова шлёпнул её по заду. Та ответила безразличной усталой улыбкой, уже, видимо, привыкнув к весёлым нравам посетителей этого заведения, и продолжала составлять грязные тарелки.

— Светке привет передавай. От Вовы. Передай, что скоро заеду, поняла?

Он догнал своих только у выхода. Когда они поднялись по ступеням на тротуар, мимо проехал троллейбус с красочной рекламой зубной пасты на боку.

— Садись вперёд, — указал Гена, открывая дверцу «ниссана». — Сам пойдёшь с ними договариваться.

Саша залез на заднее сиденье, положил рядом холодную бутылку шампанского и опустил боковое стекло. Гена достал из бардачка упаковку мятной жевательной резинки, взял себе два пластика и передал остальное Вове.

* * *

— Троих будем заказывать? — поинтересовался Вова, выбрасывая фантик.

— Троих, наверное, — ответил Гена, съезжая с тротуара. — Но ты, если хочешь, можешь себе мальчика взять или собачку.

— А что, я б попробовал!

— С пуделем?

— Да нет, с мальчишкой! А тебе самому чего, не интересно?

— Слушай, а может, нам в морг съездить? Подберём тебе пару трупешников посимпатичней, ты с ними и развлечёшься? И тебе бесплатно, и нам весело!

Они миновали три квартала и остановились на перекрёстке перед светофором, когда на троллейбусную остановку выскочила девушка. Среднего роста, длинноногая, с распущенными тёмными волосами и прижатой к боку сумочкой. Они заметили её все одновременно.

— О, какая лялька! — восхитился Вова, полностью разворачиваясь к боковому окну. Одинокая растерянная девушка на пустынной улице — это предвещало новые интересные приключения. Настроение его поднялось ещё больше. — Надо её подвезти!

На заднем сиденье Саша тоже вплотную придвинулся к боковому окну. Он молчал, но был заинтересован случайной встречей больше других. Тонкая струна в голове завибрировала тревожней и настойчивей. Во рту пересохло, остался лишь неприятный привкус водки, ладони, наоборот, вспотели, и Саша судорожно вытер их о брюки.

В это время девушка резко повернулась в их сторону, и Вова восторженно выругался:

— Все, бл… Берём!

Гена молча кивнул и направил «ниссан» к тротуару. Мягко прижавшись высоким колесом к поребрику, машина остановилась. Вова высунулся в открытое окно.

7
{"b":"18451","o":1}