ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Не играйте со мной, Синтия.

Он снова прижался к ней так, что она ощутила твердость его восставшей плоти.

– Дайте мне поцеловать вас.

– Вы и так меня целуете, – прошептала она, задыхаясь.

– Не говорите, что не желаете, чтобы я овладел вами. Мэверик принялся целовать ее в глаза и нос, потом снова в губы.

Синтия укусила его. Он заворчал, потом хмыкнул:

– Думаю, мы подходим друг к другу.

– А я думаю, что пора вам отпустить меня. – Наконец-то Синтия осознала, как далеко все это может зайти. – Вы причиняете мне боль.

– Простите, я забыл.

Мэверик тотчас же отрезвел и откатился в сторону.

– Можем мы наконец пообедать? Я проголодалась.

Синтия сделала усилие, чтобы отвлечь его. Мэверик кивнул, потом медленно прикрыл ее груди. Она выпрямилась и глубоко втянула воздух.

– Думаю, усталость и боль лишили меня разума.

– Вам незачем думать. Ваши инстинкты вас не обманывают. – Он улыбнулся. – Вам только необходима практика. И побольше.

– Практика?

– Вы понимаете, о чем я.

Мэверик приподнял кристалл яки и стал разглядывать его, держа на ладони. Потом задумчиво погладил шелковый шнурок, на котором тот висел и заглянул ей в глаза:

– На что вам такая вещица? Я не думал, что серебро и хрусталь в вашем вкусе. А как насчет золота и изумрудов под цвет ваших глаз?

– Это подарок.

Он нахмурился:

– От мужчины? Вас кто-то ждет здесь? Такого подарка не сыщешь в Нью-Йорке.

– Это мой талисман, камень удачи.

Его бровь взметнулась вверх.

– Откуда он у вас?

– Подарок от одного писателя. Мне его прислали.

– Мужчина?

Она нахмурилась:

– Вы ведь не поверите, если я скажу, что женщина. Да?

– Нет. И что это за мужчина?

Мэверика пожирала ревность. Он чувствовал себя болваном. С самого начала ему следовало бы догадаться, что у нее есть мужчина. Нет, много мужчин. Вероятно, у нее есть подарки более изящные и ценные. Почему же она носит это дешевое украшение, а не изысканные драгоценности? Должно быть, этот кристалл представлял для нее особую ценность. А это означало, что он подарен дорогим для нее человеком. Мэверику захотелось сорвать кристалл с ее шеи и бросить в реку. Вместо этого он сжал его в кулаке.

– Сеанс массажа еще не закончен.

– Я больше не вынесу, – застонала Синтия.

Это было лукавство: она жаждала его прикосновений, хотела вкусить еще больше от Дикого Запада, Мэверик будил в ней непривычные ощущения. С ним она становилась такой же дикой, как и он сам.

– В таком случае отложим это на потом, – согласился Мэверик.

Она отогнула его пальцы, сжимавшие кристалл. Ей показалось, что он не хотел выпускать его из руки. По-видимому, он был против того, чтобы она его носила. Но почему?

Мэверик помог ей встать и подняться на берег. Вода стекала с нее, струилась по ее телу, но он уже держал наготове свою сухую рубашку. Это выглядело соблазнительно, но она заколебалась, не решаясь надеть что-нибудь, принадлежащее ему. Однако липнущее к телу насквозь промокшее белье было еще хуже.

– Снимите все, Синтия, – манил Мэверик.

Она все еще не решалась, потом подумала, что темнота надежно скроет ее наготу, быстро выскользнула из мокрого корсажа и потянулась за рубашкой.

– Снимите панталоны, – предложил Мэверик.

– Но я не могу раздеваться при вас.

– Темно. Многого я не увижу.

– Увидите достаточно.

– Хотите надеть рубашку?

Мэверик уже далеко продвинулся к намеченной цели: он снял ее корсет, теперь заставляет снять панталоны. Но ему и этого мало. Он хотел видеть ее обнаженной. Синтия сделала шаг в сторону. Мэверик поймал ее за талию, привлек к себе, его пальцы судорожно расстегивали пуговицы на ее панталонах.

Смущенная и испуганная, она пыталась вырваться, но он опередил ее. Отяжелевшие от воды панталоны легко соскользнули на землю. Теперь Синтия стояла перед ним обнаженная, разгневанная и возмущенная.

Мэверик рывком привлек ее к себе.

– Нет!

Она сопротивлялась, чувствуя его решительность. Он снова начал массировать ее натруженные за день мускулы.

Синтия застонала:

– Нет, Мэверик. Мне больно!

Он поднял голову:

– Вы знаете, как держать мужчину на коротком поводке. Да?

– Но вы сделали мне больно.

– Прошу прощения. – Он опустил руки. – Не стану вас принуждать ни силой, ни хитростью.

Он нежно поцеловал ее в макушку и набросил рубашку на плечи.

– Вам лучше одеться, а я приготовлю ужин. Мэверик повернулся и зашагал по берегу реки.

Глава 5

Тремя днями позже Синтия и Мэверик въехали в Тьюлу, маленькую деревеньку к югу от Агу-Приета в Мексике. Глинобитные строения с плоскими крышами отбрасывали тени на колодец в центре площади. Куры тихонько квохтали, беседуя друг с другом, и раскапывали землю вокруг колодца. Белый крест венчал церковь. Ветер гнал пыль по плотно утрамбованной земле, закручиваясь в небольшие смерчи. Ослик, привязанный возле таверны, то и дело топал копытом и отмахивался хвостом от мух. В воздухе стоял запах дров, предназначенных для очага и приготовления пищи.

Ничто не нарушало покоя сиесты. Ничто не портило монотонности красок. Собственно говоря, вся деревня была цвета песка. Все было однотонным, кроме ярко-красного атласного платья девушки и окраса собаки.

Девушка и собака шутливо, соревновались, и, похоже, собака проигрывала. Девушка тянула платье в одну сторону, а собака, ухватившая ее за подол, – в другую. Они рычали, скалили белые зубы и трясли головами, раскачиваясь взад и вперед.

Должно быть, когда-то платье это было предметом роскоши. Девушка оправляла узкие бретельки, сползавшие с плеч и открывавшие ее тело. При этом каждый раз собака получала преимущество. Впрочем, это была девочка лет одиннадцати, маленькая и стройная. Головку ее венчала копна ниспадавших ниже пояса темных волос, похожих на гриву. Черная собака тоже была маленькой и поджарой.

– Похоже, это соревнование равных по силе, – прокомментировал Мэверик. Он хмыкнул, и они проехали мимо.

– Соревнование! – Синтия порывисто вздохнула. – Похоже, что эту бедную маленькую девочку сейчас съедят живьем. Где же ее родители? Эй, кто-нибудь!

– Да успокойтесь вы! – усмехнулся Мэверик, думая о том, что они очень сблизились за время путешествия. Не будь она такой усталой, не страдай так от боли и ломоты во всем теле, их дружба была бы, пожалуй, еще нежнее.

– Мэверик, вы должны спасти ребенка, – не успокаивалась Синтия.

Он огляделся, гадая, где могли быть ее родители. Было похоже, что девочка знала, как справиться с собакой. Возможно, они часто играли в эту игру. И все же собака могла ее укусить.

– Если вы не вмешаетесь, это сделаю я, – нетерпеливо требовала Синтия.

– Да не волнуйтесь вы. Я помогу девочке.

Они подъехали ближе, но ни девочка, ни собака не обратили на них внимания. Поединок продолжался. Девочка резким движением подтянула бретельку своего платья. Собака воспользовалась этим и рванула платье к себе. Девочка не удержалась на ногах и распласталась на земле.

– Ах ты, шелудивая, блохастая, беззубая, бездомная, желтопузая тварь. Одно только название что собака!

Ома потянулась за алым башмачком на высоком каблуке.

– Я проучу тебя за то, что ты рвешь мое любимое платье!

В ответ на эту угрозу собака зарычала и принялась тянуть подол что есть силы. Девочка ударила ее ногой по носу. Собака заскулила, но не выпустила платья. Девочка снова ударила собаку, та взвыла от боли и убежала, поджав хвост.

– Ты будешь помнить этот урок, жалкая, глупая, бездомная псина!

Девочка вытряхнула из туфельки песок. Выставив маленькую ножку, она надела туфельку на кончики пальцев, примеряя, насколько удобно та сидит. Потом поднялась, покачалась на каблуках, разгладила юбку и в очередной раз поправила бретельки.

И тут она заметила двух незнакомцев.

– Вы, толстые и неповоротливые! Не могли набросить лассо на эту жалкую тварь и повесить ее на самом высоком дереве?

12
{"b":"1846","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Хочешь выжить – стреляй первым
Потерянный берег. Рухнувшие надежды. Архипелаг. Бремя выбора (сборник)
Волчья луна
Красные искры света
Карильское проклятие. Наследники
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе
Китти. Следуй за сердцем
Вдохновляющее исцеление разума
Бастард императора