ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мэверик усмехнулся:

– Но мы будем уже далеко.

– Надеюсь, – подала голос Розалинда, – но пока еще не полнолуние и потому мы не сможем ехать очень быстро.

– Сможем, – возразил Мэверик, оглядываясь. – Спасибо, Розалинда. Ты проделала все отлично. И вы, Синтия, тоже. Я решил, что не стоит возвращаться в Мексику.

– И я того же мнения, – сказала Синтия. – Я подумала, что так и не получу свою историю, если горняки сбросят вас в шахту «Госпожа Удача».

– Я рад, что вы обе любите меня и поэтому старались спасти.

– Это не совсем так, – усмехнулась Синтия. – У меня на уме были более важные вещи.

Розалинда хмыкнула:

– Что до меня, то я – просто хотела увидеть Вайоминг. Мэверик рассмеялся, подыгрывая им:

– В таком случае мне не страшна никакая опасность!

– Никакая. – Синтия потерлась лицом о его спину в мягкой хлопчатобумажной рубашке.

– Никакая, – вторила Розалинда, продолжавшая удерживать лошадь Синтии.

Они замолчали, прислушиваясь к звукам ночи, и скакали по извилистой тропе вдоль берега реки Сан-Педро. Мэверик еще крепче прижал к себе Синтию, обнимая ее за талию. Когда она хотела поправить все еще расстегнутую блузку, он нежно поцеловал ее в шею. Потом его рука скользнула за отворот ее блузки. Он дотронулся до ее груди, погладил сосок, чувствуя, как тот отвердел и напрягся, и был вознагражден ее тихим стоном.

– Я и не знал, что ваши чувства ко мне так сильны.

– Что вы хотите сказать?

Синтия едва могла произнести хоть слово, настолько ее взволновала ласка. Возбуждение нарастало, Синтия желала Мэверик а так сильно, как никогда раньше.

– Вы придумали столько эпитетов для меня.

– И все они нелестные.

– Но это значит, что вы думали обо мне.

Мэверик продолжал ласкать Синтию, дразня и возбуждая ее чувствительную плоть.

– Эти шахтеры никогда вас не забудут, – пошутил Мэверик.

Она содрогнулась:

– Я играла эту роль ради вас.

– Знаю. – Он нежно поцеловал ее в лоб. – Вы и Розалинда спасли мне жизнь.

– Это значит, что отныне я принадлежу вам?

– Да. – Его рука скользнула ниже и прогулялась по ее бедру. – Теперь вы должны позаботиться обо мне.

– Не знаю, как это сделать.

– Я вас научу.

Мэверик продолжал ласкать ее сквозь тонкую нежную ткань панталон в том месте, где бедра образуют фигуру, похожую на букву V. Синтия прикусила нижнюю губу и с трудом подавила стон. В глубине ее тела зародилось жгучее желание. Ей хотелось забыть обо всем на свете, кроме страсти. Синтия поцеловала Мэверика в шею и крепко прижала его к себе.

– А возможно, это вы меня научите, – усмехнулся он, продолжая ласкать ее.

Глава 10

Синтия, Мэверик и Розалинда почувствовали себя в безопасности, только садясь на поезд в Бенсоне, на территории Аризона. Синтия устроилась у окна. Мэверик сел рядом, а Розалинда напротив. Когда раздался свисток, означавший отправление, они торжествующе улыбнулись друг другу.

– Мне было жалко оставлять мустангов, – сказала Синтия, – до боли жалко. Я к ним привязалась.

– А мне больше понравилось палить из ружья. Розалинда бросила хмурый взгляд на Мэверика.

– Я скверно чувствую себя, когда в руках у меня нет дробовика, – сказала она решительно.

– Леди, мы удачно продали лошадей и оружие до того, как в город нагрянули шахтеры. – Мэверик усмехнулся. – Если они появятся теперь, то найдут мустангов, по нас уже и след простыл.

Это заявление ничуть не смягчило Розалинду.

– Мне не по себе, если при мне нет оружия.

– Ты знаешь, что мы не могли все это взять в поезд, – объяснил Мэверик. – Я предпочитаю путешествовать налегке. Мои револьверы в седельных сумках. Если на нас снова нападут, я одолжу тебе один. – Он улыбнулся: – Но теперь мы уже на пути в Вайоминг. И я никому не позволю задерживать нас.

Синтия бросила на Мэверика суровый взгляд:

– У меня иное представление о развлечениях. Этот поезд не следует прямиком в Вайоминг. Если вы предполагаете, что по дороге мы столкнемся с другими опасностями, то лучше познакомить нас с вашими планами уже сейчас.

Он усмехнулся, потом взял ее руку и нежно поцеловал ладонь.

– Я вовсе не хочу подвергать опасности вас или Розалинду. Мы будем вести себя осмотрительно.

Синтия смотрела, как Бенсон исчезает вдали. Опасность миновала, и ее мысли все чаше обращались к будущему. Они проедут через Лордсберг по пути к Ринсону, чтобы сесть на поезд, отправляющийся на север. Следует ли ей, приехав в Лордсберг, забрать свои чемоданы и дать телеграмму Виктории, чтобы та встретила ее? Таким был ее первоначальный план. Но теперь Синтия совсем не похожа на ту женщину, что сошла с поезда в Лордсбсрге в первый раз. Она уже привязалась к дочери Мэверика, такой умненькой и способной. А как насчет ее отца? Она уже чувствовала, что к Мэверику ее привязывает не только страсть. Они пережили вместе столько испытаний. Неужели теперь она сможет жить без Мэверика и Розалинды? А как же быть с историей его жизни, которую Синтия так до сих пор и не узнала?

Розалинда беспокойно задвигалась, потом принялась оглядывать вагон. Синтия подумала, что ей скучно. Она достала из седельной сумки записную книжку и карандаш и протянула их Розалинде:

– Я знаю, что ты не интересуешься книгами, но, может быть, захочешь что-нибудь написать или нарисовать, чтобы скоротать время.

Розалинда посмотрела на нее скептически. Тогда Синтия вытащила потрепанный экземпляр «Ангелов востока».

– Если захочешь почитать, то это вполне подходящая книга, – предложила она.

– Благодарю.

Розалинда проигнорировала книгу, но взяла записную книжку и карандаш.

– Думаю, я что-нибудь нарисую.

Синтия попыталась читать «Ангелов востока», но движение поезда, возбуждение от путешествия, близость Мэверика – все это отвлекало ее. И теперь она не воспринимала роман как прежде.

Мэверик взял у нее роман:

– Так это то, чем вы занимаетесь.

– Обычно я не пишу, а издаю книги.

– Что это значит?

– Я решаю, какие рукописи можно издать, потому что они принесут деньги и поправятся читателям.

– И вы всегда ищете рукописи в провинции?

Она улыбнулась:

– Нет. Обычно их присылают в редакцию или я принимаю их от известных авторов, таких как Виктория.

– Так вы полагаете, историю моей жизни стоит издавать?

– Да. – Синтия усмехнулась:

– В настоящий момент, я думаю, и моя история имела бы успех, учитывая наши приключения. Вашу жизнь не назовешь скучной.

Мэверик улыбнулся:

– Я стараюсь, чтобы она не была скучной.

– Этому нетрудно поверить.

Он сжал ее руку и погладил ладонь.

– Что происходит после того, как вы выбрали книгу?

– Я покупаю право на издание, потом редактирую ее, то есть прочитываю – роман от корки до корки и думаю, какие до изменения следовало бы внести автору, чтобы усовершенствовать произведение.

– Изменения?

– Это только рекомендации – например, что-то добавить, где-то сгустить краски для выразительности, обыграть сюжет или ярче прописать характеры персонажей.

– Звучит слишком сложно, – вздохнул Мэверик.

– Так кажется на первый взгляд, но у меня многолетний опыт такой работы. Кроме того, это не наука в прямом смысле слова. Я вкладываю в свою работу много субъективного, того, что основано на моем личном восприятии. Особенно когда речь идет о выборе книги для издания.

– А когда вы выбираете мужчину, вы руководствуетесь тем же? – усмехнулся Мэверик.

Она сжала его руку:

– Вас я выбрала, потому что рассчитывала узнать хорошую историю.

– И это все?

– Думаю, у вас хороший потенциал во всех отношениях. Он усмехнулся:

– И вы захотите мне рассказать об этих сторонах моей личности?

– Позже.

Розалинда подняла на них глаза:

– Вы галдите, как два петуха. Впрочем, те, пожалуй, так бы не сумели. По сравнению с вами они, должно быть, скучны и неинтересны.

25
{"b":"1846","o":1}