ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мужчины стали передавать по кругу бутылку с виски и заметно оживились. Тут женщины заметили Мэверика. Он был связан, его руки и ноги прикрутили к тополю с шероховатой корой. Очевидно, Мэверика сильно избили. Лицо его было в ссадинах, распухло и местами покраснело, из царапин выступила кровь. На обнаженной груди виднелись красные полосы от ударов бичом или ветками, голова свесилась. Мэверик казался не то впавшим в беспамятство, не то мертвым. Розалинда и Синтия интуитивно прижались друг к другу. Вид Мэверика привел их в ужас.

– Давайте теперь вздернем его, – сказал один из ковбоев, сплевывая на землю сок от табачной жвачки.

– Слишком темно. Отсюда ему никуда не удрать. Хочу посмотреть при свете дня, как он будет болтаться на ветке.

– Ладно, подождем, – согласился другой. – К рассвету здесь будет половина населения Аризоны и Нью-Мексико. Уж они-то не откажут себе в удовольствии поглядеть, как мы его вздернем.

Остальные выразили свое согласие невнятным бормотанием.

– А его женщины приготовят нам знатный обед. Ковбои и скотоводы развеселились и загоготали.

– Я хочу, чтобы вы вешали его много раз за каждую угнанную им корову, – сказал один из ковбоев и смачно сплюнул табачную жвачку.

– Верно. Пусть поразмыслит о своих грешках, – хмыкнул кто-то из скотоводов.

– Расти, мы оставим тебя и Блэки сторожить, а остальные разъедутся с доброй вестью. Завтра в полдень вздернем его.

Мужчины пробормотали что-то, вероятно, означавшее согласие, и все, кроме двоих, направились к лошадям.

Синтия и Розалинда не шелохнулись. Они опасались, что их обнаружат, а времени на поиски более надежного укрытия у них не оставалось. Стоя на коленях за старым тополем, они прислушивались к звукам – мужчины садились на лошадей и отъезжали. Женщины осмелились пошевелиться лишь тогда, когда все стихло и было слышно только потрескивание сучьев в костре.

Почувствовав себя в относительной безопасности, Синтия повернулась к Розалинде.

– Как ты думаешь, мы справимся с двумя стражами? Сможем спасти Мэверика? – очень тихо спросила она.

Сейчас она больше всего жалела о том, что у нее так мало опыта. Работа в издательстве никоим образом не подготовила Синтию к жизни на Западе.

– Да, – ответила Розалинда. – Мы должны попытаться сделать это, даже если Мэверик мертв. Я не оставлю его труп на поругание этим убийцам.

Синтия благодарно сжала руку Розалинды:

– Тихо, Они могут нас обнаружить. К тому же он должен быть жив.

Синтия боялась все испортить поспешностью. Ей хотелось быть уверенной, что ковбои уже далеко и не повернут назад. Наконец она подала Розалинде знак пожатием руки. Они поднялись с места, расправили затекшие ноги и поползли вперед, продолжая вслушиваться в звуки ночи.

Ковбои сидели у костра и передавали друг другу бутылку с виски.

– Пусть выпьют побольше, – прошептала Розалинда.

– А если явятся остальные? Розалинда замерла.

– Я об этом не подумала, но ждать больше нельзя.

– Согласна. – Синтия обеими руками держала револьвер Мэверика. – Да поможет нам Святая Дева Гуадалупе.

Розалинда изо всех сил сжимала «кольт» 45-го калибра.

– Я готова принять любую помощь из любых рук. Неожиданно выйдя на прогалину, Синтия и Розалинда наставили револьверы на ковбоев. Сначала мужчины их даже не заметили, потому что их внимание было приковано к бутылке, постоянно переходившей из рук в руки.

– Джентльмены, пожалуйста, поднимите руки вверх. – Синтия попыталась произнести это властно и убедительно.

– Эй, поднимите-ка руки, вакеро! – У Розалинды это получилось гораздо лучше.

Ковбои потянулись за револьверами на поясах, но Розалинда успела пальнуть из «кольта» куда-то вниз, целясь мимо их ног. Пуля подняла облачко песка, ударившего ковбоям в лица. Они замерли и с изумлением посмотрели на Розалинду. Потом мужчины захихикали. Синтия поняла, что они не принимают всерьез женщину и девочку, даже если те вооружены. Это разозлило ее. Синтия сделала шаг вперед:

– У вас есть кое-что, что нам нужно.

– Даю голову на отсечение, что это так, леди, – плотоядно ухмыльнулся один из ковбоев.

Другой хмыкнул, надолго присосался к бутылке, потом передал ее товарищу.

– Вы можете получить в любую ночь то, что у нас есть. Оба ковбоя загоготали.

Розалинда снова пальнула – на этот раз в бутылку и вышибла ее из рук ковбоя. На мужчин посыпались осколки стекла. Они вскочили и попытались выхватить из-за пояса револьверы.

– Я бы на вашем месте не стала этого делать, – заметила Синтия вежливо, но ледяным тоном дамы, увидевшей, как в ее гостиную вламываются двое пьяных мужчин. – Мой друг опасно ранен.

Ковбои заколебались.

– Бросьте на землю свои пояса с револьверами, – скомандовала Розалинда.

– Мы не принимаем приказов от девчонки, – дерзко ответил один из ковбоев:

Розалинда снова выстрелила, и пуля ударилась в землю у его ног.

– Еще раз предлагаю вам бросить на землю оружие. – Синтия изо всех сил сжимала «кольт», надеясь на то, что ей все-таки придется стрелять.

Бандиты переглянулись, стали озираться, будто надеялись, что кто-то придет им на помощь. Розалинда снова выстрелила, и пуля упала у ног второго ковбоя. Больше они не колебались – быстро отстегнули пояса с оружием и бросили их на землю.

– Отодвиньте их поДальше, – приказала Синтия. Недавний опыт пошел ей на пользу.

Мужчины подчинились. Синтия оттащила оружие и положила на землю около Розалинды.

– Вы, леди, пришли полюбоваться, как будут вешать этого мерзавца? – довольно любезно спросил один из ковбоев, кивнув в сторону Мэверика.

– Мы пришли предотвратить это, веско возразила Синтия, теперь стоявшая рядом с Розалиндой. – Отвяжите пленника и осторожно опустите его на землю.

– Что? Так вы явились освободить Монтану! Оба ковбоя в изумлении уставились на Синтию.

– Вы правы, – подтвердила она.

– Но здесь нет ни одного скотовода, у которого бы он не угонял коров!

– Думаю, у него были на это причины, – возразила Синтия и скомандовала: – А теперь положите его на землю.

– Или мы посмотрим, как вы умеете прыгать и плясать, – сказала Розалинда, снова направляя «кольт» на ковбоев.

Мужчины переглянулись, покачали головами и направились к Мэверику.

Синтия пристально наблюдала за ними, не осмеливаясь дышать. Гулкая ночная тишина окружала их, и ни один посторонний звук не нарушал ее. До сих пор им везло, но они еще не избежали опасности. Может быть, Мэверик так слаб, что не сможет идти или даже ехать верхом? Синтия упорно не хотела думать о том, что он, возможно, мертв. Ее ладони взмокли, а пистолет был невыносимо тяжелым.

Развязав последний узел, ковбои отступили назад. Мэверик медленно соскользнул на землю и оказался на коленях. У Синтии захватило дух. Жив он или мертв?

– Поднимите руки вверх и отойдите от него! – властно и жестко приказала Синтия ковбоям.

Они подчинились, не задавая вопросов.

Мэверик застонал, потряс головой, потом медленно и осторожно принялся сгибать и разгибать руки. Через минуту он снял бандану с лица.

Синтия почувствовала, как на глаза навернулись жгучие слезы. Вздох облегчения вырвался у нее. Они прибыли вовремя.

Мэверик поднялся на ноги. Ковбои попятились. Они оказались между Мэвериком и женщинами. Он наступал на них со сжатыми кулаками, а Синтия и Розалинда держали их на мушке. Ковбои остановились – бежать им было некуда.

– Вы, ребята, ступайте вон к тем деревьям. – Голос Мэверика был хриплым и резким, будто он разучился говорить. – Если не будете мешать нам, то, возможно, доживете до рассвета. Вы ведь знаете, чего я хочу?

Ковбои обхватили стволы руками. Мэверик накрепко привязал их к деревьям. Убедившись, что они не смогут вырваться, Мэверик подошел к Синтии, взял у нее «кольт» и обернулся к пленникам:

– Молитесь о том, чтобы наши пути больше никогда не пересеклись.

Ковбои кивнули – они были напуганы. Мэверик повернулся к Синтии:

31
{"b":"1846","o":1}