ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бегущая по огням
Веер (сборник)
Зеркало, зеркало
Знаки ночи
Каждому своё 3
Научись искусству убеждения за 7 дней
Музыка ветра
Страсть под турецким небом
Превышение полномочий
Содержание  
A
A

– О чем ты задумалась?

Синтия обернулась, чтобы посмотреть, кто задал ей вопрос.

– Вы меня испугали. Я не слышала, как вы приблизились.

– Я пришла из вигвама, – сказала пожилая индианка. Ее темные волосы, разделенные надвое и заплетенные в косы, украшало орлиное перо. На плечи поверх хлопчатобумажного зеленого, как мох, платья было наброшено пестрое одеяло. В ушах виднелись серьги из пестрых бусинок, шею украшало такое же ожерелье. Мокасины были расшиты бисером. В руках индианка держала веер из перьев.

– Вы друг Мэверика?

Эта пожилая женщина, перед которой Синтия робела, казалось, излучала силу и покой.

– Ты позволяешь своему разуму властвовать над сердцем?

– Не знаю. – Синтия чувствовала, что не может не ответить, будто ею управляла неизвестная сила. Она не поняла вопроса и не знала, почему должна на него отвечать.

– Почему ты не прислушиваешься к своим снам? Синтия сжала кристалл яки сквозь ткань блузки. Откуда эта женщина могла узнать о ее снах?

– Твоя подруга прислушалась к голосу своего сердца, когда послала тебе этот тотем.

Синтия прижала кристалл к груди.

– Откуда вы узнали?

– Я – Бегущая Вода. Я знахарка и давно живу на свете. Синтии стало не по себе. Неужели это женщина из ее снов? Она показалась Синтии знакомой.

– Не пугайте меня. – Синтия выпрямилась, стараясь не поддаваться робости. – Вы мне кого-то напоминаете. – Кроу? – улыбнулась Бегущая Вода. – Но наше настоящее имя иное. Мы называем себя абсарока, или Птичий Народ.

– Вы первая знахарка, которую я встречаю, но меня мучают повторяющиеся сны, в которых я вижу знахарей или лекарей. И вы напоминаете мне их.

– Хорошо, что ты готова поверить снам. Слушайся голоса сердца.

Бегущая Вода отвернулась от Синтии и переключила свое внимание на Розалинду, стоявшую возле дома со своими щенками и друзьями.

– Я согласилась учить девочку. Впрочем, она уже почти взрослая, – сказала индианка.

– Я рада. Она скучает по своей бабушке, и хорошо, что ей так нравится бывать в ваших вигвамах. Но я и не знала, что решение уже было принято.

Бегущая Вода оглянулась на Синтию:

– Мы быстро договорились. Мы на правильном пути и идем Верной Красной Дорогой.

– Хорошо, что вы продолжите учить Розалинду науке curandera.

– Она способная ученица. – Бегущая Вода устремила взгляд своих темных глаз на Синтию. – Мэверик говорит, что вы собираетесь записать о растениях все, что знает Розалинда.

– Надо сохранить эти знания и сделать их доступными для всех.

– Разве у бледнолицых такая короткая память? Синтия улыбнулась:

– Мы надеемся, что эти сведения не будут утрачены.

– Наш народ помнит свою историю. Мы передаем знания, накопленные веками, новым поколениям, – сказала Бегущая Вода.

– Разве люди способны все помнить?

– Этому надо учиться. Наш опыт не пропадает, а обретает другую форму.

Синтия покачала головой. Это было слишком загадочно для нее. Она не была готова воспринимать эзотерические знания и тем более обсуждать это.

– В своих книгах я попытаюсь отразить реальность нашего времени, чтобы ее не забыли, – объяснила Синтия.

Бегущая Вода кивнула:

– Мэверик хочет, чтобы я и другие знахари поведали тебе свои секреты и рассказали историю нашего народа и легенды.

Синтия сжала ее руки:

– Не знаю, сколько книг нам удастся продать, но по крайней мере все эти знания не исчезнут для потомков.

Она посмотрела на видневшиеся в отдалении вигвамы.

– Наверное, это сохранится уже недолго.

– Это уже ушло, – откликнулась Бегущая Вода. – То, что ты видишь, белый человек построил на руинах. Но еще больше разрушений будет впереди. Ведь англы стремятся к золоту.

– Мне искренне жаль.

Синтия безмолвно смотрела в бездонные черные глаза женщины, слов у нее не было.

– Я пришла сюда поговорить с тобой, – продолжала Бегущая Вода. – Мне нравятся твои планы, и я поделюсь с тобой кое-какими знаниями, теми, что доступны для понимания чужаков.

– Это замечательно, – улыбнулась Синтия. – Благодарю вас. Кажется, у меня появляется все больше причин остаться в Вайоминге.

– Я приглашаю тебя этим летом посетить Танец Солнца. Все люди абсарока сойдутся на этом празднестве. Там будут и Мэверик с Розалиндой.

– Благодарю за приглашение. Я побываю на вашем празднике, если к тому времени я еще буду здесь.

– Подумай о своих снах. Они удержат тебя на пути. Бегущая Вода наклонила голову в знак прощания и направилась к группе людей, собравшихся вокруг Мэверика.

Синтия смотрела ей вслед. В первый раз она поняла истинные масштабы катастрофы индейцев. Это было настоящим уничтожением народа. В этой бойне погибло от двадцати до тридцати миллионов местных жителей. Кто-то был убит, кто-то умер от голода и болезней, освободив таким образом место для белого человека. Синтия вздрогнула. А ведь еще уничтожены поголовья буйволов и других животных, множество растений, оказавшихся на пути к дешевым и доступным землям и ресурсам.

Синтия тоже была потомком иммигрантов, хотя и родилась в этой стране. Сумеет ли она когда-нибудь стать частью ее культуры? И сможет ли Синтия создать правдивую хронику истории индейцев для будущих поколений? Возможно, подумала она, перо окажется действеннее меча, С помощью книг, которые Синтия намеревалась издать, она завоюет внимание тысяч людей. Словами, которые она уже мысленно читала на страницах газет, она смогла бы передать отчаяние индейцев, их боль, которую заглушал дикий топот англов, рвавшихся к золоту и серебру. Синтии хотелось, чтобы все почувствовали истинный миролюбивый дух этого древнего народа.

Она оглянулась – вокруг простиралась прекрасная страна. Как можно было потерять ее? Возможно, она уже нашла свою Верную Красную Дорогу. Два последних дня Синтия провела, объезжая ранчо в обществе Мэверика. Они встречались с ковбоями, выслушивали их и пытались решить сложные вопросы. Синтия быстро привыкала и начинала любить эту землю и ее людей. И все же ей хотелось вернуться в Гус-Крик и поговорить с Хейзл о возможности напечатать первую брошюру. С каждой минутой, проведенной здесь, Синтия все больше верила в то, что все, к чему стремилась в жизни, она обретет здесь.

Но пока что Синтия не готова была связать себя долговременными обязательствами. Да и Мэверик не заговаривал о длительных отношениях, К тому же Рекс Далтон представлял серьезную опасность. А что, если выиграет он? Нет, она не хотела в это верить. Мэверик всегда одерживал победу. Нужно только правильно действовать.

Синтия оглянулась на гостей. Ей надоело одиночество и захотелось присоединиться к людям, собравшимся вокруг Мэверика. Наступило время решать, будут ли они жить в мире и покое или позволят такой разрушительной силе, как Рекс Далтон, изменить их образ жизни, натравив друг на друга. Синтия была готова принять в этом участие.

Когда гости разошлись и ранчо опустело, Синтия и Мэверик наконец нашли время друг для друга. Они сидели на одеяле возле едва покрытых рябью вод Гус-Крика. Свет почти полной луны окрашивал все в серебристые тона. Перекликались ночные птицы, квакали лягушки, и где-то в отдалении выл койот. Но они, молчали. На вечере было сказано так много слов, что теперь им хотелось просто насладиться миром и покоем ночи.

Они держались за руки, почти робея после столь шумного и многолюдного собрания, на котором приходилось решать серьезные вопросы и не было возможности уделить внимание друг другу. Долгое путешествие помогло Синтии и Мэверику обрести доверие и уважение друг к другу и к Розалинде. Оно также подарило им способность ценить минуты покоя и счастья.

Мэверик откашлялся, прочищая горло.

– И что ты думаешь о моих друзьях?

– Они мне понравились.

– Вы с Розалиндой тоже пришлись им по душе.

– Я рада.

– Думаешь, вы приживетесь на этой земле в окружении этих людей?

– Надеюсь, что да, но мне надо больше времени, чтобы вес решить. Я хочу поговорить с Хейзл. Смогу ли я поехать в город завтра? Я доберусь сама, не заблужусь.

47
{"b":"1846","o":1}