ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты есть у меня
Зависимые
Тайна моего мужа
Наше будущее
Сварга. Частицы бога
Короли Жути
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Тайная история
Да, Босс!
Содержание  
A
A

– Синтия? Иди сюда.

– Разденься, чтобы я могла видеть тебя. Он покачал головой.

– Если ты носишь мое клеймо, должен делать то, чего хочу я.

– Ты быстро учишься. Верно?

– И училась бы быстрее, если бы осталась жить на Западе.

Где-то в горле у него зародился низкий тихий смех. Потом он сорвал с себя черный кожаный жилет и отбросил в сторону, отстегнул пояс с пистолетами и отложил его, но недалеко, чтобы в случае необходимости можно было легко достать.

– Мило, – оценила его усилия Синтия, – но для полной ясности я должна увидеть больше.

Мэверик медленно расстегнул манжеты рубашки, она не сводила с него глаз. Мэверик чувствовал, что никогда прежде он не желал ни одной женщины так сильно, как ее.

Когда он освободился от рубашки, Синтия ощутила, как в глубине ее тела зарождается дрожь, трепет, и сделала шаг навстречу. Ей хотелось упасть на землю и получить от Мэверика все, чего требовало ее тело, но она сдержалась.

Мэверик расстегнул штаны, потом рывком сорвал с ног сапоги вместе со штанами и стоял совершенно обнаженный.

– Это именно то, о чем я думала, – услышал он голос Синтии. Ее голос был низким и хриплым, и он едва узнал его. – Иди сюда, ковбой.

– Можешь проверить, есть ли на мне клеймо.

Он крепко прижал ее к себе, и она, ощутив между бедер восставшую плоть, застонала. Его губы прильнули к ее рту, руками он ласкал ее спину, спускаясь все ниже – на талию и ягодицы. Она крепко прижалась к нему, потом приподняла ногу и погладила ею его икру. Синтия отчаянно желала слиться с ним, и сейчас ничто не имело значения, кроме страсти, которая управляла ею. Ей казалось, что все ее тело охвачено огнем и что только он способен потушить этот пожар. Мэверик поднял Синтию, держа за бедра, и проник в ее влажную глубину. Он ощутил содрогание, когда ее ноги обвились вокруг его талии. Она продолжала держать его руками и ногами, пока он двигался внутри се. Синтия нашла его рот своими губами и по мере того, как темп его движений ускорялся, целовала его со все большей страстью. И эта скачка продолжалась до тех пор, пока оба они не достигли вершины наслаждения. А потом на них снизошла тишина ночи.

Глава 19

На следующий день Синтия, Мэверик и Розалинда отправились верхом в Гус-Крик. К коновязи возле салуна было привязано несколько лошадей. По тротуару шли люди. Четыре мула тянули тяжело груженый фургон, направляясь из города куда-то к югу. Прохладный ветерок приносил аромат лета.

Мэверик помахал рукой знакомым и поехал по главной улице. Он следил за прохожими, «чтобы не пропустить молодчиков Рекса Далтона, замаскированных под ковбоев. Ему не хотелось, чтобы его застали врасплох, особенно когда он сам вознамерился взяться за Далтона.

Синтия тоже была начеку, хотя и не рассчитывала встретить Рекса в городе после вчерашней вечеринки. Его не пригласили, но она полагала, что сейчас ему уже все известно о пей. Наверняка его шпионы, переодетые ковбоями, побывали на празднике и доложили. Далтон был слишком умен и ловок, чтобы упустить из виду что-либо из происходящего в округе.

Синтия чувствовала себя прекрасно в блузке цвета лаванды и подходящей по цвету юбке с разрезами, в бежевом стетсоне и ковбойских сапогах. Она жалела только, что у нее не было такого костюма во время их тяжелого путешествия на юго-запад. Но по крайней мере теперь она ощущала себя превосходно. Синтия дотронулась до кристалла яки и мысленно пожелала, чтобы он продолжал приносить ей удачу.

Она посмотрела на своих спутников – Розалинду в повой розовой блузке и юбке с разрезами и Мэверика в привычной одежде скотовода – и подумала, что они представляют собой красивую кавалькаду.

Когда они достигли южной окраины городка, того его уголка, где находился дом Хейзл и располагалась редакция газеты «Гус-Крик эпитаф», из-за угла выскочил белый боров.

– Блю! – крикнул Мэверик и осадил лошадь.

Синтия и Розалинда тоже остановились. Но Блю промчался мимо, держа курс в другой конец городка. Тут же появилась Хейзл, несущаяся что есть духу и придерживающая свои юбки. Увидев Мэверика, она остановилась, но продолжала смотреть вслед Блю.

– В чем дело? – спросил Мэверик.

– Кто-то открыл ворота заднего двора и напугал Блю.

– Ты видела, кто это был?

Хейзл посмотрела на него округлившимися глазами:

– Нет, но ты-то как думаешь?

– Далтон не может быть сразу в нескольких местах.

– Но его наемники могут. Не думаю, чтобы ему понравилась редакционная статья в последнем номере «Эпитаф».

Мэверик хмыкнул:

– А всем остальным понравилась. Хейзл улыбнулась:

– Я на это и рассчитывала. Блю – это предупреждение. Следующей жертвой буду я.

– Вы думаете, Блю может пострадать? – спросила Розалинда.

– Да. – Хейзл прошла чуть дальше. – Но Блю знает цену, которую журналист может заплатить за публикуемые новости, особенно здесь, на границе штатов.

Она извлекла «кольт» 45-го калибра из складок юбки. – Блю привык к звукам выстрелов, и его голыми руками не возьмешь.

Розалинда улыбнулась:

– Этот боров по мне.

– Благодарю, – откликнулась Хейзл. – И сейчас, как мне кажется, Блю преследует преступников.

– Вы так думаете? – спросила Розалинда.

– Блю – очень умная свинья.

С этими словами Хейзл снова приподняла юбки и помчалась за своим любимцем. Мэверик приподнял шляпу.

– Я бы с самого начала напустил Блю на Далтона. Тогда неприятностей было бы меньше.

Синтия усмехнулась:

– Сейчас, я полагаю, нам не стоит отказываться ни от чьей помощи.

– Если бы вы наблюдали за животными, – вмешалась Розалинда, – вы бы заметили, что они очень чутко чувствуют опасность. – Она торжественна и важно кивнула. – Думаю, Блю показывает, что нас ждут неприятности и нам надо убираться из города.

Синтия и Мэверик снова усмехнулись. Розалинда покачала головой:

– Можете смеяться сколько угодно, но позже вы пожалеете, что не обратили внимания на предупреждение Блю.

– Возможно, ты права, – сказал Мэверик, – но у меня в городе неотложные дела.

– А я хочу поговорить с Хейзл о том, чтобы открыть издательство, – сказала Синтия.

– А мне следует пообщаться с Блю, – решила Розалинда. Мэверик взглянул налево:

– Надвигаются тучи. Похоже, что скоро пойдет дождь.

– Я не хочу промокать, – заметила Синтия, поднимая глаза на ярко-синее небо, по которому бежали белые пушистые облака.

– Немножко воды никому не может повредить, – решил Мэверик.

Несколько повторившихся пронзительных звуков заставили всех повернуть головы. Блю несся во весь опор, а за ним едва поспевала Хейзл. Когда Блю поравнялся с ними, он поднял рыло кверху, испустил тяжкий вздох и снова помчался вокруг дома.

– Он перевозбужден. Думаю, лучше с ним поговорить, – сказала Розалинда.

Она подъехала к коновязи перед редакцией «Эпитаф» и спрыгнула на землю, Бросив поводья на столб коновязи, Розалинда остановилась, держа руки на бедрах. Синтия тоже спешилась, привязала лошадь, потом оглянулась, ища глазами Хейзл, уже приближавшуюся к ним.

– Что случилось? – спросил Мэверик.

– Блю взял след в другой части города, но вокруг слишком много людей. – Хейзл казалась разочарованной. – Пусть лучше остается в доме со мной.

– Я побуду с ним на заднем дворе, – предложила Розалинда, делая шаг вперед. – Если я одолжу ваш «кольт», никто не посмеет приблизиться к нам.

Хейзл вопросительно взглянула на Мэверика.

– Розалинда умеет обращаться с оружием, но не думаю, что сейчас вам с Блю грозит опасность. Держу пари, что Блю всех распугал.

– Почему вы не запираете ворота? – спросила Синтия.

– В Гус-Крике это делать не принято, – сказала Хейзл хмурясь. – Прежде у нас не было в этом надобности, и я не собираюсь изменять своим привычкам. Если уж речь заходит о замках, я лучше перееду куда-нибудь.

– Неужели вы никогда не запирали свою контору или дом? – спросила удивленная Синтия.

49
{"b":"1846","o":1}