ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Синтия взяла черное кожаное портмоне под цвет ее туфель на низком каблуке и направилась к двери. Она набрала как можно больше воздуха и открыла дверь. Мэверик выглядел отлично. Похоже, он тоже принял ванну и сменил рубашку на другую, – красную, как потемневшая кровь. Она была ему к лицу и гармонировала с его загорелой кожей и черными волосами. Синтия вздрогнула, когда дверь за ее спиной захлопнулась. По всему ее телу разлился жар. Она положила руку на сгиб его локтя и неожиданно встретила ответную ленивую улыбку.

– Скучали по мне? – поинтересовался Мэверик.

– У меня не было на это времени. Я читала «Ангелов востока».

– Что это? – вскинул он бровь.

– Не думаю, что вы знакомы с романами Констанс Фенимор Вулфсон. Хотя она популярная романистка.

– Вы читаете книги?

Он покачал головой, будто это ему совсем не понравилось. Похоже, что она действительно была редактором, а ему хотелось, чтобы она оказалась простой доступной женщиной.

Синтия, хмурясь, смотрела на него.

– Я же вам сказала, что я редактор. Он пожал плечами:

– У меня в жизни есть вещи поважнее, чем чтение о событиях, которые не происходили в действительности.

В ней закипел гнев. Она стремительно отстранилась и убрала руку с его локтя.

– К вашему сведению, книги, повествуют ли они о вымышленных событиях или о реальных, столь же важны, как и любой жизненный опыт, – критически заметила Синтия.

Он изумленно поднял брови:

– Образование меняет человеческую жизнь, И вы можете получать знания как из романа, так и из учебника.

Она порывисто вздохнула и рванулась вперед:

– Авторы пишут, основываясь на опыте, исследованиях или истории. И то, что они пишут, доходит до тысяч людей. – Она снова глубоко втянула в грудь воздух. – А вы можете сказать, что чем-либо впечатлили тысячи людей?

Он покачал головой:

– Я никогда и не хотел этого. Я буду счастлив, если смогу впечатлить вас.

– Вы не принимаете меня всерьез.

– Конечно, принимаю. Вы серьезная леди. Мне следовало бы понять, что вы готовы вспылить, если что-то глубоко вас заденет или обидит.

– Что вы хотите сказать?

– Ну, например, то, что у вас рыжие волосы, а это как раз признак горячего нрава. – Уголок его рта пополз вверх в кривой ухмылке.

– Разве вы не слышали, что я сказала?

Теперь ее гнев уступил место смущению. Он снова предложил ей согнутую в локте руку и заставил ее опереться на нее. Потом повел по коридору.

– Вы любите читать. Что ж, я вас не осуждаю.

– Вы – что?!

Гнев снова охватил ее, но на этот раз она сдержала себя.

– Вы любите книги, а я предпочитаю коров и лошадей. Согласны, что такое может быть?

Она пыталась понять его логику.

– Да, думаю, это справедливо.

Синтия знала, что далеко не для всех чтение было столь важно, как для нее. Конечно, ей было гораздо приятнее свернуться клубочком за чтением, чем трястись на лошадиной спине. Но Мэверик не разделял ее интересов. И это разочаровало ее.

Они спустились по лестнице, пересекли холл и вышли из «Пыльного гуртовщика». Бархатная ночь охватила их и втянула в свою черноту. Кругом было темно, если не считать золотистого света, просачивавшегося из салунов и кафе, расположенных на главной улице Лордсберга.

– Даже если книги вас не интересуют, вы все-таки хотите, чтобы я издала историю вашей жизни. Не правда ли?

Она остановилась, чтобы заглянуть ему в лицо.

– Сделка есть сделка. И раз уж вам так угодно, я сдержу свое слово.

Он задумался о том, в чем же, собственно, их сделка заключалась. Впрочем, это значения не имело. Правда и честность ничего не изменили бы в его жизни и в отношениях с Синтией. Она верила в фантазии, ей нравилось мечтать. Если она хотела историю из жизни Дикого Запада, он мог ей помочь.

– Хорошо, – согласился Мэверик.

Она вздохнула с облегчением.

– А теперь давайте найдем какое-нибудь прелестное местечко, где мы сможем поесть.

Он искоса посмотрел на нее:

– Бифштекс с картофелем найти будет нетрудно.

– Я хотела бы что-нибудь еще, кроме бифштекса, если это возможно.

Пока они шли по дощатому тротуару, Синтия внимательно смотрела по сторонам, надеясь найти что-нибудь, соответствующее ее вкусам. Но ей не удавалось сосредоточиться. Ощущение жара, исходившего от его плоти и проникавшего сквозь тонкую ткань рубашки, отвлекало Синтию, сбивало ход ее мысли Мэверик показал на какое-то кафе через дорогу:

– Лонгхорн обслуживает здешних владельцев ранчо. Там хорошая еда. И вам не обязательно заказывать бифштекс.

Мэверик тут же пожалел о своем предложении. В этом кафе его могли узнать. К счастью, Синтию не заинтересовал этот вариант, и они прошли мимо, продолжая свой путь по дощатому тротуару. Она замедлила шаги возле каждого салуна и пыталась заглянуть внутрь сквозь завесу, образуемую дымом. Такие заведения, как эти, Синтия как раз мечтала описать в книгах. С интересом она разглядывала мужчин в ковбойских шляпах, сапогах со шпорами и женщин в атласных платьях. Реальность превосходила все ее ожидания и даже не дотягивала до того, что описывалось в дешевых романчиках. Наконец-то она нашла тот Запад, который был ей нужен. Но Мэверик увлекал ее дальше, и они проходили мимо мужчин, приподнимавших перед ней шляпы или смотревших вслед оценивающим взглядом.

Ее терзали противоречивые чувства. С одной стороны, она была рада, что Мэверик может обеспечить ее безопасность, потому что все эти ковбои выглядели устрашающе, но, с другой стороны, ей хотелось самой обследовать весь этот городок.

– Мы можем зайти в один из салунов, если вам так хочется, – предложил Мэверик.

– Не сейчас, – покачала она головой.

Они продолжали прогулку по тротуару, заглядывая в темные окна магазинов. Салуны манили запахом виски, металлическим бренчанием пианино, а также шелестом тасуемых карт, но они проследовали мимо. Дальше Главная улица заканчивалась.

– Смотрите, Мэверик! – Синтия остановилась перед небольшим магазинчиком, в котором помещалось и кафе, и указала на вывеску «Вдовий треугольник». – Какое славное название. И там подают чай.

– Чай. – В голосе Мэверика не было энтузиазма, но по крайней мере в этом заведении он никогда не был.

На окнах кафе красовались лиловые атласные занавески, отделанные кружевами цвета слоновой кости. Безделушки вроде фарфоровых ангелов, кроликов и сердечек, кружевные перчатки, мотки ниток, выкройки и другие изящные и полезные вещицы, способные привлечь леди, были выставлены на полках.

– Зайдем туда. – Она гипнотизировала его сияющими зелеными глазами. – Может быть, они подают к чаю булочки и мармелад?

Мэверик не тронулся с места. Он подумал, что лишится плотного обеда, и в животе у него заурчало.

– Нам нужно что-нибудь посущественнее, чтобы желудок не прилип к ребрам.

– Но на голодный желудок лучше спится.

Она открыла дверь. Приветливо прозвенел колокольчик, и Синтия вошла.

Молодая женщина в черном с белым воротничком и манжетами платье и в белом переднике появилась из-за кружевной занавески. Она протискивалась по узкому свободному пространству крошечного магазинчика, переполненного товарами, разложенными на столах и полках. В одном углу стоял круглый стол с двумя стульями. Он был накрыт цветастой лиловой с примесью цвета слоновой кости скатертью. На стульях лежали подушки из такой же ткани.

– Чем могу служить? – приветливо улыбнулась хозяйка.

– Мы пришли не за покупками. Мне очень хочется есть. На вашей вывеске написано, что здесь подают чай. Может быть, и булочки?

– Я Вайолет.

Женщина поправила свои темные волосы, как только увидела входящего в магазин Мэверика.

– А я Синтия.

– Джентльмен с вами?

От волнения Синтия забыла о Мэверике. Он настороженно оглядывал лавку. Синтия повернулась к нему:

– Как насчет чая?

Вайолет улыбнулась:

– Если вы сядете за столик, я буду рада обслужить вас. Сейчас заварю свежий чай, а булочки только что из печи. И у меня есть земляничный джем. Если хотите, я могу сделать для вас сандвичи с курятиной. А возможно, вы любите маринованные овощи... – Она запнулась. – Конечно, это будет стоить дороже.

5
{"b":"1846","o":1}