ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гром прогрохотал над самой головой, и Синтия открыла глаза. Полная луна уже соскользнула вниз и висела теперь в западной части небосклона. Близился рассвет. Синтия посмотрела на вершину холма, и у нее захватило дух. Из-за края площадки на вершине холма поднимались головы буйволов. Она принялась их считать: один, два, три... Отсюда она видела дюжину, возможно, больше. Остальные могли быть с другой стороны.

Синтия закрыла глаза. Ее фантазия восторжествовала над реальностью. Она тряхнула головой, потом посмотрела снова. Буйволы остались на месте, выделяясь темными силуэтами на фоне залитого лунным светом неба.

– Розалинда! – Синтия старалась говорить шепотом. – Думаю, буйволы пришли. Только я не понимаю, каким образом они вернулись на холм.

Синтия заметила, что часовые Далтона, подошедшие к краю площадки на вершине холма, начали исчезать один за другим. Внезапно пронзительный крик разорвал тишину ночи. Головы буйволов поднялись над краем холма, а под ними оказались люди в боевой раскраске индейцев кроу. Воинственный клич становился все громче и пронзительнее, по мере того как фигуры воинов-кроу пересекали площадку на вершине холма, направляясь к бандитам, собравшимся вокруг костра. Головорезы оказались достаточно прыткими, и некоторые из них успели выхватить свои «кольты», но ни одни из их пуль не попала в цель, потому что индейцы кроу окружили их. Никто не тронул Рекса Далтона. Он стоял, оцепенев от ужаса и, казалось, не верил своим глазам. Потом рука его потянулась к «кольту» на бедре, но выстрелить он не смог, потому что боялся угодить в кого-нибудь из своих людей, врукопашную сражавшихся с индейцами.

Буря разыгралась вовсю, завывал ветер, гремел гром, на сухую поверхность холма упали первые крупные капли. С востока надвигались облака.

В серебристом свете луны показалась мужская фигура, облаченная в кожаные штаны, чулки и мокасины. Лицо и грудь мужчины были раскрашены, но он не был индейцем.

– Монтана! – крикнул Далтон, хватаясь за «кольт». Но Мэверик опередил его. Он метнул нож, угодивший Далтону в руку и выбивший из нее револьвер. Тот, описав круг, пролетел над вершиной холма и упал на землю.

Далтон выхватил нож из-за голенища. Но у Мэверика оказался за поясом второй. Мэверик и Далтон следили друг за другом, не обращая внимания на схватку, продолжавшуюся в центре площадки. Синтия и Розалинда со страхом наблюдали, не в силах вымолвить ни слова.

– Кроу знают, что между нами будет честный поединок, и когда он закончится, победитель останется в северном Вайоминге, а проигравший его покинет. – Мэверик перебрасывал нож из одной руки в другую. – Никто не вмешается, пока исход поединка не станет ясен.

– Честно! – сказал Далтон и плюнул на землю. – Вот что я думаю о честности. Я отберу твое ранчо, оттесню с их земель индейцев в их резервацию и захвачу твоих женщин. – Белые зубы Далтона блеснули в улыбке. – У моих людей оружие, и они одержат победу.

– Не в этот раз, – возразил Мэверик, поднимая нож.

Далтон сделал к нему несколько шагов, усмехнулся и выхватил «дерринджср» из кармана жилета. Он выстрелил с близкого расстояния.

Мэверик упал на колени, зажимая правый бок левой рукой и держа нож в правой. Синтия и Розалинда в ужасе всхлипнули, но они ничем не могли ему помочь. Кроу все еще сражались с головорезами Далтона, и Мэверик у приходилось отбиваться одному. По его правому боку струилась кровь, но ему удалось подняться на ноги.

– Пожалуй, было бы лучше, если бы у тебя был шестизарядный револьвер, а то удача отвернется от тебя.

Далтон отбросил «дерринджер» и кинулся на врага, желая убить его.

Мэверик подстерегал каждое движение Далтона. Они бились и в пылу поединка приближались к краю площадки. Разразившаяся буря нещадно хлестала ветром и дождем, гремел гром, дрожала земля, а лунный свет, из серебряного ставший восковым, тускнел, потому что облака то и дело скрывали заходящую луну. Мэверик терял кровь. Она струилась по боку и впитывалась в кожаную одежду, но он не сдавался. Далтон наседал и наносил Мэверику все новые удары ножом, так что теперь уже и грудь Мэверика была в крови. Но и сам Далтон был ранен.

Синтия и Розалинда молча наблюдали за побоищем. Потасовка между индейцами и людьми Далтона близилась к концу. Ночь огласилась победными криками кроу.

Далтон на мгновение отвлекся, потрясенный поражением своих наемников, но тотчас же яростно набросился на Мэверика. Мэверик отступил на шаг, споткнулся о камень и упал на колено. Далтон сделал стремительное движение к нему. Но в этот момент облака в очередной раз закрыли луну, с неба посыпался град. Далтон поскользнулся и качнулся назад. Мэверик успел вскочить на ноги и ринулся на него. Их ножи замелькали, и вот они уже оказались на самом краю площадки. Кроу наблюдали за поединком, не двигаясь с места, несмотря на град, яростно молотивший по их телам.

Синтии было трудно поверить в то, что небо изливаем на них такую ярость, но ведь Мэверик предупреждал ее, что погода в Вайоминге непредсказуема. Она была рада уже тому, что они с Розалиндой оказались пол деревом и хоть отчасти были защищены от градин величиной с яйцо.

Град прекратился внезапно, и лунный свет снова омыл серебром вершину холма. При свете стало видно, что Далтон снова атакует Мэверика. Мэверик отвечал ударом на удар, стараясь увертываться от Далтона, но снова споткнулся о кусок льда. Далтон ринулся вперед, чтобы прикончить его, но в последний момент Мэверик сумел увернуться. Дал тон же, не рассчитав силы броска, с криком полетел вниз через край площадки. Он ударился о скалы в долине Гус-Крика и лежал неподвижно. Мэверик спрятал нож и зажал рукой рану, чтобы остановить кровь. Кроу подошли к Мэверику. Он повернулся и пожал руку каждому.

– Все кончено. Далтон мертв. Благодарю вас, братья. Теперь ступайте с миром. Армия Соединенных Штатов не должна узнать, что вы самовольно покинули резервацию ради последнего и окончательного сражения. Ковбои и скотоводы решат, что люди Далтона бежали из северного Вайоминга. А тех, кто погиб, похоронят.

– Возблагодарим народ буйволов. Они снова дали нам силу победить. Далтона склюют птицы. А с его людьми делай что хочешь. Тех, кто остался в живых, только связали ремнями.

Казалось, эти слова были произнесены всеми кроу разом, Потом они молча двинулись к краю площадки. Минутой позже головы буйволов скрылись в ночи.

Мэверик подошел к Синтии и Розалинде. Он мгновенно перерезал их путы, помог Розалинде подняться на ноги, Синтия стояла, опираясь спиной о древесный ствол, едва осмеливаясь поверить, что они живы и в безопасности. Она молча благодарила Бегущую Воду, и кристалл яки, и буйволов. Потом протянула руки к Мэверику, и он обнял ее. Ее слезы смешивались с его кровью.

Розалинда тоже прижималась к нему.

– Вы обе в порядке?

Он сделал шаг назад, чтобы лучше их видеть.

– Да, – ответила Синтия, пытаясь ощупать его раны. – А ты?

– У меня все заживет. – Он посмотрел на Розалинду: – Как насчет тебя?

– Я не ранена, а как там Блю? Мэверик усмехнулся:

– С ним псе хорошо.

Розалинда кивнула и вздохнула с облегчением. Мэверик посмотрел на Синтию и покачал головой:

– Лучше тебе выйти за меня, чтобы избежать подобных неприятностей. Тогда я смогу позаботиться о тебе.

Розалинда хмыкнула:

– Лучше нам одолжить Блю, чтобы он позаботился обо всех нас. Он единственный в северном Вайоминге, кто обладает здравым умом.

Все рассмеялись с облегчением. Мэверик стал серьезным.

– Я говорил вам обеим, что люблю вас?

– Тебе незачем это повторять, – улыбнулась Синтия. – Твои поступки говорят сами за себя. Они убедительнее слов.

– А я это знаю потому, что правильно оценила нашу историю, – добавила Розалинда.

Эпилог

Мэверик очнулся от сна. Сердце его бурно билось, а бой индейских барабанов отдавался в ушах.

С минуту он не мог вспомнить, где находится, потом заметил, что его окружает роскошь отеля «Виндзор». Он даже узнал комнату, потому что настоял на том, чтобы ему выделили тот же номер, что и в прошлый раз, когда он впервые пил шампанское с Синтией. Только в этот раз второй комнаты не было и в дальнейшем, решил он, никогда будет.

54
{"b":"1846","o":1}