ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Почему Жан-Клод так с ней обошелся?

Девушка печально склонила голову. Ею бесцеремонно воспользовались, потом отбросили за ненадобностью, и роскошь окружающей обстановки словно подчеркивала, что Жанетта всего лишь красивая игрушка. Больше всего на свете ей хотелось никогда не видеть Жан-Клода.

В двери повернулся ключ. В полной тишине звук показался таким оглушительным, что Жанетта оцепенела от ужаса. Она боялась вздохнуть, пока не услышала, что дверь осторожно открывается. Тогда она выскочила из ванны, расплескав воду, и за неимением другой одежды натянула на себя грязный пеньюар. Увы, тончайшая ткань намокла и облепила ее тело. Она затравленно огляделась в поисках хоть чего-нибудь, чем можно было бы прикрыться.

Раздался звук быстрых шагов, дверь открылась…

– Куинси Жерар! – изумленно вскричала она.

Черные глаза обожгли ее взглядом. Сверкнула белозубая улыбка.

– Кажется, я не вовремя…

Куинси только что обсудил с братом условия, на которых Жанетта может получить свободу. Как он и ожидал, речь шла о выдаче Лиса. В ответ он потребовал доказательств того, что девушка и в самом деле находится в замке. Жан-Клод с глумливой ухмылкой передал ему ключ.

– Как ты здесь оказался? Немедленно убирайся! Куинси только шире улыбнулся, и в его взгляде появилось что-то хищное. Жанетта отшатнулась, взгляд ее заметался по комнате. Этот человек был ей хорошо знаком, но он ничем не напоминал того Куинси Жерара, которого она знала в детстве. Он изменился так разительно, что кровь леденела в жилах. Разумеется, он явился сюда за ней! Но что ему нужно?

Внезапно она заметила шрам на щеке. Точно такой же был и у незнакомца с постоялого двора, и у предводителя разбойников!

– Боже мой, это же Лис!

Жанетта бросилась бежать. Незваный гость одним прыжком поймал ее, как хищник добычу. Каким-то чудом ей удалось вырваться, однако не успела она достигнуть двери, как та захлопнулась и ключ повернулся в замке. Инстинктивно она побежала в спальню и, открыв окно, посмотрела вниз – она забыла, что внизу отвесный обрыв! Тогда она повернулась к нему – бледная, с расширенными от ужаса глазами.

Куинси стоял у двери, беззастенчиво скользя взглядом по облепленному влажной тканью телу Жанетты. Глаза его горели. Громадная кровать не столько разделяла их, сколько предлагала себя для наслаждения. У девушки вырвался жалобный стон загнанного животного.

– Прошу тебя, умоляю!.. – едва выговорила она в страхе и отчаянии.

Что за дьявол вселился в некогда сдержанного, привыкшего владеть собой Куинси Жерара? Что за роль он играл сейчас? Лиса? Бродяги из таверны?

– О чем же ты просишь? – осведомился он с иронией. – И даже умоляешь?

Жанетта вспыхнула так, что краска залила не только лицо, но и шею, и грудь.

– Я тебя не понимаю, Куинси! Ты что – потерял рассудок?

– Ах, Жанетта, Жанетта…

В голосе, словно намеренно для контраста с безумным пламенем глаз, прозвучала ласка. И в тот же миг Куинси сделал рывок в сторону, огибая кровать. Жанетта испуганным прыжком взлетела на это громадное сооружение – и тотчас поняла, что совершила ошибку. Перина была слишком мягкой, она подалась под ней, как коварная ловушка, не давая оттолкнуться, не позволяя соскочить.

– Жан-Клод! Где ты? Помогите кто-нибудь! – закричала Жанетта, падая на атласное одеяло.

Ладонь зажала ей рот, и могучее тело придавило ее сверху.

– К чему столько шума? Я тебе ничего плохого не сделаю.

Жанетта перестала извиваться – она устала и очень хотела ему поверить. Ладонь тотчас приподнялась.

– «Я тебе ничего плохого не сделаю»! – передразнила она. – А после этого насилуют!

– Насиловать тебя никто не собирается.

– Кто это говорит? Лис? И ты ждешь, что я поверю разбойнику?

– Почему бы и нет, раз он явился сюда спасти тебя.

– Чего ради? – прошипела Жанетта и приготовилась снова звать на помощь.

Ладонь вновь опустилась, зажимая ей рот. Жанетта начала сопротивляться изо всех сил, и чем дольше билась, выгибалась и бросалась из стороны в сторону, тем больше Куинси терял голову. В его руках была женщина, которую он всегда хотел целовать, ласкать, которой хотел обладать. Его захлестнула темная сила желания. Наконец, махнув рукой на все свои благие намерения, он впился губами в открытый для крика рот Жанетты, целуя ее, как никогда прежде не целовал ни одну женщину. Сначала в этом поцелуе была только ласка, а затем безумная страсть. Сам того не сознавая, Куинси вложил в него всю свою давнюю тоску, всю любовь, все физическое влечение. Ошеломленная, Жанетта начала робко отвечать на поцелуй. Ее ответная страсть окончательно одурманила Куинси.

На плечо опустилась рука и рванула его прочь. Со сдавленным рычанием он повернулся и нанес удар, но Жан-Клод успел отскочить.

– Промахнулся, братец! – заметил он со смешком. – Надо быть хладнокровнее.

Куинси неуклюже выбрался из мягких тисков перины, мрачно заправил за пояс выбившуюся рубашку и нашел взглядом Жанетту, Она сидела, подтянув колени к груди, и не сводила с него изумленного взгляда. Губы ее припухли от поцелуев, аметистовые глаза смотрели испытующе, стараясь заглянуть ему в душу. Куинси подумал, что с радостью позволил бы ей читать там, как в книге. Никогда еще Жанетта не смотрела на него так, никогда он не был для нее предметом интереса, и от этих мыслей сладостная дрожь пронзила все его тело.

– Теперь-то я тебя поймал, – медленно произнес Жан-Клод. – Держу пари, ты спишь и видишь, как бы заполучить все, что я имею: поместье, титул, положение законного наследника… и мою женщину. Думаешь, все это так просто отнять?

– А по-твоему, все это дается по заслугам? – хмыкнул Куинси. – Если бы это было так, ты бы шатался в одной компании с портовыми нищими.

– Ну хватит! – буркнул Жан-Клод, мрачнея. – Вернемся к нашим делам. Тебя все еще интересует эта рыжая потаскушка?

Жанетта вскрикнула, но ни один из братьев не посмотрел на нее. Их взгляды не отрывались друг на друга.

– Возможно, – наконец произнес Куинси.

– «Возможно», скажите на милость! Я не слепой. Появись я на пару минут позже, и вы уже слились бы в экстазе! Не валяй дурака, ты же всегда хотел ее!

На лице Куинси не дрогнул ни один мускул: он решил отыграть эту сцену к своей максимальной выгоде. От этого зависела свобода Жанетты, хотя сама она и не подозревала об этом.

– О чем речь, Жан-Клод? Хочешь ее продать?

Пусть подпишет себе ответом окончательный приговор в ее глазах!

– Ну зачем так грубо! – Жан-Клод улыбнулся с обманчивой мягкостью и удобно устроился в кресле. – Скажем так: она в моих руках, ты не против ее заполучить, а я – человек практичный, но великодушный. Истинная любовь всегда способна тронуть мое сердце.

Откровенно забавляясь, он перевел взгляд на лицо Жанетты, где растерянность постепенно уступала место ужасу и отвращению. «Что за дурочка», – подумал он с извращенной нежностью.

– В таком случае назови цену. Если только она не слишком высока.

– Моя цена тебе хорошо известна! – отрезал Жан-Клод. – Мне нужен Лис, и нужен как можно скорее! Решай, Куинси! На одной чаше весов этот разбойник, на другой – роскошная женщина.

Девушка ахнула. Жан-Клод наградил ее сердитым взглядом.

– Но как же ты можешь?! – крикнула она. – Ты же говорил…

– Да замолчи ты! – прикрикнул он, вскочил и принялся раздраженно мерить шагами спальню.

Куинси встревожено глянул на Жанетту. Если Жан-Клод все еще дорог ей, она без колебаний выдаст его. Нужно было срочно перевести разговор в другое русло.

– Один вопрос, – сказал он поспешно. – Она все еще невинна?

Стоило этим словам вырваться, как сердце бешено заколотилось в груди. Куинси отчаянно пожелал, чтобы Жанетта досталась ему невинной. Жан-Клод бросил на него проницательный взгляд и разразился довольным смехом. Для него это был поистине момент триумфа.

– Боюсь, что…

– Жан-Клод, не нужно!

Неизвестно почему, но Жанетте совсем не хотелось, чтобы Куинси Жерар узнал о ее позоре.

22
{"b":"1847","o":1}