ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Перестань! Откуда тебе знать, что мне нужно? – Она робко потянулась и положила руку ему между ног. – Я хочу тебя. Видишь?

И так как Куинси все еще хмурился, Жанетта потянула его на постель, опустилась сверху и принялась поддразнивать, прикасаясь губами к губам и отстраняясь при первой же попытке к поцелую. Игра всерьез взволновала ее, и она начала целовать его подбородок, шею и все тело, спускаясь ниже и ниже. Это не продлилось долго, Куинси опрокинул ее на спину. Ее заново поразила его дикая, почти звериная страсть, приносившая ей такое несказанное наслаждение. Она не могла поверить, что и сама способна на подобное. Как и в первый раз, она чуть не лишилась чувств в момент экстаза.

– Так не пойдет, – сказал Куинси позже, когда они отдыхали в объятиях друг друга. – Совсем недавно я отдал бы все, чтобы услышать ох тебя признание в любви, но вдруг оказалось, что все не так просто. Ты понятия не имеешь, кто я и чем занят. Ты знаешь, что я выступаю под прозвищем Лис, но не знаешь почему. Я не могу дать тебе ни дома, ни покоя, ни семьи – ничего из того, что нужно женщине. Словом, я совсем не подхожу тебе.

– Нет, подходишь! – возразила она, крепче прижимаясь к нему.

– Моя жизнь – это история мальчишки, который рос с клеймом отщепенца, потому что не был зачат в законном браке, и, в конце концов, вырос в человека жестокого и озлобленного, У него не было ни имени, ни имущества – ничего, что можно передать своим детям. К счастью, он понял, что кое-кому живется и похуже, и вместо того, чтобы лелеять обиду на жизнь, стал помогать другим. Более того, он бросил вызов порядку, который едва не сломал его. Скоро этот порядок рухнет, придет другой, лучший, и тогда каждый будет иметь права, каждый станет сам себе хозяином!

Жанетта слушала его и краснела от стыда за то, как носилась со своими чувствами и как мало интересовалась чувствами других.

– Но есть одна загвоздка, – продолжал Куинси печально. – Что бы ни совершил этот отщепенец, чего бы ни добился, он несчастлив, потому что носит в себе давнюю боль. Носит с тех пор, как отдал свое сердце девушке с глазами цвета аметиста.

Вместо слов Жанетта поцеловала его во влажное плечо.

– Да, я любил тебя еще тогда, когда ты была совсем девчонкой, но мне и в голову не приходило, что у этой любви есть будущее. Ты всегда была этакой маленькой аристократкой, прямо-таки созданной для Жан-Клода. И, я думаю, ты не так уж изменилась. Твое место в своем кругу, от которого я далек, а тебе лучше держаться подальше от людей, с которыми я имею дело. Близится смута. Я хочу, чтобы ты была в надежных руках. Со мной тебе оставаться небезопасно.

– И чьи же руки ты считаешь надежными? Алена? Жан-Клода? – спросила девушка с горькой иронией.

– Нет, конечно! Мне невыносимо даже представить тебя в объятиях любого из них. За то, что они прикасались к тебе, я бы без колебаний убил их – особенно де Виньи. Я знаю от Жан-Клода, что он принудил тебя принадлежать ему.

– Значит, ты думаешь, что я с готовностью бросилась в объятия Жан-Клода?

– Я не хочу об этом думать! – отрезал Куинси, отводя взгляд.

– В какой-то мере и он принудил меня. Я ведь… понимаешь, я не испытывала желания, Куинси… только в твоих объятиях…

Слова вырвались сами собой, но они были чистой правдой.

– Я думал, ты была счастлива подарить себя Жан-Клоду.

– Можешь не верить мне, но с ним я думала о разбойнике в плаще и маске!

Куинси привлек девушку к себе и долго не отрывался от ее губ.

– Что же нам теперь делать? – произнес он наконец.

– Быть вместе!

– Невозможно! – воскликнул он с невыразимым сожалением. – Грядет кровопролитие! Но даже если обойдется без крови, за Лисом охотится сам интендант, не говоря уже о де Бомоне. Мы не можем быть вместе – и точка! Я не хочу, чтобы ты пострадала.

– Значит, ты предпочитаешь, чтобы я стала женой де Виньи?

– Нет! Но и оставаться рядом со мной ты не должна. Марсель напоминает пороховую бочку, и вот-вот последует такой взрыв, что все полетит в преисподнюю.

– Тогда у меня нет другого выхода, кроме как вернуться в замок отчима и пойти к венцу.

– Что за положение! Я не хочу, чтобы ты досталась другому, и не могу оставить при себе!

– Позволь мне найти выход. Увидишь, я не буду тебе обузой.

– Я не могу вовлечь тебя в свою жизнь. Это слишком опасно.

– Ты уже вовлек меня. Разве нет? – засмеялась Жанетта.

– Пока ты ничего не знаешь, ты не представляешь ни ценности для моих врагов, ни угрозы для нашего дела. Сегодня тебе придется остаться здесь, с Марго. Как только она вернется, я уеду. Нужно уладить это Дело с Жан-Клодом.

– Лис?

– Да. Здесь ты в полной безопасности. Об этом доме знают немногие, и притом в тех кругах, где мой брат никогда не вращался. Позже я увезу тебя из Марселя.

– Берегись Жан-Клода, он…

– Я знаю, каков он. Но ведь и Лис – не простак, верно?

– Я буду тревожиться.

– Если будешь со мной, тебе придется тревожиться слишком часто.

Взгляд черных глаз стал мягким, ласковым, и Жанетта вдруг поняла, что таилось в их глубине все это время. Любовь. Она надеялась, что ответная любовь светится сейчас и в ее глазах тоже.

Глава 17

– И таким образом уже сегодня ночью Лис окажется в наших руках! – торжествующе закончил Жан-Клод, хотя глаза его при этом оставались холодными. – Превосходно! Выпьем за это!

Маркиз де Бомон сделал широкий жест в сторону графинчика с любимым напитком и поднял свой стакан салютуя предстоящей удаче. Отпив немного, он с минуту наслаждался огненным привкусом коньяка на языке, потом, вдруг сдвинул брови.

– А что, если Куинси Жерар решил обвести нас вокруг пальца? Если его сведения ничего не стоят?

– Такая вероятность всегда существует, когда приходится иметь дело с человеком низкого происхождения. Но, сами видите, Куинси готов на все ради своей красотки.

– Ее отчим и жених докучают мне с поисками.

– Это вполне естественно, – усмехнулся Жан-Клод. – Как только Лис будет схвачен, я потребую Жанетту обратно.

– Но это не значит, что ты ее получишь.

– Она сама прибежит ко мне, как собачонка, потому что в противном случае я погублю ее репутацию, и все от нее отвернутся. Малышке придется поддержать нашу версию о том, что она была похищена негодяем Лисом.

– Мне нравится, как ты все обстряпал, – задумчиво произнес маркиз. – Ты заслуживаешь награды. Как только я свалю интенданта и приберу к рукам власть, «Сангуин» вернется к тебе.

– Благодарю. Это даст мне возможность подумать о брачных узах. Я уже присмотрел себе жену.

Де Бомон окинул Жан-Клода испытующим взглядом. Возможно ли, что речь идет о Лоретте? Он решил, что это неплохая идея. Надежный, верный, покладистый зять будет очень кстати новому интенданту Марселя. Он кивнул, соглашаясь. Жан-Клод подавил усмешку, хорошо понимая ход мыслей своего покровителя.

– Что ж, ждите хороших вестей, – сказал он, быстро опустошив свой стакан, – а я еще должен о многом позаботиться. Надо, чтобы все прошло гладко.

– Разумеется. Твое рвение так понятно! Годы идут, пора подумать о наследниках.

– Вполне согласен.

Жан-Клод покинул кабинет маркиза и на сей раз не скрываясь направился в комнаты Лоретты, думая о том, что девочка расцветает прямо на глазах, Из нее выйдет большая шалунья, если она уже сейчас, в столь юном возрасте, не чает прыгнуть в постель к мужчине. Почему бы не пойти навстречу, раз уж ее отец не имеет ничего против их союза? Да и чего ради ему быть против? Разве он, Жан-Клод д'Арси де Сангуин, не принадлежит к старинному и знатному роду?

Перед мысленным взором возникло видение: обнаженная Жанетта в постели, ласки, которые она ему дарит, кокетливое сопротивление.

Что ж, Жанетта достанется Алену де Виньи… на время. Рано или поздно с ним придется свести счеты, и тогда в игру вступит он – чтобы утешить молодую вдову. На Жанетте совсем не обязательно жениться, чтобы ею обладать, она всегда принадлежала ему душой и телом.

31
{"b":"1847","o":1}